логин:    пароль: Регистрация
Вы здесь:
  
Именем демократии Владимир ЗОЛОТОРЕВ - «Контракты» №48 Декабрь 2007г.

Секретариат президента и Партия регионов могут оформить коалиционное правительство без парламентского большинства


Бесконечный коалиционный сериал, режиссируемый в президентском Секретариате, обнажил основную тенденцию украинской политики — сворачивание остатков прозрачности и предсказуемости процесса. Демократия в нашей стране реализуется не в процедурах, а в не всегда доброй воле нескольких ключевых персон. Нечто подобное, напомню, происходило в Украине в середине 1990-х, когда полноту власти концентрировал в руках один чиновник — Леонид Данилович Кучма.

По иронии судьбы, в которой присутствует определенная логика, в августе 2002 года под занавес второй каденции президент Кучма предложил внести изменения в Конституцию, по сути, инициировав проведение политреформы, одна из основных задач которой — переход к прозрачной политике. Решение этой задачи предполагало четкую формализацию процедуры формирования парламентского большинства и Кабмина, а также определенную коррекцию полномочий президента. Политические лидеры и спонсоры Нашей Украины в этой идее усмотрели исключительно политический подтекст: дескать, реформа задумана только для того, чтобы ограничить власть Ющенко. Никому почему-то и в голову не пришло, что политическая реформа — слишком сложный и затратный путь для этого. Ведь очевидно, что Кучма прекрасно понимал, с какими трудностями и противодействием той же Верховной Рады ему придется столкнуться в процессе внесения изменений в Конституцию.

Реформаторские начинания Леонида Даниловича, безусловно, можно оценивать по-разному, одна из самых простых гипотез — Кучма просто устал от ручного управления государством и ситуативного принятия решений в условиях тотальной политической безответственности. По сути, такой режим больших возможностей, в котором сам Кучма играл центральную роль, мог эволюционировать в одну из двух прозрачных форм управления: диктатуру или демократию. Кучма полноценным диктатором быть не хотел и не умел, поэтому решил построить демократию, а точнее, предложил заняться этим делом своему преемнику. Сколь бы своеобразным управленцем ни был Леонид Данилович, но он свой выбор сделал.

«Ручная» демократия досталась победившему в 2004-м кандидату от демократических сил Виктору Ющенко. Трудно сказать, насколько он понимал суть произошедших политических перемен — Виктор Андреевич слишком молодой политик. Мысль о том, что конституционная реформа ограничивает власть президента, дозрела в его окружении, хотя это не совсем так. Ведь суть политреформы сводилась к тому, что избиратели наконец-то получили возможность идентифицировать власть и дать оценку ее действиям на выборах. В рамках новой системы представлялось совершенно очевидным, что партия, победившая на выборах, должна формировать большинство, а оно — правительство. Таким образом, любой гражданин мог бы понять, кто сейчас у власти и в следующий раз сделать осознанный выбор. Это на самом деле и есть политическая прозрачность, производная которой — ответственность.

Дальнейшее развитие событий показало, что украинские политики всех лагерей выступают под разными лозунгами, но единым фронтом против этой прозрачности и ответственности. В 2006-м, после первых парламентских выборов, прошедших по пропорциональной системе, партии сделали вид, что их нет, и принялись формировать большинство на индивидуальной, а не партийной основе (вопреки здравому смыслу и Конституции). А президент вместо того, чтобы на совершенно законных основаниях распустить парламент, устроил шоу из подписания никого ни к чему не обязывающего Универсала. Проснулся Виктор Андреевич весной 2007-го, когда в парламентское большинство влилось уже столько индивидуальных членов, что на кону оказались остатки президентских полномочий. Очень показательно, что роспуск ВР (шаг, мягко говоря, сомнительный с точки зрения буквы закона) все ключевые субъекты политического процесса приняли как должное. Напрашивается простой вывод: закон для украинских политиков сугубо инструментален, как дышло.

После проведения досрочных парламентских выборов возникли подозрения, что украинское государство ориентировано на абсолютную бесконтрольность. Сейчас же затягивание с формированием коалиции представляется следствием не политической неопределенности, а целенаправленной политики. Президентский Секретариат и Партия регионов держат курс на то, чтобы какая бы то ни было коалиция вообще не состоялась.

Вариант этот весьма удобен и для Виктора Ющенко, и для Виктора Януковича. Во-первых, они решают «проблему Юли» — она не становится премьером, соответственно не использует эту должность для наращивания мускул перед президентскими выборами. Во-вторых, вариант сей позволяет избежать формализации отношений НУ—НС и ПР, то есть де-факто сделать правительство коалиционным, не создавая парламентского большинства де-юре.

В-третьих, решить конституционные проблемы, если в этом возникнет необходимость, в такой ситуации значительно проще (ведь набрать 300 голосов из отдельных депутатов куда легче, чем из партийных фракций). Наконец, в-четвертых, только в этом режиме Секретариат президента из совещательной конторы превращается в центр принятия экономических решений.

Самое грустное, что помешать реализации такого сценария просто некому. Конституция всеми и неоднократно попрана, судебная система парализована, да и вообще — правовые коллизии сами по себе весьма непросты, а правовые возможности прямо пропорциональны политическим... Ясно одно — существование Верховной Рады без коалиции — это не просто игнорирование воли избирателей, за которую так ратовал президент весной 2007 года. Это разрушение основ государственной системы, предполагающей ответственность власти перед народом. В таком контексте для Украины любая коалиция лучше, чем ее отсутствие. Пока же украинские политики успешно разрушают саму политику, возвращаясь к системе ручного управления, но не с одним центром принятия решений, а с двумя... Будем ждать, пока господа политики и их спонсоры либо устанут, как Кучма, либо наконец-то прозреют.

Вы здесь:
вверх