логин:    пароль: Регистрация
Вы здесь:
  
Стол с претензией Ольга ШВАГУЛЯК-ШОСТАК - «Контракты» №31 Август 2007г.

Западноукраинские краснодеревщики, работая с рентабельностью 30%, уже завоевали рынок Киева и готовятся к экспансии в Россию


Изделия из натурального дерева занимают 3-5% отечественного рынка мебели. Вклиниться между тиражируемой на потоке мебелью из ДСП и элитными импортными экземплярами отечественным производителям мебели из массива (то есть цельной древесины) удается благодаря двум факторам. Во-первых, они предлагают изделия, в изготовлении которых учтена каждая прихоть заказчика — от параметров до элементов художественного оформления. Во-вторых, украинская мебель ручной работы стоит в несколько раз дешевле, чем западные дизайнерские разработки. Например, дубовая дверь из цельной древесины обойдется заказчику от $220 за кв. м; складные двери из массива с позолотой — до $2 тыс. за квадрат, а кабинетный стол — от $800. Такие же изделия итальянцев или французов могут стоить в 10 раз дороже.

Как это делают

«Когда 13 лет назад мы организовали производство в селе Трушевичи на Львовщине, акцент на добротной дорогой мебели сделали вынужденно, — делится опытом соучредитель ООО «Чумак» Игорь Гарась. — Поскольку конкурировать с производством, поставленным на поток, не могли ни физически, ни финансово».

На старом оборудовании мебель и двери удавалось «вытягивать» до конкурентоспособного уровня только благодаря мастерству краснодеревщиков. Но именно мастерство наемных работников и сравнительно низкая себестоимость стало основным преимуществом. Шлифуя ассортиментный ряд, в Чумаке постепенно отказались от более дешевых изделий из хвойных пород, где процент ручной работы был не меньше, чем при изготовлении вещей из твердой древесины, и полностью сосредоточились на дорогих дубовых дверях и мебели. Такой выбор оказался верным: одна из последних работ ООО — кабинет президента для столичного Дома с химерами.

Сегодня, чтобы начать производство мебельно-столярных изделий из массива, по оценкам руководителей разных предприятий, нужно $0,5-1 млн. Самое простое в этом процессе — закупка основного оборудования у дистрибьюторов, работающих в Украине. Комплект оборудования обычно заказывают стандартный: от циркулярной пилы и фрезерных станков до шлифовально-калибровочных машин. Специальное оборудование для отделки мебели (резьба, шлифовка кругло-гнутых элементов и т. д.) на большинстве предприятий заменяют более дешевой ручной работой. Именно отсюда и берется разница в стоимости — полный комплект оборудования будет стоить около $1 млн.

«Наше узкое место — невозможность унифицировать производство, — анализирует ситуацию директор и соучредитель ООО «Дизайн-мастер» Иван Ирод. — Например, в соседней Польше сейчас создаются корпорации, покупающие дорогое оборудование для совместного использования, так как силами одного предприятия его невозможно загрузить на 100%. Кроме того, на Западе, в частности, в той же Польше, рабочая сила дорожает, поэтому проще вместо бригады столяров купить один станок, который будут обслуживать один-два работника».

Действительно, чтобы заменить, например, группу резчиков, достаточно приобрести копировальное оборудование среднего класса за EUR15-30 тыс. Оно работает за десятерых, а руководит этой техникой один человек, умеющий работать с компьютером. «Но на нашем предприятии копировальная техника будет загружена лишь на 10%», — размышляет Иван Ирод.

По словам соучредителя Дизайн-мастера, чтобы увеличить производство, его фирма за EUR7 тыс. приобрела присадочный станок для изготовления каркаса кухонь и другой мебели. «Изготовляя аутентичные вещи, мы не можем поставить их на поток. Поэтому новое оборудование фактически простаивает», — жалуется Иван Ирод.

Украинские производители еще не готовы к кооперации, но первые шаги уже предпринимаются. Например, по словам Игоря Гарася, если их предприятие загружено и не может выполнить срочный заказ, то переадресовывает его коллегам.

Ближе к лесу

Чтобы гарантировать поставки сырья, производители обычно заключают договор с соседним лесхозом. Наиболее выгодно технологическую цепочку начинать с распиливания кругляка на собственной пилораме. При этом сырье хвойных пород будет стоить 400-600 грн за куб. м, дуб — 1000-1200 грн/куб. м. Но главное, что при использовании такой схемы отсортировать материал можно на месте, как это делает ООО «Дизайн-мастер». Для столярки отбирается древесина только первого и высшего сортов, второй и третий пускают на балки, остальное перерабатывают в брус.

Отходы древесины предприятия обычно пускают на промышленные цели — отопление, работу сушильных камер. По словам Игоря Гарася, Чумак практикует безотходное производство и не зависит от газовой трубы.

«Когда у нас не было пилорамы, из 10 кубов досок я мог вытянуть лишь три куба деловой древесины, — добавляет Иван Ирод. — Но внедрение биржевой торговли лесом «подпилит» сырьевую ветку, на которой базируется производство. Стартовая цена лота будет очень высокой, а это будет на руку мощным производителям или иностранцам».

Для инкрустации, интарсии (мозаика из ценных пород дерева), облицовки мебели и других массивных изделий шпоном ценных пород украинские производители заказывают сырье за рубежом. «ООО «Золотой лес» импортирует из Австрии и Германии шпон 20-30 видов (палисандр, макасар, орех). Там его нарезают сверхточным лазером, — отмечает основатель «Золотого леса» Александр Ильиных. — Поскольку без этой технологии, в частности, из корня тополя, фактурный рисунок которого перекликается с очертаниями карельской березы, невозможно получить высокохудожественные древесные «свитки», пригодные для промышленного производства».

Золотые руки

Самое сложное в организации производства из массива — подбор специалистов. Ручная работа в изделиях из древесины (резьба, шлифование, изготовление круглых и гнутых элементов, интарсия) составляет 30-50% всего объема.

Еще несколько лет назад украинский рынок с его сырьевыми и трудовыми ресурсами идеально подходил для производств с большим процентом немеханизированных операций. Но с каждым годом ручная работа ценится все выше и обходится работодателям все дороже. В Золотом лесу, по словам Александра Ильиных, работники получают 1-2,5 тыс. грн.

Несмотря на прогрессирующую динамику в оплате труда, кадры — наиболее проблемное место в организации мебельного производства. Особенно если предприятие расположено ближе к сырьевой базе — в сельской местности. «В ООО «Чумак» проблему персонала вынуждены решать, самостоятельно обучая работников, — рассказывает Игорь Гарась. — Мы набираем тех, кто не умеет, но хочет работать». Процесс подготовки специалиста длится два года. Сначала ученику платят 500 грн, потом заработки увеличиваются в несколько раз. Сегодня, когда существует возможность трудоустроиться в Польше, Чехии, Португалии, Италии, минимальная зарплата, которой можно удержать работника в Украине, составляет 2500 грн.

Ежегодно цены на изделия из массива растут в среднем на 15%, зарплата работников в себестоимости составляет до 40%.

Кустарные тонкости

Авторские права в «массивном» производстве обычно не защищают. Это долгое и затратное дело. Разработки защищены лишь технологией, которая у каждого предприятия индивидуальная и имеет собственные «замки с секретом». «Ориентировочно 10% клиентов сами защищают эксклюзивность изделия: они запрещают фотографировать свой дубовый или ясеневый «гарнитур от кутюр», который полностью собранным можно увидеть уже в офисе или особняке клиента», — рассказывает Игорь Гарась. Но и другие изделия, которые дублируют с разрешенных фотографий, производят небольшими сериями — от трех до семи штук.

Наиболее выгодны для производителей заказы на обустройство отелей, ресторанов, офисов крупных фирм. Они гарантированно загружают производство на много месяцев вперед. «Сейчас мы обустраиваем четыре больших ресторана в Киеве, — рассказывает Александр Ильиных. — Это займет восемь месяцев работы».

Но, как правило, пакет заказов у мебельщиков создается стихийно. Хотя непрогнозируемость несколько компенсируется стабильной клиентской базой: 30-40% составляют постоянные заказчики.

Ценовая классификация, которую ввели в Чумаке, позволяет регулировать себестоимость продукции. Теперь на каждое изделие существует расценка элит- и стандарт-класса. В первом варианте для изготовления стола или двери используют заготовки без сучка и задоринки, радиальной текстуры, во втором — допускается использование сырья более низкого сорта.

Мощность отечественных производств, где работают от 60 до 200 человек, небольшая. За месяц такое предприятие может изготовить, например, три больших кабинета (Чумак), 1000 театральных кресел (Золотой лес), 100 дверей или шесть кухонь (Дизайн-мастер). Это относительно крупные предприятия — в их структуре есть дизайнерско-конструкторское бюро, экспериментальный цех, бригады резчиков и столяров-краснодеревщиков, умеющих читать рабочие чертежи. Хотя и они для выполнения сложных заказов приглашают специализированные дизайнерские фирмы.

Заграница не поможет

«Наибольшее количество предприятий, работающих с натуральным деревом, насчитывается в западном регионе Украины, где есть сырьевая база и традиции краснодеревщиков», — отмечает Александр Ильиных. «Но если бы сейчас пришлось открывать новое производство, целесообразнее было бы его расположить в восточном регионе, — убежден Игорь Гарась, — поскольку там есть трудовые ресурсы и спрос».

Только 50% изделий заказывает Львовщина, вторая половина производится для столицы, восточных и южных регионов страны, Казахстана, России, которую руководители предприятий считают безграничным рынком для «массивных» изделий.

Работать с западным рынком украинские краснодеревщики считают неэффективным — заказчики из Польши, Эстонии, Канады, Голландии, Италии хотят либо практически дармовую, либо тиражную продукцию. «Иностранцы предлагают $20 за стул, — рассказывает Александр Ильиных. — Чтобы продавать мебель по таким ценам, производство нужно полностью механизировать». «Ежемесячно получаю одно-два предложения от зарубежных фирм о сотрудничестве. Но их интересуют десятки, сотни изделий. Для этого нужно перестраивать производство», — согласен с коллегой Иван Ирод.

Укреплять позиции на рынке каждому производителю «массивной» продукции помогает своя узкоспециализированная полуниша — кресла для актовых и театральных залов, окна из нестандартного бруса и т. д.


Характеристика ниши

Годовой объем рынка: $100-150 млн

Уровень конкуренции: средний

Начальные инвестиции: $0,5-1 млн

Срок окупаемости: от 4-5 лет

Вы здесь:
вверх