логин:    пароль: Регистрация
Вы здесь:
  
Аттестат смелости Елена СТРУК - «Контракты» №5 Февраль 2007г.

Чем украинские программы МВА отличаются от западных. Украинский диплом МВА, в отличие от диплома ведущих западных бизнес-школ, не гарантирует продвижения по служебной лестнице или повышения зарплаты


«Я плохо представлял себе, что меня ждет. Мне говорили, что здесь много учатся и потому довольно бурно веселятся. Я слышал весь набор стандартных баек про бизнес-школы и читал описания разных МВА-программ. Однако главный вопрос — чему и как здесь учат — оставался для меня открытым, — вспоминает Леонид Бершидский (главный редактор российского еженедельника SmartMoney), в свое время отправившийся за МВА в французскую бизнес-школу INSEAD. — И даже когда мне выдали пластиковый пакет с 6 кг учебных материалов по первым пяти курсам, а потом продали за 250 евро еще 10 кг обязательных и рекомендованных учебников, у меня по-прежнему не было внятного ответа».

Ответ нашелся позже — после завершения обучения. «Я стал по-другому думать — более структурно. У меня шире кругозор, чем был раньше. Мне интереснее работать: у каждой задачи появились новые грани», — рассказывает Бершидский спустя три с половиной года после получения степени МВА. Годы, проведенные в бизнес-школе, не пропали даром — после участия в нескольких медийных проектах Бершидский собирается сменить сферу деятельности: с февраля журналист станет управляющим директором российского инвестбанка «КИТ Финанс».

Переход в другую индустрию, причем на руководящую должность, — стандартная практика для множества обладателей дипломов престижных иностранных бизнес-школ. «Диплом Гарварда или Стэнфорда открывает перед его обладателем большие возможности, — говорит Наталья Полищук, выпускница Harvard Business School. — Во-первых, диплом дает возможность сменить место жительства, то есть продолжить карьеру в другой стране: выпускник престижной программы МВА может искать работу не только на локальном рынке, но и на мировом. Во-вторых, обладателю диплома МВА гораздо проще уйти работать в новую сферу — например, из металлургии в банковское дело. В-третьих, выпускник МВА имеет возможность сменить профессию — переквалифицироваться, скажем, из менеджера по продажам в финансового директора».

Наша марка

В мире тысячи бизнес-школ. Однако работодатели больше всего доверяют первой десятке. По данным Financial Times, средний годовой оклад (без надбавок) выпускников крупнейшей американской бизнес-школы Wharton приближается к $200 тыс. — за пять лет до начала занятий они зарабатывали в среднем $70 тыс. Ведущие бизнес-школы мира — вроде Harvard Business School, Columbia Business School или той же INSEAD — завоевывали репутацию десятилетиями, накапливая традиции преподавания и исследовательский опыт. И хотя, как показывают последние исследования журнала BusinessWeek, ожидания от МВА несколько переоценены, а диплом не является автоматическим пропуском в бизнесовый рай, конкурс в ведущие бизнес-школы остается очень высоким (более 40 человек на место).

В Украине первая программа МВА появилась в 1990 году в бизнес-школе МИМ-Киев. Таких программ на внутреннем рынке уже более 20. С одной стороны, их предлагают бизнес-школы, созданные по зарубежному примеру при университетах — например, Киево-Могилянская бизнес-школа (КМБШ) или Центр магистерской подготовки Киевского национального экономического университета (КНЭУ). Процветают и школы, созданные без поддержки вузов, — например, Международный институт менеджмента (МИМ-Киев), Львовский институт менеджмента (ЛИМ), Международный институт бизнеса (МИБ), Киевская бизнес-школа (КБШ), а также Киевский институт бизнеса и технологий (КИБИТ).

Клиент всегда прав

Украинские программы МВА напоминают западные — они создавались по зарубежному образцу. Как правило, в портфеле украинской бизнес-школы есть три программы. Это «национальные» МВА, рассчитанные на специалистов, планирующих работать исключительно в Украине; программы Executive MBA — для менеджеров высшего звена и собственников-руководителей; International MBA — для менеджеров транснациональных корпораций, присутствующих на украинском рынке, а также для тех, кто планирует начать карьеру в ТНК за рубежом. Все украинские программы МВА, как и западные, включают обязательные дисциплины и предметы на выбор.

Технологии преподавания мало отличаются от тех, что практикуют западные бизнес-школы. «В Украине, как и за рубежом, используют кейсы, деловые игры, работу над проектами в группах и пр. Есть и лекционная часть — она предполагает интерактивный режим обучения и диалог студентов и преподавателей», — рассказывают в МИБе.

Однако по качеству отечественное бизнес-образование явно проигрывает иностранному. «Говорить, что наши программы МВА могут конкурировать с западными, более чем наивно. Американское и европейское бизнес-образование по глубине, традициям, пониманию рыночных тенденций на 2-3 головы выше отечественного», — признает президент МИМ-Киев Юрий Полунеев.

Основное отличие украинских программ МВА от западных — форма обучения. Украинские программы МВА напоминают скорее курсы повышения квалификации, чем бизнес-образование американского/европейского образца. Отечественные школы практикуют модульное (сессии 3-9 дней с периодичностью в 4-5 недель) и вечернее (несколько дней в неделю после обеда) обучение. Для серьезной иностранной бизнес-школы (как минимум из ТОP-50 в рейтингах The Financial Times или Business Week) вечерняя или модульная форма обучения — нонсенс. Чтобы получить степень МВА на Западе, слушателю придется расстаться с работой и посвятить два года (реже — год) исключительно учебе.

«Украинцы не готовы оставлять работу для получения образования. Быстрый карьерный рост, который могут предложить украинские компании, отбивает желание бросать работу ради учебы. Тем более украинский диплом МВА, в отличие от диплома одной из ведущих западных бизнес-школ, не дает гарантий на продвижение по служебной лестнице или улучшение материального положения», — говорит заместитель директора КБШ Юрий Михайленко. С оглядкой на требования рынка украинские школы максимально подстраиваются под клиентов. «Наша школа меняет формат программ. Раньше модули были более плотными — 5 модулей по 9 дней. Сейчас увеличиваем их количество до 11, снизив продолжительность каждого до 3 дней. Такой формат удобней украинским менеджерам», — считает декан и директор школы бизнеса КИБИТ Ирина Леончук.

Модульная и вечерняя формы обучения не всегда позволяют эффективно осваивать материал — для многих занятия после тяжелого трудового дня настоящая пытка. Несерьезное отношение к учебному процессу негативно отражается на качестве знаний — тем более инструментов для борьбы с нерадивыми студентами у бизнес-школ немного. По словам Юрия Михайленко, за два года обучения школу покидают максимум 10-15% студентов.

Профессор, прием

Проблема украинских программ не в методике преподавания и даже не в числе предметов, а в исполнении. Выборочные курсы, предлагаемые отечественными школами, менее разнообразны, чем продукты западных университетов, где слушатели могут выбирать из 20-30 различных курсов. «Украинские бизнес-школы не предлагают много выборочных дисциплин из-за нехватки студентов. Курс, который слушает один студент, при зарплате преподавателя в $40-70 в час, не окупится. Школа в таком случае оказывается перед выбором: либо повысить плату за обучение, либо отказаться от предмета. Как правило, школы выбирают второй вариант», — объясняет Юрий Михайленко.

Одно из основных преимуществ западного бизнес-образования перед украинским — многонациональность слушателей. Авторитет ведущих западных бизнес-школ позволяет им привлекать самых лучших и талантливых студентов со всего мира. «Вместе со мной в INSEAD учились люди из полусотни стран. Это ни с чем не сравнимый опыт», — подтверждает Леонид Бершидский.

Уровень отечественного бизнес-образования зависит и от мотивации слушателей. В украинских школах встречаются менеджеры, которые пришли в школу просто за модной корочкой или в лучшем случае для систематизации когда-то полученных знаний. Основные потребители услуг украинских бизнес-школ — представители малого и среднего бизнеса, которым попросту не нужны знания, трудно применимые в «своей» компании.

На качество образования также влияют ожидания самих студентов. «Зачастую слушатели хотят получить таблетку, т. е. готовое решение. Студентов не интересуют подробности: почему это решение является эффективным и можно ли применить его при других условиях», — признают в КБШ. В западных школах подход иной. «Профессор в Гарварде — это лидер, модерирующий дискуссию студентов, которые должны самостоятельно прийти к некоему выводу. Причем цель дискуссий не поиск правильного ответа (как правило, универсальных рецептов не существует), а обмен опытом», — рассказывает Наталья Полищук. «Большинство профессоров INSEAD не читают лекции, а отвечают на вопросы, ставят задачи, провоцируют дискуссию, рассказывают истории из своей и чужой практики», — делится впечатлениями Бершидский.

В европейских и американских школах работают преподаватели, защитившие диссертации в ведущих американских и европейских университетах, которые параллельно занимаются научными исследованиями и/или консалтингом. А выходцы из реального бизнеса — вроде топ-менеджеров компаний — кладезь знаний для слушателей. К примеру, гарвардские кейсы основаны на данных реальных компаний и ежегодно обновляются минимум на 30%. У слушателей есть возможность из первых уст услышать, почему принималось то или иное решение в компании и к каким последствиям оно привело. В студенческих дебатах нередко участвуют действующие лица событий, описанных в кейсах. По словам Натальи Полищук, в Harvard Business School спрос на курсы известных преподавателей, таких как Майкл Портер, в 2-3 раза превышает предложение.

Для большинства западных бизнесменов и консультантов преподавательская работа в одной из крупных бизнес-школ — это и престиж, и прибавка к зарплате. К примеру, на оплату персонала приходится половина затрат Harvard Business School — около $150 млн в год.

В отечественных бизнес-школах кадры остаются проблемой № 1. Украинские школы, ограниченные скромными бюджетами, не могут по примеру западных коллег столь же строго отбирать студентов и преподавателей.

Наши школы стараются сотрудничать с практикующими бизнесменами — большинство вузовских преподавателей не способны ни научить, ни даже просто заинтересовать топ-менеджеров и управленцев среднего звена. «Преподаватель должен быть практиком, лучше всего — занимать руководящую должность. Однако таких перманентно не хватает», — сетует Юрий Михайленко. Украинский бизнес слишком молод — часто занятия в бизнес-школах ведут специалисты из госорганов, собственники или управленцы небольших компаний, либо академические профессора, прошедшие ускоренные курсы на Западе.

Проблемы украинского бизнес-образования присущи и российским школам. «Чтобы бизнес-образование в России заработало, нужны хорошие профессора, которых в России немного. «Легионеров» же заманить в Москву сложно. Но даже хороших преподавателей для развития МВА мало: необходима академическая среда, в которой профессора и их студенты будут вариться. Если в области экономики такая среда в Москве есть, то с прикладными бизнес-дисциплинами туго», — констатирует Бершидский.

Украинский плюс

Впрочем, несправедливым будет утверждение, что украинские программы МВА — с оглядкой на их отставание от западных — не имеют будущего и не дают своим слушателям знаний. Преимущество (и существенное) отечественных бизнес-школ перед иностранными в том, что знания, полученные в Украине, применимы в отечественной бизнес-среде. «Любая национальная МВА-программа ориентирована на национальный бизнес. В этом ее основное преимущество», — считает Ирина Леончук. «Важно, чтобы квалификации и знания, получаемые студентами МВА, пользовались спросом на том рынке, где он собирается работать», — добавляет Юрий Полунеев.

«Обучаясь по украинской программе МВА, менеджер, помимо образования, получает доступ к целой сети связей и профессиональных контактов на внутреннем рынке. Что особенно важно для студента, который ведет бизнес в Украине», — говорит президент МИБа Александр Мертенс. По его словам, знакомства с американцами или французами вряд ли понадобятся бизнесмену, не намеревающемуся продвигать свою компанию за границей.

Более того, многие отечественные управленцы попросту не знают английского языка, а потому не могут учиться за границей. Наконец, бизнес-образование в Украине, при всех недостатках, существенно дешевле западного. В Wharton, например, бюджет студента (проживание, обучение, страховка) на один академический год (или 9 месяцев) достигает $70 тыс., непосредственно обучение стоит в $44,8 тыс. Качественное (по отечественным меркам) бизнес-образование в Украине обойдется намного дешевле — в $15-18 тыс.

Cколько стоит МВА
В Украине
Школа* Год
осно-
вания
Программы МВА Стоимость обучения, $ тыс. Длите-
льность обучения
Формат обучения
Киевская
бизнес-
школа
2000 International MBA 8 21 мес. Модульный: 5 сессий по 7 дней с 8.30 до 16.00
МВА «Национальное преимущество» 5 21 мес. Модульный: 5 сессий по 7 дней с 8.30 до 16.00
Киево-
Могиля-
нская
бизнес-
школа
1999 Президентская МВА 20 18 мес. Модульный: 3-4 дня подряд ежемесячно
Executive MBA 15,5 16 мес. Вечерний: дважды в неделю с 18.15-21.30 или в субботу 9.00-14.00 + длинные выходные каждые две недели
15,5 18 мес. Модульный: 4 дня подряд ежемесячно
Львов-
ский
институт
менедж-
мента
1990 МВА, специализация —риск-менеджмент 6,24 2 года Вечерний
6,24 2 года Дистанционно-модульный
Между-
народный
институт
бизнеса
1993 Executive MBA 14,6 2 года Модульный: сессии проходят один раз в месяц в течение 5 дней со среды по воскресенье
International MBA 11,9 18 мес. Модульный: сессия— один раз в месяц в течение 5 дн. со среды по воскресенье
Между-
народный
институт
менедж-
мента
1990 МВА 14,1 2 года Вечерний: дважды в неделю в рабочий день и в субботу с 9.00 до 18.00 один раз в 2 недели
SE MBA
(Senior Executive)
17,8 2 года Модульный: неделя занятий с периодичностью 4-5 недель
По данным бизнес-школ
На Западе
Школа,
страна
Год
осно-
вания
Бюджет на 1 год
(обучение + проживание
+ страховка), $ тыс.
Стоимость
обучения,
$ тыс.
Специа-
лизация**
Длите-
льность обучения
Формат обучения
Harvard
Business
school,
США
1908 69,84 39,6 Мене-
джмент
22 мес. full-time
University of
Pennsy-
lvania:
Wharton,
США
1881 69,37 44,79 Финансы 18 мес. full-time
INSEAD, Франция 1959 78,02 58,27 Консал-
тинг
10 мес. full-time
* Бизнес-школы расположены в алфавитном порядке.,
** По класcификации The Financial Times
По данным бизнес-школ, The Financial Times
Вы здесь:
вверх