логин:    пароль: Регистрация
Вы здесь:
  
Cпецпроект «Неизвестная Украина». Санитар бизнеса Елена СТРУК, фото Светланы СКРЯБИНОЙ - «Контракты» №36 Сентябрь 2007г.

Собственнику группы компаний «ТЕКТ» Вадиму Грибу захват и перепродажа предприятий приносит 250% прибыли


«Здравствуйте, я спекулянт!» С такими словами собственник инвестиционной компании «ТЕКТ» Вадим Гриб вошел в кабинет Вячеслава Богуслаева, директора завода «Мотор Сич». Встреча красного директора и публичного спекулянта состоялась в 2000 году. Глава крупнейшего на территории бывшего СССР предприятия — производителя авиационных двигателей и газотурбинных установок к тому времени консолидировал акции предприятия, но никак не мог собрать контрольный пакет. У ТЕКТа тогда было 10% акций завода. После совместной поездки на охоту предприниматели заключили сделку. Деньги, вырученные от продажи акций Мотор Сич, Гриб пустил на строительство офиса компании в центре Киева.

На подобных сделках Вадим Гриб сколотил приличное состояние. Стоимость своего бизнеса предприниматель оценивает в $100-120 млн, аналитики — в $160-200 млн.

Russia goodbye

Карьера Вадима Гриба началась на тольяттинском АвтоВАЗе. На завод будущий инвестбанкир попал после армии — занимался поставками сырья на предприятие (лес, щебень, керамзит, цемент). На АвтоВАЗе Гриба ожидал быстрый карьерный взлет, однако конфликт с коммерческим директором предприятия подтолкнул его к решению уйти в свободное плаванье. Вместе с партнером Гриб занялся торговлей.

Но этот бизнес вскоре ему наскучил. Предприниматель пошел на курсы по фондовому рынку, организованные при Министерстве финансов Российской Федерации. Экзамены сдал с первого раза, хотя 90% претендентов на звание специалиста по ценным бумагам испытания проваливали. Будущему бизнесмену пригодились многочисленные специализированные курсы, которые он посетил во время работы на АвтоВАЗе. После армии за его плечами был лишь Институт марксизма-ленинизма. Классического высшего образования у инвестбанкира как не было, так и нет: бизнесмен бросил институт, решив, что учеба ему ни к чему.

После экзаменов Гриб зарегистрировал в Тольятти торговца ценными бумагами «ТЕКТ». Первые доходы принесла скупка ваучеров у населения. После приватизации, когда у российских заводов появились миноритарные акционеры, ТЕКТ стал консолидировать пакеты акций предприятий. В руки торговца попали акции бывшего работодателя Гриба — АвтоВАЗа, а также предприятия «Волгатанкер» и нескольких банков. В 1993 году ТЕКТ организовал первый фондовый магазин, где можно было купить ценные бумаги около 100 эмитентов. Эту идею компания сейчас пытается реализовать и в Украине.

Самым успешным проектом того времени Гриб называет покупку в 1993 году Жигулевского комбината строительных материалов, второго по объемам продаж в России стройзавода. Инвесткомпании удалось собрать 25% акций предприятия. «Мы управляли компанией два года. Я впервые влюбился в проект, поэтому расставаться с ним очень не хотелось. Тогда же я зарекся влюбляться в проекты», — признается Гриб. Перепродажа завода иностранному инвестфонду принесла бизнесмену 200% прибыли. Деньги пошли на создание бизнеса в Украине.

В 1995 году российская ТЕКТ занимала 50-ю строчку в рейтинге крупнейших игроков фондового рынка страны. Из региональных компаний ее опережал только екатеринбургский Промстройбанк, остальные игроки из Топ-50 имели московскую или питерскую прописку. По словам Гриба, к тому времени бизнес в Тольятти себя исчерпал, однако на штурм финансовых столиц России — Москвы и Петербурга — он не решился. Предпочел осваивать украинский рынок. Украина — вторая родина бизнесмена: здесь родился его отец, сам Вадим Гриб окончил одну из мариупольских школ. К тому же фондовый рынок в Украине только зарождался, конкуренции практически не было.

Предприниматель приехал в Киев изучать украинское законодательство и знакомиться с местными игроками фондового рынка — Сергеем Оксаничем (основателем КУА «Кинто»), Романом Сазоновым (ИФГ «Сократ»), Денисом Копыловым (ИК «Инэко»). После Тольятти, гремевшего на всю Россию корпоративными конфликтами и разборками новоиспеченных российских мафиози, Киев показался Грибу очень спокойным: «Мы создали здесь фонд. Начали собирать ваучеры в обмен на инвестиционные сертификаты, занимались мелкой куплей-продажей бумаг. Но рынок тогда был еще слишком слабым».

Собственник ТЕКТа возлагал надежды на стартовавшую в Украине приватизацию. Однако заработать деньги по российскому сценарию (концентрируя мелкие пакеты акций госкомпаний и перепродавая их стратегическому инвестору) не вышло. В середине 90-х государство продавало по 5-20% акций предприятий, однако затем перешло к продаже контрольных пакетов стратегическим инвесторам. «Если стратег покупал контрольный пакет, все остальные акции практически ничего не стоили», — вспоминает Гриб. Поэтому инвестбанкир стал покупать контрольные или хотя бы блокирующие пакеты акций.

К 1997 году 60% инвестиционного портфеля компании занимали акции предприятий-банкротов, проданных государством в процессе приватизации. Остальные 40% портфеля приходились на бумаги компаний, принадлежавших стратегическим инвесторам. Причем в планах стратегов, заполучивших контроль над компанией, не было покупки миноритарного пакета из портфеля Гриба. Тогда пришлось затянуть пояс потуже. По словам предпринимателя, его бизнес «провис» на пять лет. Однако он все равно не спешил избавляться от активов, а ждал подходящего момента для их продажи. И не прогадал. В начале 2000-х нашлись покупатели на акции Мотор Сич, Крюковского вагоностроительного завода, Николаевского пивзавода «Янтарь», Азовстали, Маркохима, Николаевского глиноземного завода, Укрсоцбанка. «Это мы купили акции Укрсоцбанка для Валерия Хорошковского, а он потом продал актив Виктору Пинчуку», — вспоминает Вадим Гриб. В 1999-2001 гг. ТЕКТ консолидировал 28% акций банка.

Скупка ценных бумаг предприятий, развернутая бизнесменом, оказалась настолько стремительной и агрессивной, что он завоевал репутацию главного рейдера в Украине. В прессе его группа часто фигурирует как участник очередного судебного разбирательства — Гриб в большинстве случаев приобретал компании вопреки желанию их топ-менеджмента и акционеров. Сам Вадим Гриб, естественно, к рейдерам себя не причисляет: «Да, мы профессионально занимаемся недружественными поглощениями, но в рамках закона. Методы зависят от правил, существующих в государстве. Есть правила — хорошо, нет правил — еще лучше».

Хищник и его жертвы

В Украине бизнесмен планировал построить многопрофильную финансовую компанию. Помимо дилерских и брокерских операций, которыми занималась ТЕКТ, а также управления активами и венчурного инвестирования (спекуляция компаниями), Гриб начал развивать операции с жилой недвижимостью. В 2000 году в группе появилась компания по привлечению финансовых ресурсов для строительства жилья. А после поездки в США, где бизнесмен штудировал корпоративное право, Гриб создал юридическую компанию. Одна из целей юрфирмы — создание института независимых директоров, которые представляли бы интересы собственников в компаниях и управляли предприятиями. Но рынок к этому был еще не готов, от бизнеса пришлось отказаться.

Та же участь постигла направление, связанное с жилой недвижимостью. «Уж слишком непрозрачным оказался этот сектор», — говорит бизнесмен. Да и как ни пытался Гриб осваивать новые виды услуг, спекулировать активами все равно получалось у него лучше всего. Сейчас венчурное инвестирование — самое рентабельное направление группы. Уровень доходности (отдача на вложенный капитал) достигает 100-300%. Прибыльность брокерского бизнеса (у компании есть свой портфель примерно на $10 млн) скромнее — около 60%. А вот управление активами — пока сплошные расходы.

Покупка-продажа средних и небольших по украинским меркам компаний приносит Грибу около 80% всех доходов. «Я получаю драйв от этого бизнеса. Мне нравится, когда появляется что-то новое, за одним проектом начинается другой, — говорит бизнесмен, демонстрируя десятки папок с решениями инвестиционного комитета ТЕКТа по приобретению активов. — У каждой инвесткомпании своя ниша. Для многих венчурный бизнес случаен, а для меня это профессия». Конкуренты ТЕКТа действительно ориентируются в основном на другие источники доходов — торговлю ценными бумагами и корпоративные финансы. «Чтобы удержаться в бизнесе, на котором специализируется Гриб, нужно быть хищником. Заниматься управлением активами, развитием фондов, девелоперского бизнеса намного проще», — рассказывает специалист одной из инвесткомпаний.

Вадим Гриб уверяет, что провальных приобретений у ТЕКТа, одновременно ведущего по 20-25 проектов, еще не было. Минимальная доходность инвестиций никогда не опускалась ниже 60%. «Главное — найти правильный объект и определить круг потенциальных покупателей еще на этапе скупки акций», — делится секретами бизнеса Вадим Гриб.

Отыскав потенциальную жертву и сконцентрировав небольшой пакет акций компании, ТЕКТ выходит на одного из собственников бизнеса с предложением продать его долю. Обычно акционер отказывается от сделки, но Гриба это не останавливает. Корпоративная война может продолжаться от шести месяцев до полутора лет. Именно столько времени требуется ТЕКТу, чтобы убедить топ-менеджмент или акционеров компании-мишени сесть за стол переговоров. Но до этого стороны конфликта потратят немало денег на суды, рекламу, PR и пр. «Объектом для поглощения становятся компании, в которых царит бардак. Менеджмент неэффективен, директора отстали от рынка, а между акционерами постоянные конфликты. Такая компания — идеальный объект инвестиций», — признается Гриб.

В отличие от фондов прямых инвестиций, которые держат предприятия в портфеле около 5-7 лет, Гриб предпочитает расставаться с ними через 1,5-3 года: «Мы принимаем решение войти в какой-то бизнес и сразу же начинаем продавать его. Нельзя затягивать продажу объекта». Впрочем, подолгу держать актив иногда вынуждает форс-мажор. Как это было, например, с киевским предприятием «Мединжсервис». Разборки с собственниками предприятия и другими претендентами на актив растянулись на 3,5 года.

Что-либо менять на предприятии инвестбанкир начинает, только став полноправным акционером (после вхождения компании в состав акционеров). Если же менеджмент продолжает сопротивляться, ТЕКТ подключает собрания акционеров, инициирует смену управленцев и пр. Затем новый акционер обычно избавляется от непрофильных активов. Серьезных денежных расходов на это не требуется, но иногда компании Гриба приходится раскошелиться. Например, в Харькове инвесткомпания приобрела объект в настолько плохом состоянии, что не смогла найти на него покупателя. Группе пришлось инвестировать в строительство офисного центра площадью 16 тыс. кв. м. Для финансирования проекта компания даже выпустила облигационный заем на 10 млн грн. В конце концов, центр продали. «Можно было бы оставить этот актив себе и получать фиксированный доход, но это не мой профиль. Я не люблю подолгу управлять одним и тем же бизнесом», — говорит Гриб.

Самым скандальным проектом Вадима Гриба стала скупка акций дочерних предприятий Киевгорстроя. Инвестбанкир не смог обойти вниманием застройщиков столицы. Такие компании — идеальные жертвы, ведь холдинг «Киевгорстрой» их не контролировал. Около 70-75% акций предприятий холдинга были распределены среди физических лиц — в основном работников, бывших сотрудников, членов их семей или знакомых. Определив круг компаний-жертв, Гриб начал скупку строительных ценных бумаг. В результате ТЕКТ аккумулировала по 20-30% акций в восьми предприятиях холдинга, потратив на их приобретение около $10 млн.

Впрочем, заработать на, казалось бы, беспроигрышном объекте Вадиму Грибу не удалось. Он все больше втягивался в борьбу за активы с менеджментом предприятий и городскими властями. К тому же перепродавать компании оказалось попросту некому. Как объект для инвестирования дочерние предприятия Киевгорстроя весьма привлекательны, учитывая, что строительный рынок стремительно развивается, жилье в Украине до 2007 года ежегодно дорожало на 50-60%. Менеджмент предприятий не проявляет особого желания выкупить у Гриба ценные бумаги. Ведь они и без того все еще контролируют бизнес, не подпуская бизнесмена к управлению. А инвесторы не покупают акции Гриба, ибо не хотят ввязываться в корпоративные войны с управленцами Киевгорстроя. Правда, по слухам, ТЕКТ все же продала свою долю в Киевгорстрое-1 жене покойного директора предприятия.

Вне политики

С Киевгорстроем ТЕКТу не повезло. Не беда, на рынке много потенциальных объектов для недружественного поглощения, уверен Гриб: «В бизнесе конкуренты редко долгое время идут нога в ногу. Кто-то отстает и становится объектом для поглощения. С течением времени меняется разве что доходность спекулянта: сегодня она составляет в среднем 100-150%, а через пару лет будем зарабатывать 60%».

Один из самых успешных проектов Гриба последних 2-3 лет — сделка с французской Orangina Group. Французы приобрели у инвесткомпании производителя безалкогольных напитков «Росинка». Сделка принесла бизнесмену 230% прибыли: ТЕКТ купила предприятие за $18 млн, а перепродала за $60 млн. В ТЕКТе такой доход называют адекватной ценой за риски. «Приобретая долю в Росинке, мы покупали воздух», — говорит Вадим Гриб. Юристы компании еще на старте давали отрицательный ответ на вопрос «стоит ли покупать». Их смущала форма собственности. «Росинка» — коммунальное предприятие, где нет ни акций, ни паев, а только записи в бухгалтерской книге с фамилиями людей и принадлежащими им активами. По словам Гриба, ТЕКТ покупала не предприятие, а доверенности на голосование на собраниях акционеров. Однако интуиция Гриба не подвела. В 2006 году Росинка перешла в руки инвестбанкира. Подготовка к продаже потребовала от Гриба минимальных усилий: Росинку реорганизовали в акционерное общество и летом 2007 года продали.

Зарабатывать на спекулятивных сделках Грибу помогает не только талант бизнесмена и опытного переговорщика, но и простое везение. Продать Росинку главе ТЕКТа удалось на волне интереса инвесторов к украинским активам и, в частности, к предприятиям FMCG. Незадолго до этой сделки PepsiCo приобрела одного из крупнейших в Украине производителей соков компанию Sandora за $0,5 млрд.

Секрет успеха Вадима Гриба еще и в умении находить новые способы ведения бизнеса и опережать конкурентов. До недавнего времени инвестбанкир предпочитал покупать те предприятия, где царил явный беспорядок. Однако, по его словам, совсем скоро будет выгодно приобретать активы для формирования из них производственных цепочек, которыми могут заинтересоваться транснациональные корпорации. А вот политическая нестабильность, по его словам, бизнесу не помеха. «Польский миллиардер Ян Кульчик, например, заработал свой капитал на 8 сменах правительства», — подмигивает украинский бизнесмен.

Одно время бизнесмен занимался политикой. В 2005 году Анатолий Матвиенко, председатель Кабинета министров Крыма, предложил Вадиму Грибу сначала пост министра финансов, а потом вице-премьер министра по экономике АР Крым. Предложение не выглядело настолько заманчивым, чтобы ради политики оставлять бизнес, утверждает Гриб. Однако Матвиенко нашел подход к другу. «Ты много рассуждаешь, критикуешь правительство, указываешь на промахи... А попробуй сам что-то сделать!» — провоцировал Матвиенко. Бизнесмен не удержался, собрал чемодан и улетел в Крым. В самолете прочитал Конституцию республики. На десятой странице нашел для себя приятный пункт: языком межнационального общения в Крыму является русский. «Я подумал тогда: хотя бы там у Матвиенко не будет повода критиковать меня за то, что я не говорю по-украински», — шутит Гриб.

Чиновничество понравилось бизнесмену. Два месяца ушло на то, чтобы войти в курс дел, затем родился план по реформированию экономики Крыма. Взяв за основу Столыпинскую реформу, Гриб предложил восстановить ту хозяйственную деятельность в разных регионах Крыма, которая исторически характерна для каждого из них. Чтобы профинансировать наполеоновские планы, Гриб запустил процесс присвоения Крыму кредитного рейтинга, создал совет миллиардеров. Впрочем, реализовать свои задумки предприниматель не успел. Матвиенко подал в отставку, а с ним ушел и весь Кабинет министров.

Возвращаться в политику или на госслужбу Вадим Гриб не планирует. Бизнес дороже. Тем более что объемы и количество сделок на украинском рынке растут день ото дня. «В будущем активы будут только дорожать, и соответственно вырастут объемы сделок», — прогнозирует инвестиционный управляющий ИФГ «Сократ» Роман Сазонов. Любитель крупных сделок Гриб не готов променять такой источник доходов на зарплату чиновника.


Ключевые компании группы «Тект»

· КУА «Тект» управляет проектами (венчурное инвестирование). Компания специализируются на покупке и продаже бизнеса, привлечении инвестиций, консолидации активов, операциях на рынке М&А (слияний и поглощений), реструктуризации, стратегическом управлении и решении корпоративных конфликтов.

· КУА «Эффект» управляет активами — институтами совместного инвестирования и негосударственными пенсионными фондами. Под управлением компании находится инвестиционный фонд «Тект-Инвест», корпоративные инвестиционные фонды (КИФ) «Золотой дождь» и «Серебряная подкова», корпоративный негосударственный пенсионный фонд (НПФ) «Социум», открытый негосударственный пенсионный фонд «Профит».

· ООО «Тект-Трейд» и ЗАО «Тект-Брок» предоставляют брокерские услуги, проводят дилерские операции на рынке ценных бумаг.

· Кредитный союз «Володар».


Здесь была ТЕКТ

· Николаевский глиноземный завод

· Мотор Сич

· Крюковский вагоностроительный завод

· Николаевский пивной завод «Янтарь»

· Металлургический комбинат «Азовсталь»

· Мариупольский коксохимический завод «Маркохим»

· Белоцерковский шинный завод «Росава»

· Укрсоцбанк

· Предприятие «Лакма», производитель лакокрасочной продукции

· Завод безалкогольних напитков «Росинка»

Карьера рейдера

Родился 4 июня 1961 г. в Экибастузе (Казахская ССР)

1982 г. — поступил в Высшее военно-строительное командное училище (г. Тольятти)

1990 г. — уволился из военно-строительных войск и перешел на предприятие «Стройиндустрия» АвтоВАЗа, работал в коммерческом отделе АвтоВАЗа

1992 г. — создает инвестиционный фонд «Тект» (Тольятти)

1992 г. — стал председателем наблюдательного совета Волжской ассоциации профессиональных участников рынка ценных бумаг, членом наблюдательного совета Самарской фондовой биржи

1995 г. — переехал в Украину, где создал инвестиционную компанию «Тект»

2000-2001 гг. — член совета Национального депозитария Украины, председатель совета директоров ПФТС

Апрель — октябрь 2004 г. — заместитель председателя Совета предпринимателей при Кабинете министров Украины

Апрель-май 2005 г. — и. о. министра финансов АР Крым в правительстве Анатолия Матвиенко

2005 г. — председатель наблюдательного совета группы компаний «ТЕКТ» Май — сентябрь

2005 г. — вице премьер-министр по экономике правительства АР Крым


От редактора

В июне в рамках спецпроекта «Неизвестная Украина» Контракты начали знакомить читателей со второй лигой украинских бизнесменов. Герои прежних и будущих публикаций — украинцы, сколотившие состояние на компаниях «новой экономики». Сфера интересов новоиспеченных миллионеров — строительство, пищепром, банковский сектор, торговля и IT.

Вадим Гриб — представитель еще одной новой для украинской экономики отрасли — инвестиционного бизнеса. На операциях с ценными бумагами свой первый миллион заработали немало украинских инвестбанкиров. Однако Гриб единственный в своем роде: он профессиональный рейдер и спекулянт. Портфельный инвестор Вадим Гриб часто прибегает к недружественным поглощениям. В бизнес-хватке соперничать с Грибом не могут даже западные private equity фонды, специализирующиеся на прямых инвестициях в украинские компании: средняя доходность одного из крупнейших фондов в Украине Western NIS Fund (под управлением Horizon Capital) — около 30-40%. Сделки Гриба приносят до 250% прибыли.

Елена ШКАРПОВА, и. о. редактора отдела «Деньги»

Вы здесь:
вверх