логин:    пароль: Регистрация
Вы здесь:
  
Первый из могикан Елена СТРУК - «Контракты» №22 Июнь 2007г.

Как пакистанцам удалось удержаться в бизнесе украинских олигархов


Вице-президент
компании «Истил (Украина)» Фарук Сиддики
Хороших доходов мини-заводы не приносят
Фото PhotoMig
Istil Group — компания, созданная пакистанскими металлотрейдерами во главе с Мохаммадом Захуром, — до недавних пор была единственным иностранным игроком в украинской металлургии. Полтора года назад компанию пакистанцам составили индусы — Mittal Steel Лакшми Миттала, купившая Криворожсталь.

Но именно группе Захура первой удалось не только увести из-под носа отечественных бизнесменов металлургический завод, но и удержаться в бизнесе, облюбованном олигархами. Впрочем, поделиться с украинцами пакистанцам все же пришлось. Сейчас под крышей Донецкого металлургического завода (ДМЗ), который 11 лет назад был собственностью пакистанцев, работает сразу три предприятия.

Студенты-металлурги

Фарук Сиддики, вице-президент компании «Истил (Украина)», первый раз попал в нашу страну еще в 1971 году. Он был одним из 43 человек, приехавших в СССР узнать, как закаляется советская сталь, — Союз тогда помогал Пакистану строить металлургический завод. Сиддики окончил Ждановский металлургический институт (ныне — Приазовский технический университет). Мохаммад Захур, один из основателей Istil Group и председатель наблюдательного совета «Истил (Украина)», учился в другом вузе — Донецком политехническом институте. После учебы их ждала работа на меткомбинате Pakistan Steel Mills.

В 80-х Захур вернулся в СССР, получив предложение о работе из Москвы, а после развала Союза пакистанский металлург переквалифицировался в бизнесмена. «Он был очень активен в российских бизнес-кругах», — вспоминает Фарук Сиддики. В начале 90-х Захур, воспользовавшись связями с российскими металлургами, организовал собственный бизнес по торговле металлопрокатом. Его партнерами по компании Metalsrussia, зарегистрированной в Гонконге, были один из крупнейших металлотрейдеров в Юго-Восточной Азии тайский бизнесмен Вит, а также инвестор из Гонконга.

До 1996 года бизнес процветал. Только у Северстали Metalsrussia ежегодно закупала около 2 млн тонн стали, среди поставщиков компании были также Кузнецкий и Донецкий метзаводы, ММК им. Ильича, Азовсталь. Налаженный бизнес дал сбой, когда г-н Вит, которому принадлежала самая большая доля в Metalsrussia, запустил собственный метзавод в Таиланде. Тайское предприятие столкнулось с проблемой сбыта своей продукции из-за высокой конкуренции с российскими и украинскими металлургами. Последние за свою активность на рынке Юго-Восточной Азии поплатились антидемпинговой пошлиной, введенной Таиландом. Тайское правительство подпортило отношения Metalsrussia с российскими партнерами, заградительная пошлина снизила прибыльность трейдерского бизнеса. В том же 1996-м у собственников Metalsrussia впервые возникла идея заняться собственным производством металла.

Купить завод пакистанцы решили в Украине, где как раз стартовала приватизация металлургических комбинатов. В 1996 году был проведен тендер по продаже малопривлекательного для инвесторов Донецкого металлургического завода: мощности предприятия составляли только 1,5 млн тонн стали в год, у завода отсутствовала собственная сырьевая база — и железорудное сырье, и кокс приходилось закупать на стороне. Однако особого выбора у пакистанцев не было.

Крупные заводы, к примеру, Азовсталь, Криворожсталь или ММК им. Ильича, уже тогда стали вотчиной либо зарождавшихся финансово-промышленных групп, либо влиятельных красных директоров. За неинтересный украинским бизнес-группам ДМЗ пакистанцам сражаться не пришлось. Metalsrussia приобрела 40% акций предприятия в обмен на обязательство инвестировать в завод $55 млн.

Впрочем, Захур и Ко сами были не в восторге от покупки — предприятия с устаревшим оборудованием и проданной на металлолом машиной непрерывного литья заготовок. Единственным конкурентным преимуществом завода на то время был электросталеплавильный цех. Возможность выплавлять сталь не только традиционным способом (в доменной печи), но еще и в электродуговой печи и привлекла пакистанцев, купивших завод вопреки советам консультантов, рекомендовавших отказаться от затеи.

«После покупки госпакета мы через дружественные фирмы начали скупать акции ДМЗ у работников и менеджеров завода, пока не получили контрольный пакет», — вспоминает Фарук Сиддики. С 1996 по 2001 год иностранцы вложили в предприятие более $85 млн, превратив его в крупнейший электросталеплавильный завод в Украине, — до того пальма первенства принадлежала Днепроспецстали.

Стальные войны

И без того шаткое положение завода ухудшил финансовый кризис в Юго-Восточной Азии — этот рынок сбыта после прихода на ДМЗ Metalsrussia стал основным для предприятия. Потребление металла в Таиланде, Малайзии, Гонконге, Вьетнаме упало в несколько раз, в результате ДМЗ остался практически без оборотных средств.

Вторая проблема, с которой Metalrussia и ее преемник, Istil Group, столкнулись на ДМЗ — долги предприятия. К примеру, Лакшми Миттал, покупая в 1995 году у правительства Казахстана свой первый актив на территории бывшего СССР — Карагандинский меткомбинат, избежал ошибки, допущенной пакистанцами в Украине. Нынешний владелец Криворожстали договорился, что все долги завода возьмет на себя государство.

В 1999 году Metalsrussia была преобразована в Istil Group, объединившую 3 метзавода (украинский ДМЗ, с 2000 года — Истил Украина, британский Istil (UK) и североамериканский Istil (USA)), а также металлотрейдера Metalsrussia. Группа также обзавелась двумя глубоководными причалами в Одесском морском торговом порту с грузооборотом более 2,5 млн тонн металлопродукции в год.

Донецкий завод между тем к 2000 году находился на грани банкротства. Мощностями ДМЗ начали интересоваться отечественные бизнес-группы «второго эшелона» — из тех, кто в середине 90-х не успел обзавестись металлургическим заводом. В частности, концерн «Энерго» Виктора Нусенкиса, пытавшийся путем покупки ДМЗ замкнуть цепочку «уголь — кокс — металл». В России бизнесмен, не имея серьезной политической поддержки, расширял свой бизнес, как правило, покупая активы, неинтересные влиятельным конкурентам, — например, шахты «Заречная» и «Костромовская». Подобную стратегию Нусенкис использовал и в Украине, где искал металлургический завод.

В 2000 году представители концерна предложили собственникам Истил (Украина) продать завод. «Это было предложение из разряда тех, от которых невозможно отказаться», — вспоминает один из бывших сотрудников Энерго. Metalsrussia, точнее, Istil Group, расставаться с донецким заводом не собиралась. «Весь капитал компании был сосредоточен в предприятии, выгоднее было порезать оборудование на металлолом», — объясняет Фарук Сиддики.

Тем не менее силы были неравными. В противостоянии с Энерго пакистанцы отстояли только три цеха ДМЗ — электросталеплавильный, копровой и обжимной цеха, на базе которых был создан ММЗ «Истил (Украина)». Остальные мощности ДМЗ после реструктуризации, проведенной в 2000 году, были проданы группе Нусенкиса. Доменное производство досталось новым хозяевам, впрочем, вместе с долгами предприятия. «Мы рассуждали: раз есть долги и мы не можем по ним рассчитаться, будет лучше, если придет новый инвестор», — объясняют менеджеры Истила. Тем более доменные печи ДМЗ нуждались в ремонте, а найти деньги на модернизацию пакистанцы не смогли. Энерго же при покупке предприятия взял на себя обязательство отремонтировать две домны — за 7 лет концерн вложил в реконструкцию $40 млн.

После сделки (сумму которой не называет ни одна из сторон) концерн Виктора Нусенкиса перевел принадлежащие ему активы ДМЗ на новое юридическое лицо — компанию «Донецксталь», оставив финансовые обязательства Донецкому метзаводу. Так на территории одного предприятия появились три игрока: Истил, принадлежащий Istil Group, а также Донецксталь и ДМЗ, подконтрольные концерну «Энерго». Истил занялся электросталеплавильным производством, за прошлый год компания заработала 11,5 млн грн.

Донецксталь, завод, созданный на базе доменного и мартеновского цехов, выпускает чугун, сталь и стальную заготовку, а также торгует коксом. В 2006 году чистая прибыль предприятия превысила 372,2 млн грн. Самые низкие финансовые результаты показал ДМЗ, в состав которого входят несколько второразрядных цехов, выпускающих листовой прокат из судовой стали, — 6,47 млн грн чистой прибыли по итогам 2006-го.

После первых 3 месяцев мирного сосуществования у нового хозяина ДМЗ вновь разыгрался аппетит — концерн предложил Истил продать и электросталеплавильный цех. Однако учредители Istil Group смогли сохранить за собой электропроизводство стали, задействовав посольство и банки. «Сыграло свою роль давление международных структур», — не скрывает Фарук Сиддики.

Впрочем, несмотря на войны за предприятие, пакистанской компании и украинской бизнес-группе приходится идти на компромиссы. Предприятия, появившиеся на базе одного завода, до сих пор технологически зависят друг от друга. Концерну «Энерго» и созданному ими заводу «Донецксталь» достались кислородный цех, лаборатория, ремонтные цеха, цеха по приемке товара.

Через территорию, подконтрольную группе «Энерго», проходит железная дорога, газовая труба и электросеть. В свою очередь, в обжимном цеху, который является собственностью Истила, пакистанцы катают для Донецкстали сталь из чугуна, полученного в доменных печах завода группы «Энерго».

Лом и стружка

Борьба с украинскими группами за место на металлургическом рынке повлияла и на концепцию развития бизнеса Istil Group в Украине. «Изначально компания не собиралась создавать мини-завод. Но после разделения ДМЗ у нас остался один выход — производить электросталь из металлолома», — говорит Фарук Сиддики.

На территории бывшего СССР, рассказывает заместитель начальника департамента центра «Держзовнішінформ» Александр Сирик, идея создания мини-заводов получила распространение в 80-е годы, когда началось строительство сразу трех МЗ — белорусского (Борисов), молдавского (Рыбница) и амурского (Комсомольск-на-Амуре).

Полностью реализовали проект лишь в Белоруссии — завод производит не только полуфабрикаты, но и готовый прокат, а также металлокорд. В Украине электросталеплавильное производство ориентировалось на выпуск спецсталей в небольших объемах. Цех ДМЗ, который отстояли пакистанцы, был спроектирован для двух печей мощностью всего 360 тыс. тонн в год.

Эксперимент Istil Group состоял в том, чтобы запустить электросталь в массовое производство. Группе пришлось покупать новую печь, способную выплавлять 1,2-1,5 млн тонн стали в год. В прошлом году объемы производства Истил Украина превысили 920 тыс. тонн электростали (2,25% от общей выплавки стали в Украине). При этом завод является крупнейшим потребителем лома в Украине. В 2006 году он закупил более 1 млн тонн вторсырья, на втором месте — Миттал Стил Кривой Рог — 762 тыс. тонн.

Лом Истил закупает у нескольких десятков фирм. «Самостоятельно заниматься сборкой и переработкой сырья группа не собирается», — говорит Сиддики. Из-за большого количества фирм-перекупщиков, у которых нет своих ломозаготовительных площадок, сборщики лома работают на условиях авансовых платежей. У предприятия нет возможности делать предоплату, а потом еще и контролировать выполнение условий договора.

Однако чтобы закрепиться в этом бизнесе, нужно покупать площадки, а это удовольствие не из дешевых. К тому же в случае необходимости украинский лом можно заменить импортным сырьем из Казахстана, который продает за рубеж около 40-50 тыс. тонн в месяц (Россия пока не разрешает заготовителям экспортировать лом в Украину). Закупки импортного сырья могут помочь избежать простаивания мощностей в январе-феврале, когда в Украине поставки лома, как правило, снижаются на 15-20%. В 2008 году Истил готовится купить пробные партии казахстанского лома, как это уже делают лиепайский (Латвия) и молдавский металлургические заводы.

Лому есть и альтернатива — легированные брикеты (прессованная стальная стружка). Истил уже получил первые 500 тонн этого сырья от Лебединского ГОКа (Россия). Правда, в отличие от лома, тонна которого на украинском рынке сейчас стоит $280, импортный лом обходится в $320, а брикеты еще дороже — $330-340/т. Стоимость же чугуна, который используется традиционными металлургами, составляет около $350 за тонну. «Электрометаллурги выигрывают за счет разницы цен на чугун и металлолом, которая сейчас составляет $30», — говорит Фарук. По прогнозам менеджера, в ближайшие три года стоимость металлолома приблизится к цене чугуна, однако вряд ли превысит ее.

Мини-завод, мини-прибыль

Классическим мини-металлургическим заводом Истил не назовешь. Оборудование, необходимое для выплавки электростали, поместилось бы на 1/4 площади завода (превышает 50 гектаров). Штат Истила достигает 3 тыс. человек. Для сравнения: на одном из предприятий американской сталелитейной корпорации Nucor мощностью 2 млн тонн стали в год задействовано 490 человек.

Впрочем, раздутый штат и большая площадь — не единственные отличия Истила от классических мини-заводов. Западные mini-mills обычно реализуют свою продукцию на локальном рынке, основные потребители Истила находятся за пределами Украины. Последние несколько лет, после того как рынки Тайваня, Индонезии, Таиланда, Индии оккупировали китайцы, ДМЗ продает большую часть заготовки в страны Ближнего Востока, Северной и Западной Африки. С соседями Истил не конкурирует — большинство заказчиков Донецкстали находятся в СНГ.

«Производство заготовки приносит хорошие доходы только при больших производственных объемах, которые мини-завод обеспечить не способен», — признают в Истиле. «Рынок требует расширения номенклатуры выпускаемой на Истиле продукции, введения мощностей по производству готового проката», — считает Александр Сирик.

Развивать прокатное производство в Украине пакистанцы, впрочем, также не планируют. «Можно делать полуфабрикат (квадратную заготовку), отправлять его на свои прокатные заводы за рубежом и уже там выпускать продукцию, максимально соответствующую требованиям покупателя», — объясняет стратегию Istil Group Фарук Сиддики. У группы есть собственные мощности по производству арматуры в США и прокатный завод в Великобритании, купленные в 1999 году.

Также Istil Group начала строительство двух заводов поближе к потенциальным рынкам сбыта — в ОАЭ и Сербии — мощностью 500 тыс. тонн и 240 тыс. тонн в год. Предприятия будут выпускать готовый прокат (арматуру и катанку) для Ближнего Востока и Восточной Европы, где растет металлопотребление. Поставщиком квадратной заготовки для новых предприятий станет донецкий завод. Два проекта обойдутся Istil Group в $230 млн.

Для реализации своих проектов пакистанская группа привлекает кредиты, поскольку ее собственные инвестиционные возможности ограничены. В прошлом году донецкий Истил принес собственникам прибыль в размере 11,5 млн грн при выручке в 1,697 млрд грн. В I квартале нынешнего года предприятие и вовсе показало убытки: -23,199 млн грн, при том что чистый доход вырос на 92% — до 554,781 млн грн.

Аналитики затрудняются оценить рентабельность продаж Истила, утверждая, что завод не показывает прибыль полностью. «Странно, что компания в убытках при высоких ценах на заготовку», — отмечает аналитик ИК Dragon Capital Иван Харчук. В апреле этого года цена на квадратную заготовку из стран СНГ составила $525 за тонну (на условиях FOB в черноморских портах), на 30-35% больше, чем в начале года. «Рентабельность производства заготовки очень высока, и в ближайшие три года ситуация на рынке кардинально не изменится», — утверждает Харчук. Пакистанцам есть что отстаивать.

Сколько зарабатывает мини-завод
Основные игроки в сегменте мини-заводов в США*
Показатели*
Steel Dynamics
Nucor
United Steel Company
Рыночная капитализация, $ млрд 2,57 17,47 7,04
Доходы, $ млрд 2,18 12,7 14,04
Операционная маржа, % 18 16,71 9,89
ROE, %** 25,68 33,68 24,95
* На начало 2006 года
** Отдача на вложенный акционерный капитал
По данным Steel Dynamics Inc.


Карьера компании: Istil Group

1991 г. — в Гонконге зарегистрирована металлотрейдерская компания Metalsrussia, которая специализируется на продаже металлов, произведенных в странах СНГ

1993 г. — Metalsrussia совместно с Одесским морским портом создает металлотрейдера Metalsukraine

1996 г. — Metalsrussia приобрела 40% акций Донецкого металлургического завода в обмен на инвестиционные обязательства в размере $55 млн

1997 г. — финансовый кризис в Юго-Восточной Азии, падение спроса на металлургическую продукцию

1999 г. — Metalsrussia покупает прокатный завод в Квинборо (Великобритания)

1999 г. — Metalsrussia реорганизована в Istil Group

2000 г. — Istil Group приобретает арматурный завод в Милтоне (США)

2000 г. — концерн «Энерго» Виктора Нусенкиса выкупил у Istil Group доменное производство на Донецком металлургическом заводе

2001 г. — реструктуризация ДМЗ и выделение нескольких его подразделений в мини-металлургический завод «Истил (Украина)», куда вошли электросталеплавильный, обжимной и копровой цеха

2004 г. — резкий рост цен на металлургическую продукцию в мире

2006 г. — Istil Group начала строительство двух прокатных заводов в ОАЭ и Сербии мощностью 500 тыс. тонн и 240 тыс. тонн

2007 г. — ЕБРР и Истил (Украина) в рамках Киотского протокола подписали контракт о продаже заводом углеродной квоты Углеродному фонду Нидерландов на EUR3 млн (ежегодное снижение выбросов предприятия составит около 70 тыс. тонн)


Профиль компании

Истил Украина

Направление деятельности

Мини-металлургический завод по производству круглых заготовок специального качества и непрерывнолитых круглых и квадратных заготовок из электростали

Доля рынка в Украине

в 2006 году 2,2% — в общем объеме выплавки стали в Украине 66,59% — в общем объеме производства электростали в Украине

Рынок сбыта

США, Великобритания, Германия, Франция, Италия, Финляндия, Испания, Болгария, Румыния, Россия, Белоруссия, Турция, страны Ближнего Востока, Северной и Западной Африки

Кому принадлежит

99,99% акций — Metalsukraine Corpоration Limited (Британские Виргинские острова)

0,01% акций — Металзюкрайн Корп. Лтд. (Украина)

Динамика
производства стали

Потребление металлолома

Производство Донецкого
металлургического завода до прихода Istil Group

Финансовые показатели

Все ключевые посты в компании «Истил (Украина)» занимают выходцы из Пакистана

Мохаммад Захур — председатель наблюдательного совета, один из собственников Istil Group

Фарук Сиддики — заместитель председателя правления, первый вице-президент

Хашим Раза — исполнительный директор

Абид Джунеджо — вице-президент по финансам и экономике

Ризван Хан — вице-президент по внешнеэкономической деятельности и маркетингу

Васим Мехбуб — вице-президент, директор по коммерции

По данным компании

Вы здесь:
вверх