логин:    пароль: Регистрация
Вы здесь:
  
Верхом на трубе Нелли ВЕРНЕР - «Контракты» №36 Сентябрь 2007г.

Ради мирового лидерства в производстве труб российская Трубная металлургическая компания готова поглотить Интерпайп Виктора Пинчука


Мировая трубная промышленность консолидируется. В 2004 году испанская Condesa выкупила трубные предприятия сталелитейной группы Arсelor. В прошлом году лидирующая в отрасли итальянская корпорация Tenaris усилила свои позиции, поглотив компанию Maverick (США) и нарастив мощности до 5,2 млн тонн труб. Компания IPSCO, занимающаяся выпуском труб и заготовки в Канаде и США, купила канадскую группу NS Group, добавив к имеющимся шести трубным заводам еще два, и вышла в лидеры региона по производству труб нефтегазового сортамента. Другое крупное слияние на североамериканском континенте — альянс Atlas Tube и Wheatland Tube Company. В начале 2007 года сплыла информация об укрупнении третьего в мире производителя труб — российской Трубной металлургической компании Дмитрия Пумпянского. Претендент на слияние с россиянами — украинская корпорация «Интерпайп».

Обе компании специализируются на выпуске труб для добычи нефти. Группа Виктора Пинчука входит в десятку крупнейших трубных корпораций: выпускает 2% мирового производства бесшовных труб. В результате слияния с ТМК Интерпайп увеличит капитализацию и облегчит доступ к своему основному рынку сбыта — России, предполагают украинские аналитики.

«Речь, скорее, идет о покупке Интерпайпа, чем о слиянии. Разговоры об объединении — чистой воды дипломатия бизнеса», — замечает один из российских отраслевых аналитиков. Многие его коллеги считают, что ТМК стоит примерно втрое дороже Интерпайпа и максимум, на который может рассчитывать Пинчук, — блокирующий пакет в будущем объединении. По данным российских инвестаналитиков, переговоры подошли к завершающей стадии, открытым остается лишь вопрос цены. Если сделка состоится, ТМК на седьмой год своего существования достигнет стратегической цели — станет крупнейшим производителем труб в мире.

Трубное дело

Российская трубная промышленность привыкла к переделам собственности. Первый пришелся на середину 90-х, когда трубные заводы, приватизированные на скорую руку трудовыми коллективами, переживали не лучшие времена. Система внешней торговли независимых республик бывшего СССР еще не наладилась. Украинские трубные заводы из партнеров превратились в конкурентов. «Поставлять трубы, кроме России, было некуда. Украинцы отгружали практически всю продукцию северному соседу. Чтобы удержаться на рынке, продавали трубы по более низким ценам, чем россияне», — вспоминает гендиректор объединения «Укртрубпром» Леонид Ксаверчук. Российские предприятия сокращали объемы производства.

Российский рынок ТРУБ
OCTG в 2006 году, %

Красные директора, изо всех сил старавшиеся удержать свои посты, так и не научились эффективно работать в новых условиях — поиском поставщиков и рынков сбыта занимались посредники, средств на обновление мощностей катастрофически не хватало. Предприятиям отрасли срочно требовались стратегические инвесторы. Будущую выгоду участия в трубном производстве почувствовали собственники формировавшихся бизнес-групп — они начали скупать акции даже убыточных заводов. Однако планы многих из них изменил экономический кризис 1998 года. В числе потерпевших оказался и Михаил Ходорковский, который после кризиса решил сосредоточиться на нефтяной отрасли и продал контрольный пакет Волжского трубного завода МДМ-Банку.

«МДМ-Банку финансовый кризис не помешал развиваться. Его основатель Андрей Мельниченко даже сумел заработать: к началу 2000-х МДМ из рядового банка превратился в одного из лидеров сектора», — рассказывает ведущий научный сотрудник Института народнохозяйственного прогнозирования РАН Яков Паппэ. Такими успехами на российском финансовым рынке в то время могли похвастаться единицы: в числе счастливчиков, не сдавших позиции во время кризиса, были разве что финансовый центр группы Михаила Фридмана Альфа-Банк и Газпромбанк.

Прибыль МДМ Мельниченко решил вложить в промышленность, в частности, трубную, а в партнеры взял металлотрейдера Сергея Попова, разбирающегося в металлургических и сырьевых предприятиях России. Вскоре МДМ купил Северский трубный завод у двух конфликтующих акционеров: промышленной группы МАИР и «лукойловского» банка Петрокоммерц. Волжский и Северский заводы стали основой для одного из самых успешных проектов Мельниченко и Попова — Трубной металлургической компании, которая впоследствии досталась Дмитрию Пумпянскому.

Свою карьеру Пумпянский начинал на Челябинском меткомбинате (сейчас «Мечел»), где руководил маркетингом и сбытом. Затем его пригласили на Синарский трубный завод — молодой уральский металлург должен был организовать сбыт. Приход Пумпянского на СинТЗ совпал с допэмиссией акций предприятия. Предприимчивый управленец выкупил их, воспользовавшись банковскими кредитами. Постепенно докупая акции, он сконцентрировал контрольный пакет СинТЗа, попутно приобретая активы в легкой промышленности и сельском хозяйстве — будущих участниках группы «Синара».

Структура ПРОИЗВОДСТВА
ТМК в 2006 году, %

Первые два года нового тысячелетия — период консолидации российской трубной отрасли. В ответ на создание ТМК собственники Выкcунского металлургического и Альметьевского трубного заводов решили объединить активы под управлением Объединенной металлургической компании (ОМК). В состав корпорации вошли также несколько металлургических и сырьевых предприятий. Вскоре разросшаяся ОМК сконцентрировала блокирующий пакет СинТЗа и заявила о планах сделать его частью холдинга. В это же время к Пумпянскому пришли Попов и Мельниченко с предложением слить две трубных компании, — ТМК и СинТЗ, дабы противостоять ОМК.

Переговоры между МДМ затянулись на полгода: партнеры делили власть на ТМК, в которую должен был влиться СинТЗ. С акциями было все ясно: МДМ за два своих предприятия получала 66% ТМК, а Пумпянскому за СинТЗ полагалось 34%. Однако бизнесмены не могли поделить управленческие функции. Попова и Мельниченко полностью устраивал тогдашний гендиректор ТМК Иван Ли, усилиями которого удалось приобрести Северский завод. В свою очередь, Пумпянский, называвший управление металлургическими активами «делом своей жизни», требовал для себя топовую позицию в будущем объединении.

После продолжительных споров он наконец получил свое, и даже больше — ОМК продала Пумпянскому акции СинТЗа. Спустя несколько месяцев бизнесмен уже подумывал над увеличением своей доли в ТМК до контрольной. Известие о сделке между МДМ и Пумпянским, которую обе стороны поначалу пытались скрыть, озадачило конкурентов и аналитиков. Ведь до того ни одному бизнесмену средней руки (а именно таким тогда был Пумпянский) не удавалось выкупить крупный и успешный проект у сильной и богатой группы, каковой являлась МДМ.

Подробности сделки стали известны позже. Вместе с контрактом о слиянии собственники МДМ и Пумпянский подписали опцион, согласно которому каждый из партнеров мог в любой момент предложить другому продать свою долю. Совладелец компании должен был либо согласиться, либо сделать встречное предложение о выкупе такого же количества акций. «Мельниченко и Попов предложили Пумпянскому выкупить его долю. Пумпянский не согласился, сказав: «Лучше я куплю у вас одну треть», — восстанавливает цепочку событий Паппэ.

Часть кредита на покупку акций Пумпянский получил в МДМ-Банке. То есть, по словам Паппэ, Мельниченко и Попов понимали, что бизнесмен собирается заполучить контроль над компанией, и даже были готовы к такому повороту событий. За 33% акций Пумпянский заплатил $300 млн. Мельниченко и Попов в накладе не остались: в свое время Северский и Волжский заводы обошлись им примерно в $100 млн. Впрочем, в 2004 году Мельниченко и Попов вернулись на ТМК в качестве акционеров, выкупив свои 33% в обмен на принадлежащий им Таганрогский металлургический комбинат, который был включен в состав корпорации. Но через два года Пумпянский снова стал единоличным собственником ТМК, выкупив 33% акций у группы МДМ.

В люди

Акции Тагмета перешли на баланс ТМК в 2004 году. Альянс занял 40% российского рынка, став крупнейшей трубной компанией в России. Зарубежные мощности ТМК дополнил приватизированный за символическую цену третий в Румынии по объему производства заготовки и стального проката завод Combinatul Siderurgic Resita, который в свое время румынские чиновники забрали у недобросовестного инвестора. Инвестобязательства по условиям конкурса составили $25 млн. Для ТМК это не деньги. Официальный оборот компании уже в 2004 году зашкаливал за $2 млрд, а чистая прибыль — за $115 млн.

Став полноправным хозяином ТМК (первый раз — в 2003 году), Пумпянский заявил о намерении вывести ее в мировые лидеры и начал подготовку к IPO. Собрал контрольные пакеты всех трубных предприятий в единой управляющей компании, перевел заводы на финансовую и бухгалтерскую отчетность по международным стандартам. Первая консолидированная отчетность по МСФО показала, что компания за 6 месяцев 2005 года увеличила чистую прибыль ($118,4 млн) в 19 раз по сравнению с аналогичным периодом предыдущего года. Изменилась и форма собственности — из ЗАО компания превратилась в ОАО.

В августе 2005 года акции ТМК появились на бирже РТС, а IPO компании состоялось в ноябре 2006 года в Лондоне. Именно накануне размещения акций на Лондонской фондовой бирже партнеры снова продали Пумпянскому 33% акций. Для финансирования размещения и частично выкупа бумаг ТМК выпустила евробонды на $300 млн. Акции Мельниченко и Попова обошлись Пумпянскому гораздо дороже прежних пакетов акций — бывшие партнеры оценили его в $1,3 млрд. И все же они продешевили.

На торгах в Лондоне за 20,62% акций ТМК выручила $972 млн, а общий объем заявок на их покупку в 19 раз превысил предложение. Западные инвесторы оценили компанию почти в $6 млрд. Столь высокой капитализации ТМК рынок не ожидал. Впрочем, если бы владельцы МДМ не продали акции ТМК, стоимость компании оказалась бы ниже. «Многие считали, что рынок испугается возможного конфликта интересов между двумя собственниками», — озвучивает позицию инвестиционного сообщества того времени Яков Паппэ.

После IPO акции компании продолжили расти в цене, сбивая с толку аналитиков фондового рынка. «Этого никто не мог предвидеть. До IPO моя оценка ТМК была одной из наивысших — $5,6 за акцию, тогда как многие ее оценивали в $3-4. Сейчас бумаги торгуются по $9-10», — удивляется Сергей Кривохижин из брокерского дома «Открытие» (Москва). Нынешнюю справедливую стоимость акций (target-price на 12 месяцев) он затрудняется назвать — аналитик в очередной раз пересматривает рекомендации по ТМК. По оценке ИК «Антанта Капитал», target price составляет $13,5 за акцию.

Инвестгруппа «Ренессанс Капитал» недавно подняла целевую цену депозитарных расписок (1 GDR = 4 обыкновенные акции) ТМК до $52 (текущая цена GDR — около $40). «Компания динамичная, до 2010 года планирует удвоить OCTG мощности (по выпуску нарезных труб для нефтегазовой промышленности), — объясняет позицию Ренессанса аналитик Юрий Власов. — К тому же большую часть прибыли ТМК приносит российский рынок. Ни итальянская Tenaris, ни французская Vallourec не смогут прийти в Россию в ближайшее время: здесь прочно сидит ТМК».

На экспорт у ТМК уходит лишь 30% продукции, компания и в будущем видит Россию своим основным рынком сбыта. Ее основной профиль — нефтегазовый сектор. Пока цена черного золота растет, российские нефтяники будут активно бурить скважины и покупать трубы ТМК. Вместе с тем продукция заводов Пумпянского успешно сертифицируется и пользуется спросом за рубежом. Правда, ЕС в июле 2006 года распространил на трубы производства ТМК антидемпинговую пошлину. Но европейский рынок, обеспечивающий компании больше половины экспортных продаж, после этого не закрылся: входящие в ТМК заводы ARTROM и Resita расположены в Румынии, которая в этом году присоединилась к Евросоюзу. На продукцию завода пошлины уже не распространяются.

«У ТМК заключены контракты с Saudi Aramco (крупнейшая нефтяная компания в мире. — Прим. Контрактов). ТМК продает трубы всем, даже Ferrari», — хвалит компанию Юрий Власов. Аналитику актив нравится: «Компания предоставляет много информации, менеджмент всегда готов встречаться с инвесторами». Его коллега Кривохижин менее щедр на комплименты: «После проведения IPO ТМК, несомненно, раскрылась, но до уровня публичности Норникеля, Новолипецкого меткомбината и Северстали ей еще далеко».

Кто остался на трубе

В настоящее время ТМК занимает первое место на российском трубном рынке и третье — на мировом, уступая лишь итальянской Tenaris и французской Vallourec. В перспективах ТМК покупка недостроенного завода по производству бесшовных труб в Польше и сделка с Интерпайпом. Но украинцы переговоры о продаже затягивают: набивают цену, считают российские аналитики. «Основная цель компании, поставленная собственником перед менеджментом, — выход на IPO в следующем году. При этом мы не отвергаем возможности объединения и проводим консультации с несколькими компаниями», — комментирует слухи о слиянии с ТМК директор по корпоративным отношениям Интерпайпа Александр Харченко.

Действительно, рыночная оценка Интерпайпа, которая определится в ходе публичного размещения, облегчит переговоры по M&A для обеих сторон. Российские инвесткомпании оценивают Интерпайп в диапазоне от $2 млрд до $3,5 млрд, однако IPO ТМК показало, что рыночная стоимость украинской корпорации может превзойти ожидания аналитиков и инвесторов. К этому-то Интерпайп и стремится.

По данным российских Ведомостей, в 2004 году ТМК уже вела переговоры с Интерпайпом о покупке украинской компании, но договориться о цене сделки олигархи тогда не смогли. Сейчас, кроме ценового вопроса, будущему объединению могут помешать амбиции собственников, под руководством которых компании стали лидерами на рынках Украины и России. Виктор Пинчук может согласиться стать миноритарным акционером, однако готов ли он отдать руководство своей компанией в чужие руки?

«Если Виктору Пинчуку надоело управлять трубным бизнесом, то основной проблемой станет раздел пакетов акций между ним и Пумпянским. Но Пинчуку, похоже, править не надоело. Поэтому вопрос о шкурах двух медведей в силе», — говорит Яков Паппэ.

Если объединения с Интерпайпом не произойдет, Пумпянскому придется отложить превращение ТМК в мирового лидера. Российский рынок уже поделен между компанией Пумпянского, Объединенной металлургической компанией и группой «Челябинский трубопрокатный завод», которые не собираются распродавать активы.

Маловероятно также слияние ТМК с европейскими трубостроительными корпорациями. «Европейцы неохотно идут на сделки по слияниям-поглощениям с российскими компаниями, — объясняет Кривохижин. — Для объединения необходим эффект синергии. Но пока нельзя с уверенностью сказать, что синергия между российскими (или украинскими) производителями труб и ведущими европейскими компаниями возможна. У нас другие технологии, европейцы в этой сфере ушли далеко вперед. Качество их труб намного выше. Это признают даже российские трубники».

А Юрий Власов предполагает, что ТМК пополнит свои активы предприятиями — производителями «труб будущего». Например, труб, которые можно соединять под землей без участия человека, с резьбовыми соединениями «премиум», предназначенных для бурения скважин в агрессивной среде (арктический регион, морское дно, песок и пр.), добычи нефти с высокими примесями, бурения по кривой. В октябре 2006 года компания создала совместное предприятие с американской фирмой Hydril. Цель СП — нарезка соединений класса «премиум» на трубах ТМК. Несговорчивость Виктора Пинчука — не помеха для движения вперед.


Резюме

Интерпайп

Компания основана в 1990 году Виктором Пинчуком. Является одним из ведущих производителей бесшовных труб (2% мирового рынка) и крупнейшим в мире экспортером железнодорожных колес (доля мирового рынка — 12,8%).

Выручка от реализации в 2006 году составила $1,44 млрд, EBITDA — $373,6 млн, чистая прибыль — $217 млн.

В 2006 г. компания произвела 1,21 млн тонн стальных труб. В структуре производства доля труб нефтегазового сортамента составляет 59%, труб общего назначения — 38%, специальных труб для машиностроения — 3%.

Продукция компании сертифицирована в соответствии с мировыми стандартами и экспортируется в 75 стран мира. Доля экспорта в общем объеме поставок трубной продукции — 78,5%.

Выручка от реализации по регионам, %


Профиль компании

Трубная металлургическая компания, ОАО ТМК

Тикер на РТС: TRMK

Тикер на LSE: TRMKq.L (TMKS — для GDR)

Направление деятельности: производство труб

Доля трубного рынка в России в 2006 году: 27%

Доля рынка труб OCTG в России: 43%

Доля мирового рынка труб OCTG: 12%

Рынки сбыта: Россия (70%), CIS — Центральная Азия и Каспийский регион (19%), Америка (5%), Европа (4%), прочие страны (1%)

Кому принадлежит, %

Финансовые показатели:
Чистые продажи, $ млн
EBITDA, $ млн
Чистая прибыль, $ млн
2003 1369 н. д. н. д.
2004 1984 321 115
2005 2938 532 254
2006 3384 794 461

Производственные предприятия ТМК:

• Волжский т рубный завод

• Северский трубный завод

• Синарский трубный завод

• Таганрогский металлургический комбинат

• ТМК — ARTROM SA

• ТМК — Resita SA

• СП ТМК — Хайдрил

• СП ТМК — КПВ

По данным компании, ИК «Антанта Капитал»


Карьера компании

1999 г. — Пумпянский скупает контрольный пакет акций Синарского трубного завода и присоединяет к группе «Синара» румынский завод ARTROM

2001 г. — образование Трубной металлургической компании на базе двух предприятий группы «МДМ»

2002 г. — венчурная компания «Ринако», входящая в группу «МДМ», приобрела контрольный пакет Таганрогского металлургического комбината у его директора Сергея Бидаша. Завод переходит в управление ТМК

2002 г. — в состав ТМК вошел Синарский трубный завод. Пумпянский получил кресло генерального директора ТМК и 34% акционерного капитала компании

2003 г. — Пумпянский выкупил акции ТМК у своих партнеров из МДМ

2004 г. — партнеры снова вошли в состав акционеров ТМК с долей 33% в обмен на пакет акций Тагмета

2005 г. — опубликована первая консолидированная отчетность ТМК по МСФО. Акции компании начинают торговаться на РТС

2006 г. — Пумпянский стал единоличным собственником ТМК, выкупив 33% акций у группы «МДМ»

2006 г. — ТМК провел успешное IPO на Лондонской фондовой бирже. Акции разместились по верхней границе ценового диапазона, через два дня после размещения капитализация достигла $5,8 млрд

2007 г. — ТМК заявила, что ведет переговоры с группой «Интерпайп» о возможном слиянии


Как работать с ТМК

Дмитрий Пумпянский — одновременно председатель совета директоров и единоличный хозяин ТМК. Компания вошла в тройку лидеров рынка прежде всего благодаря инициативности и трудолюбию собственника. «Контроль над оперативной деятельностью держится на Пумпянском. Бизнесмен представляет ТМК на различных встречах, в том числе и с президентом России Владимиром Путиным», — говорит Юрий Власов из ИК «Ренессанс Капитал». Влияют ли другие персоны в ТМК на бизнес Пумпянского наравне с ним, внешнему наблюдателю судить сложно: бизнесмен своих людей в СМИ не продвигает.

ТМК — не агрессивная группа, она не была замечена в рейдерских захватах. С поставщиками и потребителями предпочитает работать на условиях долгосрочных контрактов, дабы застраховаться от рисков ценовых скачков. Так, восьмимесячный контракт с Евразом на поставку стальной заготовки по фиксированным ценам позволил Пумпянскому сэкономить в 2004 году не один десяток миллионов долларов: рыночная цена стали, основной составляющей в себестоимости труб, за этот период подскочила на 40-50%. Однако стороны заранее определили цены на поставку, и ТМК получила сталь по стоимости ниже рыночной.

В переговорах с ТМК Яков Паппэ советует не бояться Пумпянского, но при этом не обманывать или давить на бизнесмена (многие ассоциируют Пумпянского с криминалитетом, помня, что он начинал бизнес на Урале в условиях жесткой конкурентной борьбы за активы). «Нужно понимать, что на своей территории ты сильнее, а на его территории ты — никто», — говорит Паппэ.

Вместе с тем, добавляет Паппэ, за Пумпянским не следует искать сверхмощного административного ресурса. «Он является одной из ключевых фигур в Свердловской области, но не более того. В России он — не бизнес-фигура первого эшелона», — резюмирует экономист.

Вы здесь:
вверх