логин:    пароль: Регистрация
Вы здесь:
  
Не отходя от кассы Ольга ШВАГУЛЯК-ШОСТАК - «Контракты» №36 Сентябрь 2007г.

Украинские кузнецы могут себе позволить браться лишь за дорогие заказы. Спрос на художественный металл в несколько раз превышает предложение


Железные очереди

Киевский предприниматель Сергей Артемов три месяца ждет выполнения своего заказа: трехметровую железную изгородь для своего офиса у местных кузнецов он заказал еще в июне. На кузнечные изделия сейчас небывалый ажиотаж. Веяние моды, объясняют кузнецы свою востребованность.

Весьма популярно кованое железо сейчас среди владельцев особняков, их заказы иногда тянут на $100 тыс. Исполнительный директор ООО «ВКФ «Плiт» Олег Грицько, под началом которого работают почти три десятка кузнецов, говорит, что очередь заказчиков на его изделия уже растянулась на три месяца. Директор кузницы чуть поменьше, Виктор Проданчук, утверждает, что его фирма одновременно ведет 10-15 объектов.

Кузнечный бизнес в Украине сравнительно новый. В эпоху застоя партия наградила этот вид деятельности клеймом «буржуазного ремесла» и, по сути, поставила крест на его развитии. Впрочем, кузнечное дело возродилось в Украине довольно быстро. Что, в конце концов, вполне естественно — у наших соотечественников ментальная тяга к основательным изделиям. Например, в соседней Польше кованые частные изгороди скорее исключение, чем традиция.

Предприятий, которые из черного металла формируют изгороди, ворота, крылечки, перила и пр., по оценкам разных экспертов, в Украине насчитывается от полутора до нескольких тысяч. Как правило, большинство из них расположено в крупных городах — например, в Киеве более двухсот только крупных и средних кузнечных предприятий. Во Львове официальных и полулегальных кузнечных мастерских насчитывается не менее 300. Однако такая плотность не делает потомков Гефеста заклятыми конкурентами. Ни один из опрошенных Контрактами владельцев и руководителей кузниц не жаловался на нехватку заказов. Наоборот — им не хватает сильных рук.

Кузница кадров

Большинство фирм, изготавливающих металлические «кружева», состоит из 10 работников — такое количество людей считается наиболее удачным организационно-экономическим форматом кузницы. Расстановка кадров в такой кузнечно-слесарной мастерской типичная. Две мобильные бригады из 3-4 кузнецов, которые сами разгружают сырье-металл, изготовляют заказ и занимаются монтажом, бухгалтер, занимающийся еще и складским хозяйством, и движущая сила бизнеса — директор.

Предприятия со штатом из 25-30 рабочих, обязанности каждого из которых разделены по специализации, вынуждены минимум на 10% поднимать цену на готовые изделия. «Такой штат заметно увеличивает накладные расходы», — делится опытом Олег Грицько. ООО «Плiт» состоит из трех бригад кузнецов (по четыре человека), двух монтажных (по три человека), отдела снабжения, склада, троих инженеров, экономиста и заместителя директора (курирует производство). Когда людей в фирме работало меньше, доля конечного дохода в обороте была выше.

Умелые руки

Относительно недорогое оборудование и возможность разместиться в гаражных кооперативах делают кузнечное дело довольно популярным среди начинающих бизнесменов. Стартуют даже с $10 тыс. Эти средства идут на приобретение набора оборудования: молота, горна, наковальни, 3-4 болгарок, сварочного аппарата и самодельных мини-станков, с помощью которых крутят-гнут металл.

Специализированное фирменное оборудование кузнецы почти не используют. Станко-инструментальная база большинства кузниц является симбиозом старого оборудования, которое удалось приобрести на руинах украинского машиностроения, и современных кулибинских усовершенствований.

Руководитель фирмы «Плiт» приобрел бывший в употреблении молот два года назад в Днепропетровске за 19 тыс. грн. Старый редуктор неизвестного происхождения местные специалисты приспособили, чтобы гнуть металлические заготовки. Собственноручно изготовили несколько небольших станков, с помощью которых формируют металлические элементы будущих изделий. Правда, сегодня для изготовления типовых элементов за 40-50 тыс. грн можно приобрести готовое универсальное отечественное оборудование, скопированное отечественными умельцами с немецкого аналога, который стоит те же 40 тыс., но уже евро.

С сырьем тоже проблем нет. В крупных городах кузнечные мастерские создали региональные склады-магазины, где можно купить необходимые в производстве квадрат, полосу, кругляк, трубу и т. д. Небольшая кузница перерабатывает в среднем одну тонну металла в месяц, средняя фирма — 5-10 тонн, крупная, вроде Киевского завода художественной ковки (ООО «Тантьема»), где работают 150 человек, — 20 тонн.

Тонна квадратного прута стоит 3,5-4 тыс. грн. В себестоимости тиражного изделия, где минимум кузнечной работы, сырье составляет 50-60%, а, например, в продукции «Тантьемы», где главным ценообразующим фактором является стоимость работы дизайнеров и кузнецов, — лишь 9%. При условии массового производства (5-10 тонн металлического кружева в месяц) кузнечный бизнес теоретически должен ежемесячно приносить владельцу по меньшей мере $5-7 тыс. прибыли. Или в 10 раз больше, если каждое изделие эксклюзивное или авторское, собственноручно сделанное мастером-кузнецом.

Восток—Запад

Фирмы, нацеленные на большие объемы производства, покупают готовые художественные металлические элементы, которые потом с помощью сварки вплетают в кузнечную композицию. Так проще и эффективнее. В Днепропетровске, в частности, художественный металл льет из чугуна «Камертон-сервис», в Донецке — штампует предприятие «Гефест». Но более мощными каналами поставок металлических составляющих являются Китай и Италия (последняя также использует металл из Поднебесной). Китай специализируется на мелких элементах — шариках, цветочках, листочках. Италия дополняет этот ассортимент полосами, балясинами.

Еще 2-3 года назад массовое тиражирование элементов обрамления и изготовление металлических конструкторов не интересовали игроков кузнечного рынка. Они предпочитали аутентичную кузнечную работу. Но крупные заказы и демпинговые предложения импортеров кардинально изменили подход к делу.

«Если предприятие получает заказ на изготовление нескольких сотен метров забора, увенчанного металлическими копьями, то на этот вал не хватит ни рук, ни средств», — сознается Олег Грицько. В то же время китайское копье стоит всего 1,8 грн. Изготовление домашней заготовки в два раза дороже стоимости китайского аналога.

Поскольку труд украинских кузнецов намного дороже работы их китайских коллег, тиражный экспорт будет лишь расти. Спрос на импортные элементы с каждым годом увеличивается вдвое. Сегодня львовский рынок потребляет до 100 тонн китайско-итальянских штамповок, общеукраинский — 2,8-3 тыс. тонн. Учитывая, что одна тонна заморского кузнечного вала стоит 10-20 тыс. грн, украинцы ежегодно тратят на китайско-итальянский металл от 28 до 60 млн грн, что в розничных ценах составляет лишь 2,5-3% годового объема рынка. Но итальянцы и китайцы отвоевали эти 3% за считанные годы — еще в 2004-м их изделия в Украине отсутствовали.

Автора!

Ставка на большие погонажи дает рентабельность в 10-16%. Вместе с тем эксклюзивная ковка приносит 60% прибыли — прежде всего за счет высокой оценки кузнечного мастерства. Во Львове, например, насчитывается не более 10 кузниц, где у горна работают признанные мастера молота и наковальни. Но отнюдь не из-за отсутствия спроса на эксклюзив. Найти профессионального кузнеца очень сложно. Одна из одесских фирм приглашает на работу кузнецов, предлагая им зарплату в EUR800 плюс проживание и питание.

«Я беру на работу неспециалиста и почти год учу его кузнечному мастерству, — рассказывает о собственном рецепте решения кадровой проблемы Виктор Проданчук. — Из Академии искусств студентов стараюсь не приглашать. Они очень амбициозны. Поработав год-два и, обучившись ремеслу, увольняются. Большинство из них открывают собственное производство».

Кадровый дефицит на рынке усилило упрощение процедур для трудоустройства в Польше — там мастер по работе с металлом может рассчитывать на зарплату, в 2-4 раза превышающую его месячный доход в Украине.

60% рентабельности достигают и кузни, предлагающие нечто особенное. Тантьема, например, по словам ее руководителя Игоря Колосюка, позиционирует себя на рынке как кузница, которая не использует ширпотребовских штамповок. Тантьема выполняет комплексные заказы с сочетанием металла, дерева и стекла. Модерн-дизайн делает акцент на светильники: совмещает ковку со стеклом, дутыми плафонами, витражом. Во Львове перспективным направлением считается бронзовое литье. В столице его много, вместе с тем на Галичине спрос на такие изделия появился только в последние годы. Литье гораздо дороже кованых изделий, но среди клиентов кузнецов довольно много покупателей, уже насытившихся традиционной ковкой и желающих помпезности. Такая специализация — довольно дорогое удовольствие. В частности, литейный или витражный цех стоит десятки тысяч долларов — намного больше, чем требуется для начала кузнечного бизнеса.

Уренгой—Помары—Ужгород

Простейшее металлическое изделие — порезанный и сваренный металл из квадратного профиля, украшенный несложным гнутым элементом — стоит от 350 грн за квадратный метр, а изделие, у которого попотел кузнец с молотом, — от 800 грн/кв. м. Цена существенно колеблется в зависимости от рынка сбыта. В столице цены на кузнечные изделия втрое выше, чем в регионах. Например, тарифы Тантьема: $1000 за 1 кв. м изгороди, калитки, ворот $700-1000 — за погонный метр интерьерного ограждения лестниц.

Столичные цены побуждают периферийные предприятия либо переезжать в предместья Киева, который они считают наиболее перспективным рынком, либо открывать в столице офисы, набирать заказы и выполнять их на материнских базах. В последнее время столичные архитекторы и дизайнеры сами обращаются к более «дешевым» региональным предприятиям, закладывая в стоимость готового изделия до 30% своего интереса.

Кузнецы-провинциалы сейчас также осваивают Восточную Украину и даже российские просторы, где оборачиваются большие деньги, но мало художественной ковки. Даже в Уренгое или Тюмени за квадратный метр кузнечного изделия готовы платить более $1 тыс.

«Учитывая спрос, кузнечных предприятий на отечественном рынке могло бы работать вдвое больше, чем сегодня», — считает Олег Грицько. И даже ежегодное поднятие цены на 10-15% на кузнечные изделия не сказалось бы на устойчивом интересе украинцев (только 10% заказов кузниц — корпоративные) к художественному металлу. Украинский рынок, по подсчетам экспертов, ежемесячно потребляет около 20 тыс. тонн кованых изделий.


Характеристика ниши

Годовой объем рынка: $300-400 млн

Начальные инвестиции: от $10 тыс. до $500 тыс.

Рентабельность бизнеса: 60%

Срок окупаемости: 2-3 года

Уровень конкуренции: средний


Не Европа

Европейским стандартам соответствует лишь несколько процентов кузнечных изделий, изготавливаемых в Украине. Страны Старого Света требуют, чтобы кованые изделия прошли процесс горячего цинкования. Этот процесс (его начинает требовать и украинский рынок) удорожит продукцию кузнецов на 30%. Под Стрыем недавно открыли завод цинкования — готовые изделия погружают в ванную с горячим цинком и только после этой операции красят.

Чтобы запустить собственный цех цинкования, потребуется более EUR1 млн. Кроме того, очень сложно получить разрешительную документацию на вредное производство. Украинским кузнецам-экспортерам попасть в Европу до сих пор помогали поляки. «Плiт», например, продавая партию секций в Германию, цинковал их на пути к заказчику — в Польше.

Вы здесь:
вверх