логин:    пароль: Регистрация
Вы здесь:
  
Чем хуже, тем лучше Беседовал Роман КУЛЬЧИНСКИЙ - «Контракты» №22 Июнь 2007г.

Президент Ассоциации украинских банков Александр Сугоняко уверяет, что на политические потрясения банки отреагировали ростом активов


10 секунд на чтение

В интервью Контрактам Александр Сугоняко рассказал о том, что:

1) кризис ограничивает возможности команды Николая Азарова

2) западные банки стимулируют импорт

3) рынок столичной недвижимости перегрет

4) у Государственной службы охраны мощное лобби

Здоровые формы

Как влияет политический кризис на работу банковской системы?

— Вообще банки отреагировали на политические потрясения ростом активов — с 337 млрд грн в начале апреля до почти 393 млрд грн в начале мая. Обязательства за соответствующий промежуток времени выросли с 299 млрд до более чем 346 млрд грн, совокупный капитал — с 38,8 млрд до почти 47 млрд грн. И динамика всех этих показателей, несмотря на обострение ситуации в стране, положительна, причем темпы роста больше, чем за аналогичный период 2006 года. Даже объемы срочных депозитов физлиц (в начале мая составляли почти 92 млрд грн) растут — плюс 12,2% за четыре месяца. Украинские граждане уже привыкли к политическим потрясениям. Лишь один банкир рассказал мне, что желающих открыть депозиты стало меньше после обнародования Указа президента о роспуске Верховной Рады. Кстати, несмотря на политические перипетии, прибыльность банков по сравнению с 2006 годом возросла в 2,2 раза.

Первый вице-премьер Николай Азаров подчеркивал, что политический кризис отрицательно влияет на экономическое развитие. За счет чего возрастает прибыльность банков?

— Я не говорил бы о прямой связи между политической стабильностью и ростом экономики. Отдельные западные ученые даже пытаются доказать, что эта связь обратная. На мой взгляд, существующий рост в Украине вызван двумя факторами. Во-первых, инвестиции в экономику, сделанные после оранжевой революции, дают результаты. Во-вторых, курс правительства Януковича на поддержку крупного бизнеса себя также оправдывает.

Именно благодаря существующим темпам роста и инерции экономика не реагирует на политические потрясения. А беспокойство Николая Яновича вполне естественно — экономика, зависимая от ручного управления, очень уязвима. Ведь кризис государственного управления разрывает связи между теми, кто принимает решения, и структурами, зависимыми от бюджетного финансирования. За время премьерства Юрия Еханурова все поняли, что чем меньше бюрократы вмешиваются в экономику, тем для нее лучше. И очень хорошо, что благодаря политическому кризису административные возможности команды Николая Азарова ограничены. На самом же деле Украина находится в очень удобной ситуации для проведения конструктивных реформ, проблема в том, что правительство не знает, зачем они нужны.

Вместе с тем владельцы украинских ФПГ понимают, что элементарная стабилизация в стране (не говоря уже о ее демократическом прогрессе) увеличивает стоимость их активов в несколько раз. Именно поэтому, кстати, кризис вялотекущий, никто не хочет прибегать к радикальным действиям. И Виктор Янукович, и Виктор Ющенко время от времени подают успокоительные сигналы бизнесу. За политиками стоят силы, которым не нужна эскалация конфликта, в том числе и банкиры.

Корни противостояния — капиталисты-бюрократы и, в определенной мере, крупный бизнес, переживающий кризис мировосприятия. Олигархи, которые до недавнего времени были сосредоточены на перераспределении собственности, бюджетных ресурсов и получении льгот, сейчас чувствуют, что их краткосрочные интересы мешают развиваться им и стране. Появляется понимание, что судебная власть должна быть независимой, правила игры — одни для всех, права инвесторов — защищенными от произвола контролирующих органов и т. д. Надеюсь, что это понимание будет реализовано в конкретных политических и законодательных решениях. Существующий кризис конструктивен по своей сути, политики-бизнесмены пытаются найти ответ на вопрос, как перейти от защиты бизнес-империи через политическую крышу к защите через нормы закона. Подвести все локальные «крыши» под одну, экономически универсальную, — задача не из легких.

Финансовая экспансия

По данным Нацбанка, треть банковского капитала в Украине принадлежит иностранным финучреждениям и их доля растет. Чем обусловлена эта тенденция и какими могут быть ее последствия?

— Неспособность власти создать благоприятные экономические условия заставляет собственников (кстати, не только банкиров) продавать бизнес. А иностранцы предлагают суммы, которые недавно были для наших собственников заоблачными, в отдельных случаях банкирам предлагают деньги, которые в 5-7 раз превышают номинальную капитализацию их бизнесов. Владельцам банков приходится оценивать риски дальнейшей работы и выбирать между деньгами уже сейчас и неопределенной перспективой (в частности, навязчивыми просьбами кредитовать определенные учреждения). Хотя в последнее время желающих продавать финучреждения стало меньше, спрос на украинские банки высокий, но наши собственники спокойнее относятся к интересным предложениям иностранцев, обсуждают цену и надеются, что экономика в Украине будет рыночной не в теории, а на практике. Торгуются и правильно делают.

Вместе с тем нужно понимать, что украинская банковская система функционирует не хуже, чем центральноевропейские аналоги. А предел проникновения иностранного капитала в систему должен зависеть прежде всего от экономической политики государства. Существующий показатель проникновения — нормальный, если власть считает приоритетным развитие отечественного бизнеса (особенно малого и среднего) и строит экономику, ориентированную на внутреннее потребление. Иначе увеличение удельного веса иностранного капитала в банковской системе будет иметь необратимые последствия для отечественного бизнеса, типичный пример — Польша. К сожалению, наша политическая элита до сих пор не может сориентироваться, к чему она стремится и какую экономику строит. Она недозрела до понимания необходимости сохранения контроля местного капитала над общественными инфраструктурами, в частности финансовой.

Чем именно доминирование иностранного капитала в банковской системе угрожает бизнесу?

— Западные банки, которые заходят в ту или иную страну, обычно работают со своей клиентурой (как правило, связанными с ними компаниями) и стремятся зарабатывать на марже. Для них интересно потребительское кредитование (что, кстати, стимулирует импорт), и они едва ли будут кредитовать украинских производителей, хотя бы из-за высоких рисков. Показательно, что Евросоюз требует от нас полностью открыть финансовый рынок, хотя удельный вес иностранного капитала в банковских системах стран ЕС обычно не превышает 25%. Было бы неплохо, если бы наши регуляторы, говоря о конкурентной среде, учитывали тот факт, что западные банки способны получать финансовые ресурсы у материнских учреждений под 2-4% годовых, а украинские банки получают их от населения под 8-9%. Понятно, что на динамичных рынках потребительского и ипотечного кредитования позиции иностранцев намного лучше, чем наши.

Вы за или против укрупнения банков?

— Я против искусственного укрупнения, на котором настаивают те, кто готовит почву для прихода в Украину иностранного капитала. Концентрация капитала в Украине будет происходить, но ее не нужно ускорять (как это делают под давлением извне), однако и замедлять ее тоже не следует. Банковский капитал является отражением экономики, и его концентрация в Украине напрямую связана с объединительными процессами в ней. И не стоит их катализировать под лозунгами защиты интересов клиентов. Хотя концентрация капитала в банковской системе Украины низкая — в развитых странах 3-4 банка держат до 80% активов, а в нашей стране финучреждения первой десятки — приблизительно 50%. Но это норма для такой экономики, как наша.

Вечные вопросы

Есть ли предпосылки для снижения кредитных ставок в Украине?

— К сожалению, для радикального — нет, ведь, с одной стороны, наши граждане не готовы класть деньги на депозиты менее чем под 14-16% годовых в гривнях. С другой — в Украине очень высокие риски, банки должны учитывать, что при имеющейся судебной системе очень сложно вернуть деньги, что заемщик, точнее — его платежеспособность обычно зависит от лояльности чиновников разных уровней и т. д. Соответственно, цена на деньги в Украине очень высока, что, кстати, привлекает иностранцев.

Почему иностранцы не демпингуют?

— Им это невыгодно, у них и без того есть конкурентное преимущество — дешевые и длинные ресурсы.

НБУ крайне встревожен временным разрывом между активами и пассивами украинских банков, а также тем, что они привлекают депозиты в основном в гривнях, а кредиты выдают в долларах. Насколько все это угрожает стабильности банковской системы?

— Временной разрыв между активами и пассивами — это тема, которая постоянно в поле зрения не только НБУ, но и в первую очередь банков. Это высокий профессионализм — держать баланс активов-пассивов и по валютам, и по срокам. Безусловно, покупая валютные ресурсы за рубежом и продавая их в Украине, отечественные банки рискуют. В данном случае НБУ не способен закрыть тему заимствований за рубежом хотя бы потому, что на нашем рынке нет дешевых и длинных денег. Основная причина — недоразвитость небанковского финансового рынка. Остается надеяться, что при неблагоприятных условиях в Украине или за рубежом отечественные банки справятся с валютными рисками.

Перегрет ли, по вашему мнению, столичный рынок недвижимости?

— Считаю, что да. Например, если бы год назад вы положили $100 тыс. на депозит, то по итогам года получили бы, приблизительно $10 тыс. прибыли. Если инвестировали бы $100 тыс. в квартиру и сдали бы ее в аренду — имели бы $350 в месяц и $4,2 тыс. годового дохода. Почему один и тот же капитал дает разную прибыль? Ответ — в форме квартиры он имеет стоимость приблизительно вдвое ниже.

Как может повлиять обвал рынка недвижимости на банковскую систему?

— Несущественно. Доля ипотечных кредитов в общих активах банков не превышает 10%, хотя в отдельных банках она переходит отметку в 30%, для таких банков существенное падение цен на недвижимость станет серьезным испытанием.

Когда может произойти обвал рынка?

— Я об этом не готов говорить. Его можно будет спустить на тормозах, если власть и банки к этому подготовятся, и кризис может быть глубоким, если инвесторов оставят один на один с застройщиками, которые будут нести убытки. Пострадают в первую очередь инвесторы.

Как в ближайшее время будет вести себя американский доллар?

— Как валюта хранения и накопления он утратил привлекательность. Уровень инфляции доллара иногда даже выше, чем гривни. Вместе с тем резкое падение доллара маловероятно, ведь Китай, Япония, ЕС зависимы от его курса. Фактически все мировые игроки заинтересованы в эволюционном разрешении кризиса доллара и работают на это.

Каким образом ваша Ассоциация лоббирует интересы банков, например, на уровне Верховной Рады?

— Прежде всего согласовываем системные позиции внутри Ассоциации: вместе, как говорится, легче. Частные интересы АУБ не лоббирует, только системные. Отслеживаем все законопроекты, касающиеся банков, и рассматриваем их с позиции соответствия интересам банковской системы.

Объясните механику проведения законопроектов общественной организацией?

— Во-первых, согласовываем законопроект с Нацбанком, банками, потом совершенствуем со специалистами комитета ВР по вопросам финансов и банковской деятельности. Обычно законопроекты, касающиеся банков, перед вынесением на рассмотрение парламента визируются специалистами АУБ, НБУ и передаются профильному комитету ВР.

При этом Нацбанк следит за тем, чтобы позиция регулятора была учтена, мы защищаем системные интересы, а депутаты координируют этот процесс. Если нужно, выступаем на заседаниях непрофильных комитетов. При поддержке регулятора проводить законопроекты легче. Хотя иногда приходится встречаться с лидерами фракций и объяснять им, зачем нужен тот или иной законопроект. Но при этом нам очень помогают депутаты, которые имели или имеют отношение к банковскому делу.

Сейчас, например, помогает Станислав Аржевитин — председатель совета АУБ, раньше мы тесно сотрудничали с Сергеем Буряком, благодаря которому был принят Закон о защите прав кредиторов. Хорошие отношения у нас с регионалами Владимиром Макеенко и Виталием Хомутынником. В общем, осечки бывают, но очень редко. Кстати, до сих пор не можем сломать монополию Государственной службы охраны на пользование нарезным огнестрельным оружием, у нее мощное лобби.

Как лоббируете принятие определенных решений на уровне НБУ?

— Стратегически наши интересы совпадают — будь-то вопросы капитализации или же валютного кредитования, рисков, прозрачности собственности. Дискуссии идут на уровне технологий, выбора пути достижения общих целей, и такой диалог продуктивен. Мы не дискутируем по целям, и это главное. НБУ слышит банки, а мы это ценим.


Карьера лоббиста

С 1993 г. — президент Ассоциации украинских банков

1990 г. — народный депутат

1986 г. — преподаватель политэкономии в Житомирском филиале КПИ

1979 г. — рабочий, мастер, начальник цеха, начальник Житомирского районного узла связи

1977 г. — служба в армии

1975 г. — окончил Винницкий политехнический институт, рабочий Кировоградского завода радиоизделий

1953 г. — родился на Черниговщине

Вы здесь:
вверх