логин:    пароль: Регистрация
Вы здесь:
  
Бюро находок Наталия ГУЗЕНКО, Фото Светланы СКРЯБИНОЙ - «Контракты» №19 Май 2008г.

Почему министр внутренних дел Юрий Луценко хочет создать национальное бюро расследований


 

В интервью Контрактам Юрий Луценко рассказал о том, что:
1) киевские дороги будут контролировать львовские и донецкие гаишники
2) хочет наделить УБОП большими полномочиями
3) будет создавать альтернативу БЮТ


В праздничные дни в Украине резко увеличилось количество ДТП, случилось больше сотни крупных аварий. В январе-феврале гаишники проявляли особую активность: за несколько недель прав лишились тысячи водителей. Сейчас же сотрудников ГАИ на дорогах поубавилось. Показательная борьба с нарушителями ПДД в начале года была обычным месячником?

— Нет, но украинцы действительно стали больше нарушать правила. Чтобы напомнить водителям о Правилах дорожного движения, сразу после праздников в Киев направляют подразделения ГАИ из Львовской, Донецкой и Днепропетровской областей. В начале года мы перемещали подразделения ГАИ из области в область, чтобы сотрудники службы не имели связей с местными воротилами.


НУ—НС — звучит плохо

Служба не может работать в усиленном режиме постоянно, но водители уже знают, что права могут забрать. По решению суда водительских прав лишены 73 тысячи нарушителей. Ждем, когда Верховная Рада в первом чтении примет закон, радикально увеличивающий штрафы за нарушение правил дорожного движения. Впрочем, есть некая загвоздка в судебной системе: только по 30% протоколам за вождение в нетрезвом виде суды выносят решение о лишении прав.

Почему не уволили начальника ГАИ Сергея Коломийца, как того требовал президент?

— Расследование показало, что Коломиец не причастен к нарушениям, совершаемым его подчиненными, в том числе заместителем руководителя спецподразделения «Кобра» Алексеем Кожей.

А в чем вина Кожи — только в «среднем пальце», якобы показанном спикеру Арсению Яценюку?

— Злоупотребляя своим положением, он в личных целях заставлял своих подчиненных фальсифицировать протоколы, рапорты. Не случись инцидента со средним пальцем, расследование в отношении Кожи началось бы позже. Я еще в 2005 году требовал руководство всех подразделений МВД предоставить мне свои декларации о доходах. Мне ответили, что это противоречит законодательству и Конституции. А будь такая норма в законе — полковники не ездили бы на Porsche Cayenne.

В прессе муссировалась информация о планах руководства МВД расформировать не только «Кобру», но и остальные спецподразделения. Это так?

— Такое желание было у некоторых политиков, но я был против. «Кобра», например, никому не нужна. Спецподразделение, в свое время созданное для сопровождения высокопоставленных чиновников и милицейских чинов, не выполняет никаких важных функций, его особый бесконтрольный статус даже опасен. А вот такие спецподразделения, как наш «Беркут», есть во всем мире — кто-то должен обеспечивать порядок во время массовых мероприятий.

Вернувшись в МВД, вы кардинально изменили кадровый состав. По какому признаку проводите кадровые чистки?

— Я вернул на свои места незаконно уволенных руководителей областных отделений. Но при этом оставил многих руководителей, назначенных предыдущим министром, потому что они работают на своих местах лучше, чем их предшественники. Так что коренных чисток не было — уволенных из милиции в несколько раз меньше, чем зимой прошлого года. Если человек дает результат, ему и средний палец не помешает.

Недавно президент дал поручение Кабмину за три недели составить план борьбы с коррупцией. Какие предложения поступят от МВД?

— Даже самая лучшая стратегия ничего не даст. Нужно создать антикоррупционное или национальное бюро расследований, которое будет заниматься подобными делами от начала и до конца. Милиция способна результативно бороться с коррупцией только при условии изменения законодательства. Коррупция в нашей стране уголовно не наказуема — это исключительно административное нарушение. В 2005 году из законодательства даже изъяли норму, предусматривающую обязательное увольнение коррупционера с занимаемой должности. Ежегодно милиция собирает материалы приблизительно по 6 тыс. фактов коррупции — в прошлом году 5,5 тыс. коррупционеров спокойно заплатили свой штраф в размере 225 грн и вернулись на свои рабочие места. За коррупционные действия уволили только одного чиновника.

Момент второй — взятки. В 2007-м в даче или получении взятки было обвинено 1,5 тыс. украинцев. По закону, это уголовно наказуемое действие, но по решению суда срок получили только 40 человек. Мера наказания для остальных — условный срок или штраф. Есть еще дела по злоупотреблению служебным положением, материалы по которым милиция передает в прокуратуру, где они не рассматриваются годами.

Сейчас следствие по делам о коррупции ведет прокуратура. Президент предлагает для этого создать новое ведомство, но я считаю идею неправильной. Есть УБОП, справившийся с бритыми пацанами в середине 1990-х. Справится УБОП и с коррупцией, если получит право проводить расследования и передавать дела в суд под надзором прокуратуры.

Подобное ведомство можно создать и при СБУ. Я не хочу, чтобы меня обвиняли в создании монстра при МВД, который будет руководить всем и вся (в начале года Секретариат президента назвал борьбой за полномочия законодательную инициативу Министерства внутренних дел присоединить к ведомству ряд служб. — Прим. Контрактов). Два ведомства, конкурируя, будут совместно давать хороший результат. Но мне кажется, у депутатского корпуса, который устраивает невозможность государства противостоять организованной преступности, нет желания менять что-то в сложившейся системе. Если они изъяли из закона о коррупции норму об обязательном увольнении коррупционера, разве они поддержат проект Геннадия Москаля (советник министра внутренних дел. — Прим. Контрактов), предлагающего объединить в УБОПе досудебное следствие, финразведку, спецпрокурора и спецсудью.

Премьер-министр говорила, что будет разбираться с предприятиями — неплательщиками налогов с помощью силовых ведомств. Какая роль в этой борьбе отводится МВД?

— Мне периодически приходят поручения из Кабмина принять меры относительно тех или иных экономических нарушений. Но проводить точечные операции против представителей той или иной финансово-промышленной группы я не собираюсь. В рамках своей компетенции выявляем экономические преступления, земельные аферы, фиктивное возмещение НДС. Дела, связанные с рейдерскими атаками на стратегические предприятия, контролирую лично. Если по поручению премьера нужно проверить стратегическое предприятие, будь то Нефтегаз, «Укрзалізниця», Кременчугский НПЗ и т. д., совместно с СБУ и Генпрокуратурой создаем рабочую группу, решаем, кто и какую работу будет выполнять.

В последнее время вы часто говорите о земельных махинациях в Киеве и Киевской области. Многие считают, что так вы мстите киевскому мэру после столкновения с ним на заседании СНБО...

— Некоторые дела, связанные с киевской землей, правоохранительные органы рассматривали задолго до заседания. Тем более дела рассматривает прокуратура, у которой отношения с Черновецким намного лучше. Если дела возбуждены — значит, это не моя месть.

На сегодняшний день выявлено 60 земельных нарушений по Киеву, речь идет о тысячах гектаров столичной земли. Суд уже признал незаконными некоторые решения КГГА.

Кто стоит за этими тысячами гектаров?

— Писанка, Смородин, Злотовецкий, Мостик — студенты, подписывающиеся под желанием получить землю. Известен и гражданин, который их на это толкал. Мы его задержали в Одессе. Вообще, могу сказать, что относительно деятельности нынешней КГГА можно возбудить дело по каждой статье Кодекса об административных правонарушениях.

Почему вы передумали идти в мэры Киева?

— Во-первых, демократические силы должны идти на выборы мэра только с единым кандидатом. Во-вторых, я боролся с Черновецким не для того, чтобы занять его место. Возглавив список НУ—НС на выборах в Киевраду, буду контролировать столичную власть изнутри.

Однако коалиция до сих пор не определила единого кандидата. Почему?

— У господ демократов очень много амбиций. Борьба союзников между собой — это позор. Я встречался и с Виталием Кличко, и с Александром Турчиновым, пытаюсь склонить их к общему решению.

Какую новую партию вы имели в виду, говоря о необходимости альтернативы БЮТ?

— Новая партия будет создана на основе Народной самообороны и Нашей Украины, но уже без единого центра и других сепаратных ветвей нынешнего НУ—НС. Союз Луценко и Кириленко доказал свою жизнеспособность. Нужны только более четкие организационные формы и, возможно, более приятное на слух название. Все депутаты Нашей Украины, поддерживающие Кириленко, с этим согласны. БЮТ — наш ближайший союзник, но у нас есть своя политическая ниша и взгляды.

 

Карьера милиционера

Декабрь 2007 г. — министр внутренних дел

2007 г. — лидер движения «Народная самооборона»

Октябрь 2006 г. — советник президента

2005 г. — министр внутренних дел

2002 г. — народный депутат Украины

1999 г. — помощник-консультант лидера СПУ Александра Мороза

1998 г. — помощник премьер-министра Валерия Пустовойтенко

1996 г. — начальник управления региональной научно-технологической политики, заместитель министра науки и технологий

1995 г. — глава комитета экономики Ровенской облгосадминистрации

1994 г. — заместитель председателя Ровенского облсовета по вопросам экономических реформ

1991 г. — главный конструктор ровенского завода «Газотрон»

1989 г. — инженер-технолог, мастер участка ровенского завода им. 60-летия Октября

1989 г. — окончил Львовский политехнический институт

1964 г. — родился в г. Ровно

Вы здесь:
вверх