логин:    пароль: Регистрация
Вы здесь:
  
Кулуарная сейсмология Беседовал Роман КУЛЬЧИНСКИЙ - «Контракты» №36 Сентябрь 2007г.

Министр Кабинета министров Анатолий Толстоухов прогнозирует, что Украину ожидают несколько лет политических землетрясений


10 секунд на ЧТЕНИЕ

В интервью Контрактам Анатолий Толстоухов рассказал о том, что:

1) Азаров и Клюев поделили сферы влияния

2) регионалы ждут ответа от НУ—НС

3) политика — это лечебная грязь

4) работал на глубине 110 метров во время оранжевой революции

Заместитель председателя президентского Секретариата Виктор Бондарь утверждает, что правительство блокирует процедуру назначения губернаторов. Зачем вы это делаете?

— Раньше правительство обвиняли в «гражданской войне», сейчас, слава Богу, мы лишь затягиваем рассмотрение кандидатур... На самом деле проблема заключается в том, что в государстве вообще нет кадровой политики, фактически она сводится к параллельным назначениям. Президентский Секретариат решает свои задачи, а правительство — свои. Мы принимаем решения коллегиально, на Банковой правила другие. Как бы там ни было, но за последние три месяца принято немало кадровых решений... Процедура четко регламентирована: кандидатуру губернатора рассматривает Кабмин, президентский Секретариат высказывает свое мнение, правительство утверждает кандидата на своем заседании и президент ставит последнюю точку — автограф под соответствующим назначением.

Кто следит за соблюдением процедур принятия и подготовки экономических решений правительства?

— Профильное министерство готовит решение, потом согласовывает его с заинтересованными ведомствами, получает заключения Минэкономики, Минфина, Минюста, после чего проект решения рассматривает правительственный комитет, а потом — Кабмин на своем заседании.

Как разделены сферы ответственности между Николаем Азаровым и Андреем Клюевым?

— Клюев курирует топливно-энергетический блок, а Азаров — финансово-экономический. Однако проекты постановлений обязательно обсуждают на заседаниях правительства. Позиции профильных вице-премьеров определяют содержание проектов распоряжений... Конечно, иногда случаются внештатные ситуации: стихийные бедствия, срочные визиты руководства государства и т. д. В таких случаях правительство может принять решение по результатам опроса соответствующих министров, но оно обязательно подтверждается на следующем заседании Кабмина.

Недавно Минтранс инициировал восстановление ГП «Укрморпорт» (которое во времена Кирпы аккумулировало отчисления портов на госзакупки), а Кабмин решил подчинить это предприятие себе. Кто получил контроль над финансовыми потоками?

— Я не готов комментировать данные, полученные на ступеньках в Минтрансе. Это несерьезно.

— Я двумя руками за широкую коалицию
Источники информации об Укрморпорте — Виктор Бондарь и Николай Рудьковский, в интервью Контрактам они не отрицали, что правительство восстановило старые теневые схемы.

— Укрморпорт создают не впервые, вокруг этого ГП всегда были проблемы. Чтобы не наступать на одни и те же грабли, правительство приняло решение, которое вызывает возражения со стороны министра транспорта Рудьковского. Отсюда и напряженность.

«Укрзалізниця» тоже напрямую подчинена Кабмину, который не спешит реформировать непрозрачную систему предоставления скидок экспедиторам. Не является ли лишение Рудьковского реальных властных рычагов признаком политической дискриминации?

— Компании уровня Нефтегаза, Укрнефти, «Укрзалізниці», отдельные порты, действительно, утверждают свои финпланы на правительственных заседаниях. Вполне естественно, что этот процесс курирует первый вице-премьер, министр финансов Николай Азаров и профильные вице-премьеры.

Какие схемы лоббизма приемлемы для аппарата Кабмина?

— Денег я не беру, моя фамилия не фигурировала ни в одном скандале... Вообще, я не очень люблю абстрактные разговоры. Как-то на заседании Кабмина, по результатам проверок КРУ и прокуратуры, называли конкретные фамилии и цифры, но почему-то ни одно из обвинений не превратилось в уголовные дело. Что конкретно вас интересует?

Почему громкие изобличения злоупотреблений Гриценко, Луценко и Ивченко, сделанные Партией регионов, не подтвердились?

— Об этом нужно спросить в других кабинетах.

А в каком кабинете вы получили указание не пускать министра иностранных дел Бориса Тарасюка на заседание Кабмина?

— Верховная Рада отправила Тарасюка в отставку, а лица, не являющиеся членами правительства, не должны принимать участия в заседаниях, на которых, среди прочего, рассматривают вопросы, представляющие государственную тайну. Кстати, сам Борис Иванович вел себя не как министр иностранных дел коалиционного правительства, а как представитель президента, политический лидер и горячий сторонник одного из направлений внешнеполитического развития страны. На определенном этапе министр начал хитрить в отношениях с премьером, тормозить организацию зарубежных визитов, откровенно подставлять Виктора Федоровича. Это было ненормально.

Арсений Яценюк толерантнее к Януковичу, чем Тарасюк?

— Яценюк адекватнее, кстати, в списке НУ—НС он выше своего предшественника.

На какие уступки пошел президент, чтобы получить согласие ПР на досрочные выборы в ВР?

— Наверное, согласился перенести выборы на 30 сентября.

Действительно ли регионалы и НУ—НС договорились о создании коалиции?

— Я двумя руками за широкую коалицию. Будет ли она после выборов? — Вопрос к НУ—НС. Сейчас Кириленко отрицает возможность такого союза. Нас обвиняют в том, что мы — неукраинское правительство, принимающее решения в ручном режиме... Но кто же тогда, извините, принял регламент деятельности Кабмина, разработал инструкцию делопроизводства, которая заменила советскую? Какое правительство открыло архивные материалы и издает книги об истории исполнительной власти страны с 1917 года? Мы — украинское правительство, которое не проводит люстраций и не собирает компромат на оппонентов...

Конкретизируйте, пожалуйста, свой ответ.

— Сейчас мяч на половине поля оранжевых.

Являются ли досрочные выборы выходом из политического кризиса?

— Если президент руководствуется собственными целями, Кабмин — своими, и они не совпадают, то противостояние неизбежно. Сейчас все переключилась на выборы и напряженность вроде бы спала, но от этого мало что изменилось. К сожалению, нас ждет еще не один год политических землетрясений.

Что привлекает в политике лично вас?

— Сам процесс. Политика — это хоть и грязь, но лечебная. Другого инструмента решения проблем общества и государства еще не придумали.

По каким принципам вы подбираете подчиненных?

— Стараюсь всесторонне изучить людей, с которыми планирую работать. Система работы аппарата должна быть такой, чтобы негатив проявлялся как можно скорее, это позволяет своевременно решать проблемы. Также всегда предупреждаю людей о том, что требования к ним будут весьма жесткими. Дальше нужно быть принципиальным: не справился — до свидания.

Кто устроил Юрия Луценко помощником премьера Валерия Пустовойтенко, с которым в свое время вы тесно сотрудничали?

— К Валерию Павловичу обратился отец Юрия, бывший первый секретарь обкома КПУ. Кстати, на 10-й годовщине Конституционного Суда Юрий Витальевич рассказывал Виктору Федоровичу о своей готовности работать в коалиционном правительстве, несмотря на то что ему выкручивают руки в Секретариате президента... Луценко — боец только на публике.

Как вам удалось остаться на плаву после провала НДП?

— Я младше Валерия Павловича, который отошел от дел. У меня есть перспектива роста, а он уже был премьером. На Олимпе удержаться всегда тяжело.

Что вы чувствовали, когда осенью 2004-го митингующие окружили Кабмин?

— В здании было до 500 бойцов Беркута. Я не верил в то, что они удержат здание, в котором не было ни одного министра, кроме меня. Но было интересно наблюдать за событиями. Со мной была группа людей, тоже не покидавших рабочих помещений. Кое-кто вечером шел домой, а утром возвращался. Секретариат Кабмина работал, ведь технических сотрудников митингующие не трогали. Под реальной угрозой штурма (об этом мне докладывали дважды) мы оставляли кабинеты и ныряли на глубину 110 м и работали там. МВД запретило использовать против демонстрантов даже резиновые дубинки.

Вы работали в двух правительствах Януковича. Какие выводы Виктор Федорович сделал после оранжевой революции?

— Он стал значительно глубже и как личность, и как руководитель. Сейчас он оценивает перспективы Украины не с точки зрения выходца из Донбасса, а как государственный деятель. Он прошел и огонь, и воду, и медные трубы. Революция и определенное время пребывания в оппозиции пошли Виктору Федоровичу на пользу.

Почему вы согласились сотрудничать с Виктором Януковичем, но не баллотировались в парламент по списку ПР в 2006 году?

— Мне предлагали место в списке, но тогда я не представлял, как объяснить свое согласие в НДП, которую тогда возглавлял.

Вы профинансировали издание полного сборника Стуса и вместе с тем тесно связаны с ПР, призывавшей восточные регионы Украины к сепаратизму. Сколько у вас мировоззрений?

— Сборник нужен независимой Украине, Василий Стус — знаковая фигура, в отличие от Владимира Яворивского, не заливался соловьем, восхваляя КПСС, а был и остался самим собой... А призывы регионалов к сепаратизму не доказаны! Это факт.


Карьера министра

2006 г. — министр Кабмина

2005 г. — политическая деятельность

2003 г. — министр Кабмина

2001 г. — 1-й заместитель председателя НДП

2000 г. — заместитель мэра Киева

1999 г. — правительственный госсекретарь

1997 г. — министр Кабмина

1995 г. — заместитель министра Кабмина

1994 г. — гендиректор ИА «Украинское молодежное агентство»

1990 г. — народный депутат

1988 г. — заместитель редактора Волновахской районной газеты «Знамя труда»

1986 г. — завотделом социальных вопросов газеты «Социалистическая семья», г. Харцызск

1983 г. — инструктор отдела пропаганды и агитации Харцызского горкома КПУ

1981 г. — директор школы-интерната

1980 г. — преподаватель истории в ПТУ № 48 в г. Зугресе (Донецкая обл.)

1979 г. — директор школы

1978 г. — окончил Орловский пединститут, воспитатель в колонии для несовершеннолетних

1956 г. — родился в Харцызске (Донецкая обл.)

Вы здесь:
вверх