логин:    пароль: Регистрация
Вы здесь:
  
Вечный сын Инна КОРНЕЛЮК, Фото Романа ДЕВЯТОВА - «Контракты» №13 Март 2008г.

Актер Остап Ступка, в отличие от отца, не стал знаменитым за один день, отдав на это 15 лет


 

В интервью Контрактам Остап Ступка рассказал о том, что:
1) заявить о себе можно даже эпизодической ролью, а большую роль можно провалить
2) артистом, как и дураком, надо родиться
3) владеть собой — адский труд
4) зарубежные актеры получают за озвучивание роли почти столько, сколько за саму роль
5) москвичи снимают своих, питерцы тоже чужих не приглашают
6) все хотят снимать авторское кино, на которое нет денег

Отцы и дети не по Тургеневу

Какой знаковой ролью вы заявили о себе?

— Первой ролью в театре имени Франко был молодой революционер Перчик в спектакле «Тевье-Тевель». Вообще заявить о себе можно любой ролью, даже эпизодической, равно как большую роль можно провалить. Дебют был удачным, и меня заметили: позвонили из Союза театральных деятелей и сообщили приблизительно следующее: «Зайдите, заберите грамоту!». Тогда, в конце 1980-х, не было еще специальных театральных премий, каких-то громких наград, как теперь, однако мне все равно было лестно. Я так и не забрал ту награду «За лучший театральный дебют». До сих пор не могу понять, почему вместо того, чтобы прийти и вручить молодому актеру диплом, его вызывают звонком, дабы он сам пришел забрать документ. Возникает вопрос: что это за внимание такое со стороны уважаемых деятелей, если оно так проявляется? В конце концов, главным всегда было и будет внимание зрителей.

Кто вас готовил к первой роли, причем настолько мастерски, что на дебют обратил внимание Союз театральных деятелей?

— Еще до поступления в театральный институт занимался в театральной студии детско-юношеского творчества. Первым моим учителем в актерском мастерстве был Алексей Павлович Кужельный (сегодня художественный руководитель мастерской театрального искусства «Сузір’я». — Ред.). Под его руководством в павильоне Укртелефильма снимали детскую телепрограмму для УТ-1. Вся наша группа принимала участие в каждом выпуске телепроекта, независимо от того, какая роль кому была отведена. А уже в институте моим преподавателем был покойный ныне Леонид Артемович Олейник, который учил, например, Элину Быстрицкую, в будущем народную артистку СССР. Впрочем, подавляющее большинство известных актеров, учившихся в институте имени Карпенко-Карого, были его учениками. Он называл нас своими детьми. Именно он заложил основы знания в каждого из нас. Был культурным, толерантным и понимающим человеком, никогда в жизни никого не выгонял с занятий, хотя были персонажи, постоянно портившие ему нервы. Что касается самой актерской игры, не думаю, что человека учат играть. Простите, но скажу простыми словами: артистом, как и дураком, надо родиться. Учитель может помочь раскрыть заложенные в тебе таланты, чтобы на сцене молодой человек чувствовал себя раскрепощенно, уверенно и при необходимости импровизировал. Ты сам себе проторяешь путь на сцену, как и в жизни.


— Волобуев, вот ваш меч!

 

Насколько сильным было влияние родителей в вашем становлении как театрального актера?

— Это скорее влияние на уровне подсознания — независимо от того, хотел я того или нет. На гастроли, как правило, летние и продолжавшиеся 2 месяца, с радостью ездил то с мамой, то с отцом. Часто болтаясь за кулисами, видел, что происходило на сцене и вне нее. Конечно, родители и мое отношение к ним повлияли на выбор профессии, да и на всю дальнейшую жизнь. Тем не менее право решать было за мной. Уже в седьмом классе понял, что буду актером, так как ничто другое не увлекало меня настолько сильно.

Что вас больше увлекало: слава, деньги или те люди, которые вас окружали?

— Если человек мечтает об актерской карьере, так как думает, что станет получать большие деньги за якобы чрезвычайно приятную работу, он ошибается. Во-первых, актерство — далеко не лучший способ зарабатывать деньги, и не все так хорошо, как выглядит со стороны. Речь идет об очень тонкой работе мозга, души. Здесь тебе нужно научиться владеть собой, а это просто адский труд. И я это знал, потому что у меня была возможность увидеть «невыносимую легкость бытия» артиста собственными глазами. А еще нужно «быть ребенком». Одна журналистка как-то спросила меня, в какие моменты во мне просыпается ребенок. Я ответил, что он и не засыпал. Если человек не сохранил в себе умение удивляться, он не умеет быть счастливым. Собственно детское восприятие мира — это прежде всего удивление, умение ощущать такую безграничную радость, которую взрослые уже не могут воспринимать. Для актера такое умение очень важно. Иначе он превращается в какого-то сноба, который все знает, поскольку ему кажется, что он ухватил Бога за бороду. Поэтому детство никогда не должно «засыпать». Ибо тогда ты можешь удивить и своего зрителя.

Вдохновение стоит денег

Насколько художник должен думать о деньгах, чтобы ему это не мешало творить высокое, доброе и чистое?

— Во-первых, человек должен хорошо выглядеть независимо от того, какие у него доходы. Это очень важно, если играешь на сцене. Во-вторых, надо учитывать свою психофизику. Если Оноре де Бальзак выпивал по 28 чашек кофе, сидя в ванной, чтобы к нему пришло вдохновение, это не означает, что остальным творцам надо делать то же самое. Кому-то нужно съесть килограмм яблок, купленных перед тем на базаре. Яблоки, согласитесь, тоже стоят денег. А кому-то хочется не такой простой радости. Не все же могут, как Григорий Сковорода, положив в суму краюху хлеба и Библию, путешествовать! Перед спектаклем я не ем. Чашка кофе и все. И потом все равно должен наверстать свое, так как профессия забирает много физических и душевных сил. Наконец, у меня семья, трое детей, и я должен прилично зарабатывать, чтобы они росли в достойных условиях.


Недавно вы обмолвились о том, что вас не приглашают на съемки в российские телесериалы. Возможно, вы назвали слишком высокую цену за участие в каком-то из них?

— Не думаю, что причина в этом. Да меня не очень и беспокоит, что я не задействован в таких проектах. Ведь зарабатывать деньги можно не только в мыльных операх, которые, в конце концов, не делают чести известным актерам. Разве что дебютантам. Хотя я не отрицаю и того факта, что не всегда выпадает возможность играть большие роли. Да и не стоит сидеть сложа руки и ждать, что тебе предложат такую работу, о которой ты мечтаешь. Если мне поступит выгодное предложение, обязательно его рассмотрю, даже если речь идет о телесериале. У украинских актеров, в отличие от российских, не из чего выбирать. Сериалы нужны как начальный виток развития кинематографа. Россия уже прошла через это, тогда как в Украине этот бизнес еще находится в стадии становления, поэтому должны этот непростой период пережить.

То есть игра в низкобюджетном сериале — это обычная практика для профессионала?

— Ни в коем случае не буду осуждать актеров за то, что они хорошо выполняют свою работу. Каждый делает свой выбор, и даже если мотивируют только деньги, это личное дело каждого.

Стать ведущим телепрограммы «Первый миллион», участником телепроекта «Танцы со звездами» вас убедили деньгами?

— Мне стыдно говорить о тех суммах, которые зарабатывал, будучи ведущим «Первого миллиона», но этот проект дал толчок к более широкой реализации моих возможностей. Я нищий по сравнению с британским коллегой, который зарабатывает миллионы фунтов в год и больше ничем, кроме этой популярной программы, не занимается. И пусть люди по-разному относятся к телевидению, но с этим «монстром» нельзя не считаться. Когда твое лицо становится знакомо миллионам телезрителей, ты это ощущаешь сразу же. Кто ты и что ты — неважно, ты телезвезда! Хотя звучит такая сентенция парадоксально. Конечно, намного ценнее, когда подходят зрители и благодарят за роли в театре, несмотря на то что туда ходят немногие. А за первые «Танцы со звездами» не платили ничего. Меня уговорили. Не поступило приглашение на киносъемки, я решил: «Что ж, потанцую». Было интересно выучить такую инопланетную систему, как бальные танцы, за три дня подготовить номер на несколько минут. Мне приятно вспоминать то время: новые знакомства, интересные талантливые люди.

Сколько вам платят в театре?

— Учитывая звание, а я ведущий мастер сцены, получаю в пределах 6 тысяч гривен.

Вы озвучиваете фильмы и мультфильмы, например, «Тачки», не ради денег?

— Это была кропотливая работа, сам процесс озвучивания продолжался 5 дней. Почему только ради денег? У меня когда-то спросили: «У тебя дорогие часы?» Я тогда ответил: «По сравнению с платиновым Patek Philippe мои часы дешевые, как капуста на базаре. Но по сравнению со Swatch очень дорогие. Если ориентироваться на западные расценки на дубляж, украинские актеры зарабатывают копейки. То есть зарубежные коллеги получают за озвучивание роли почти столько, сколько за саму роль. Это интересная творческая работа — ты оживляешь нарисованный персонаж. Художественный фильм озвучивать намного легче, так как там актер уже воплотил эмоцию.

Не верблюд

Вы достигли успеха, который пришел далеко не ко всем вашим коллегам. Может, дело все-таки в известном имени?

— Я родился с известной фамилией, которая обязывает к определенной ответственности: тебе нужно втрое, а может, в 10 раз лучше работать, чем остальным. В этом есть свои плюсы: ты не расхолаживаешься. Хотя признаю, что склонен к лени. «Ступка! Сейчас посмотрим, на что ты способен!» — это слышал не раз и не два. Нужно было показывать на сцене возможное и невозможное, другими словами, доказывать, что ты не верблюд, причем намного аргументированнее, чем, скажем, товарищ Петров или Сидоров. Эти фамилии тоже неплохие, но все же...

Фамилию можно было поменять.

— Это я отцу советовал. Пусть он сменит фамилию. Я шутил с ним на полном серьезе. Он не захотел!

Ваша карьера — это поступательное движение вверх, или было так, что одним прекрасным утром вы проснулись знаменитым?

— Мой отец проснулся знаменитым после фильма «Белая птица с черной отметиной». О себе так сказать не могу — нет оснований. Театральный актер реализуется намного позже, чем, например, артисты балета. В кино можно быть звездой и в 15 лет. В театре ты растешь постепенно. Некоторые знакомые даже говорили мне: «Да с твоей фамилией ты себе не должен ни в чем отказывать! Возле тебя люди сами будут бегать — и тебе ничего делать не нужно!» Стою в очереди, а меня спрашивают: «Почему ВЫ стоите здесь? Вы не должны ждать!» Я не понимаю. Прибегают какие-то люди: «Пойдемте с нами», — ведут меня в отдельный кабинет.

Это в повседневной жизни, а на театральной сцене, прежде чем тебя начнут уважать, ты должен лет десять хорошенько поработать. Хотя... Помню резкий толчок вверх, произошедший в 1999 году, когда мы с коллегами сыграли на малой сцене спектакль «Увертюра к свиданию» по рассказу Ивана Франко «Крыло сойки» в режиссуре Андрея Приходько.

Вы только начали карьеру в кино. Почему лишь сейчас?


Хорошего артиста много не бывает

— На моем счету два фильма в Москве, один — в Киеве. Действительно, пока считаю себя театральным актером. Ведь идет время, а в Украине так и не делают настоящее кино. Не знаю, что на данный момент снимают, например, на киностудии Довженко. Но очень хочу играть в кино! Если нет, то в каких-то серьезных телепроектах. Мне часто говорят: мы тебя не беспокоили, потому что «старик, ты же дорогой сильно». Я отвечаю: «Вы разве спрашивали?» А в российских лентах не так просто сняться, несмотря на мой звездный статус в Украине. Рассказывают такие байки: дескать, кинопродюсер Константин Эрнст лично определяет, кто появится на его телеканале. Поэтому одни люди постоянно на экране, а других там никогда не будет. Посмотрите: в большинстве российских фильмов фигурируют одни и те же актеры. Москвичи снимают своих, питерцы тоже чужих не приглашают.

А почему же не приглашают западные, европейские режиссеры?

— Западные режиссеры о наших актерах, подозреваю, почти ничего не знают. Кшиштоф Занусси будет снимать в апреле в Украине фильм с рабочим названием «Сердце на ладони». Там у меня роль № 9 — охранника. Сложно сказать, роль ли это вообще, но главное — я играю у Занусси, классика авторского кино! Квота для украинской стороны была небольшой: одна главная — олигарха в исполнении Богдана Ступки и два его охранника. Согласился играть не раздумывая. Лучше молчать у Занусси, чем говорить в телесериале. Можно

та-а-к помолчать... Осенью фильм уже будет готов к показу. Я как раз вернулся со съемок, проходивших в Польше. Хотя не менее интересным было наше общение с классиком после. Например, однажды Занусси приходит и говорит: «Сегодня вечером, сразу после съемок, едем на день рождения к Анджею Вайде!» Даниэль Ольбрыхский, Агнешка Холланд и Вайда в одном зале! Мало того, всех со всеми перезнакомили. В общем, мой опыт сотрудничества с зарубежными режиссерами, я бы сказал, символический. Могу вспомнить еще итальянского режиссера Давида Гриеко, грузинского Алеко Цабадзе. С западными режиссерами опыт сотрудничества очень положительный, с москвичами тоже удобно и просто: отсылаешь кассету, они звонят: «Мы с вами работаем. Съемка тогда-то, там то». Ох, а наши режиссеры мусолят: «Приезжайте на пробу». Меня удивляет такой подход. Какие пробы? Берегите свое время!


Если речь не о коммерческом кино, наверное, работают на вечность, не так ли?

— В том-то и проблема, что все хотят снимать авторское кино, на которое у них нет денег. А можно ведь начать с коммерческого: заработать на нем денег, а потом уже о вечности думать. Так снимали многие известные люди в мире, и ничего в этом плохого нет. То же коммерческое кино на Западе, когда актер за гонорар может купить что-то действительно ценное: дом или яхту, и еще деньжат останется. В Украине о таком нечего говорить.

Так вы никогда не отказываете режиссерам?

— Зачем отпугивать людей отказами, если стоит работать. Главное же — не простаивать. Людмилу Гурченко после триумфальной «Карнавальной ночи» 20 лет вообще не снимали. Удивительно, что после такого продолжительного перерыва она осталась в здравом уме. Ей хватило сил выдержать все эти годы и не уйти из кинематографа.

Хотя один-единственный раз я все-таки отказался — от участия в спектакле по пьесе Клима «Посеред раю на майдані…» в режиссуре Владимира Кучинского. Этот материал не соответствовал моему внутреннему состоянию. Речь шла о роли Ивана Франко в последние годы его жизни, старого маразматического и больного сифилисом, сексуально неудовлетворенного гения. Считаю, что поступил тогда правильно, несмотря на то что отец сыграл эту роль. Когда отказался, он мне сказал, что я его подставил. Но это было дело принципа.

 

Досье

Остап Ступка родился 2 сентября 1967 года во Львове

Образование: Киевский государственный театральный институт имени Карпенко-Карого

Достижения: Театральные роли: Фигаро — «Свадьба Фигаро», Креонт («Царь Эдип»), Эдгар («Король Лир»), Смердяков  («Братья Карамазовы»), Хлестаков («Ревизор»), Сальвадор Дали («Истерия» Терри Джонсона в режиссуре Григория Гладия) и др. Кинороли: куренной атаман Вертихвост («Тарас Бульба» Владимира Бортко), судмедэксперт Борис («Эвеленко» Давида Гриеко), капитан милиции Шакальский («Русский треугольник» Алеко Цабадзе), бизнесмен Александр («Как найти идеал» режиссера Веры Яковенко), картежник Косых («Иванов» по Чехову режиссера Вадима Дубровицкого), Тимош, сын Богдана Хмельницкого («Богдан Хмельницкий» Николая Мащенко). Заслуженный артист Украины

Кем бы мог стать: рок-музыкантом

Главное событие в жизни: рождение детей

Кредо: «Всегда!»

Хобби: театральные путешествия

Последняя крупная денежная трата: неделя в Париже. За эти средства мог бы месяц жить в Нью-Йорке

Вы здесь:
вверх