логин:    пароль: Регистрация
Вы здесь:
  
По стопам косолапого Дмитрий ГОРНОВСКИЙ - «Контракты» №22 Июнь 2008г.

Новые русские, с детства любившие конфеты «Мишка Косолапый», готовы выкладывать миллионы за оригиналы Шишкина и других художников-передвижников


Сотрудница аукционного дома Sotheby’s, стоящая у истоков «русских торгов», однажды обронила: «Русских можно привлечь тем, на чем они воспитывались. Все их эстетическое воспитание заключается в произведениях живописцев, попавших на страницы букваря и «Русской речи», этикетки «Мишки Косолапого» и тому подобных вещей». Примелькавшиеся со школьной скамьи картины представляются нынешним неискушенным в искусстве покупателям отличным объектом инвестирования, ведь «их знают все»!

Грачи прилетели

Интерес к полотнам членов Товарищества передвижных художественных выставок (передвижников) был стабильно высоким всегда. В эпоху социализма их творчество, в силу своей народности и, как писали в учебниках, «социальной и классовой направленности», было частью государственной идеологии. Вместе с тем коммерческая миграция таких картин чаще всего не простиралась за границы СССР, и, разумеется, цены на них не исчислялись шестизначными суммами в иностранной валюте. Правда, в деревянных рублях цены росли. «В 1976 году картину Шишкина можно было купить за пять-шесть тысяч рублей, — говорит Александр Брей, владелец антикварного салона и аукционного дома «Антик-Центр». — В догорбачевские 1980-е — уже тысяч за десять. Лучшие работы расходились среди своих. Об их вывозе за рубеж не могло быть и речи — железный занавес!»

Новая волна интереса к отечественной живописи конца XIX века со стороны россиян наметилась во времена перестройки. Повышение цен на нефть обогатило целую плеяду бизнесменов, возглавляющих сейчас Топ-100 российского Forbes. Тогда новоиспеченные миллионеры начали активно скупать знакомые им с детства полотна. Лучший способ продемонстрировать свое могущество и удовлетворить персональное тщеславие сложно было придумать. На ажиотажный спрос откликнулся мировой рынок: в 1985 году аукционный дом Sotheby’s объявил о проведении первых «русских торгов». С этого времени русское искусство стало высоколиквидным товаром.


Нажмите, чтобы увеличить

Состоятельные российские граждане сейчас легко расстаются с крупными суммами, чтобы вернуть полотна легендарных авторов на Родину. Две трети участников специально проводимых «русских торгов» на Sotheby’s и Christie’s — россияне и граждане других стран СНГ. Именно высокая покупательская способность новых русских подогревает цены на предметы родного им искусства и, как следствие, улучшает финансовые показатели всемирно известных аукционных домов. Наибольший темп продаж наблюдается в последние четыре года. Еще в 2004-м общая стоимость русских лотов, ушедших с молотка на Christie’s, составила $23 млн, на Sotheby’s — $51 млн. В следующем году обнародованные показатели Sotheby’s удвоились, а у Christie’s — возросли на 77%, достигнув $40,7 млн. В 2006-м сумма оплаченных чеков на Christie’s вновь возросла, на этот раз до $70 млн. Впрочем, годом самых впечатляющих рекордов для обоих аукционных домов стал 2007-й. Только «русские торги», проведенные в ноябре, принесли Sotheby’s $80 млн, а Christie’s — $92 млн. Весь год — соответственно $180,9 и $144 млн. 2008-й имеет все шансы установить новые рекорды. «Все зависит от того, сколько на мировом рынке стоит нефть и газ. Финансовое благополучие состоятельных россиян строится именно на них. И пока цена на эти ресурсы постоянно растет, русское искусство будет высоко цениться», — объясняет Виктор Федчишин, совладелец аукционного дома «Корнерс». Доказательством признания растущей роли России на международном рынке искусства стало открытие в мае прошлого года дочерней компании аукционного дома Sotheby’s International «Сотбис Россия и СНГ» и российского отделения Christie’s, офисы которых расположены в Москве.

Бархатная революция

В 1863 году четырнадцать юношей, лучших выпускников императорской Академии художеств Петербурга во главе с Иваном Крамским, демонстративно покинули учебное заведение после того, как им отказали в праве самостоятельно выбрать темы дипломных работ. «Бунт четырнадцати» оказался первым выпадом против оторвавшейся от реальности академической традиции. Объединение мастеров реализма в единую когорту — Петербургскую артель художников — стало переворотом в академическом русском искусстве. Идея о новом предназначении живописи — отображать блеск и нищету общества в полной мере — стала единой для участников культурного мятежа.

В 1869 году московские живописцы Мясоедов, Перов, Маковский, Прянишников и Саврасов предложили активистам артели объединиться и создать художественное сообщество нового типа, которое, неся просветительскую миссию, организовывало бесплатные передвижные выставки (отсюда и название — передвижники) в разных уголках Российской империи. Спустя год новообразованное Товарищество передвижных выставок было официально зарегистрировано. В разное время в его состав входили более ста художников, среди которых: Василий Перов, Иван Крамской, Владимир Маковский, Николай Ге, Алексей Саврасов, Иван Шишкин, Архип Куинджи, Виктор Васнецов, Илья Репин, Исаак Левитан. За 53 года своего существования (до распада в 1923-м) передвижники провели 48 выставок в Петербурге, Киеве, Москве, Харькове, Одессе, Казани, Риге и других городах.

Два десятилетия успешной деятельности Товарищества заставили забыть о его «хулиганских» корнях: петербургский конфликт академистов и мятежников стал частью истории искусства. Реализм и народность, пронизывающие передвижнические картины, были признаны новым, прогрессивным витком развития живописи. Иван Толстой, вице-президент Академии художеств в Петербурге, одним из первых осознавший ослабевающие позиции традиций современной ему живописи, предложил бывшим «изгоям» преподавательские посты. Таким образом, в 1894 году учителями академии стали Репин, Маковский, Шишкин и Куинджи. Будучи уже прославленными мастерами пейзажа, они обучали новое поколение живописцев этому искусству, укрепившему свои позиции в качестве самостоятельного жанра.

Примечательно, что работы передвижников никогда не были дешевыми. Еще при жизни большая часть участников Товарищества пользовалась признанием и в народе, и в среде господствующего класса, ведя безбедное существование. Особую, если не самую значимую, роль сыграл в этом знаменитый купец, меценат и почитатель живописи Павел Третьяков. С 1856 года он начал собирать коллекцию картин в ныне прославленной галерее в Лаврушинском переулке Москвы. К концу XIX века быть выставленным в Третьяковке наравне с Верещагиным, Поленовым и Боровиковским считалось особым шиком.

Третьяков приятельствовал со многими живописцами, вкладывая значительную часть своего состояния в их произведения. У одного только Маковского Павел Иванович лично приобрел более тридцати работ. Его стремительно разрастающаяся галерея всего за три десятилетия стала культовым музеем Российской империи и по меньшей мере еще на сотню лет закрепила за именами представленных в ней живописцев статус народных любимцев и гениев.

Лесная сказка

Те полотна передвижников, которые не осели в музеях, сегодня стали ходовым товаром на арт-рынке. Четыре года назад любовь к творчеству передвижников была оценена более чем в миллион долларов. Тогда, во время «русских торгов» на Christie’s, эту отметку преодолели сразу два лота. Первым сюрпризом для присутствующих стало продолжительное сражение за «Этюд к семейному портрету» Ильи Репина, участники которого взвинтили цену до цифры, трехкратно превзошедшей эстимейт. Полотно, продававшееся на аукционах до этого дважды (в 1989 и 1993 годах), досталось неизвестному россиянину за $2 млн. Не меньшим ажиотажем сопровождался торг за «Лесной пейзаж» Шишкина. Покупатель, пожелавший сохранить инкогнито, выложил за нее $1,5 млн, установив абсолютный рекорд для полотен данного художника. Новость заметно оживила всех, кто так или иначе был причастен к торговле русской живописью. Предприимчивые антиквары активно занялись реализацией «ранее неизвестных работ Шишкина», выдавая за них подретушированные дешевенькие пейзажи неизвестных мастеров.

Несмотря на то что художественные критики регулярно заявляют о нарочито раздутой стоимости шишкинских творений, на шведском Bukowskis, старейшем европейском аукционном доме, в 2006 году «Лесная тропинка в сумерках» ушла с молотка за 7,8 млн шведских крон ($1,3 млн), окончательно выведя автора полотна в пятерку самых дорогих русских живописцев.

Но все же наиболее выгодным вложением считаются работы кисти Константина Маковского. С ним соревноваться было всегда трудно: при жизни Маковский, будучи одним из ближайших и любимейших друзей Павла Третьякова, отлично знал себе цену и был, безусловно, одним из популярнейших художников современности. Своих коллег он превосходит и по числу созданных полотен, которое может сравниться разве что с наследием Айвазовского. Господам, инвестировавшим в Маковского пятнадцать-двадцать лет назад, сейчас можно только позавидовать. Так, «Портрет актрисы Раисовой», впервые проданный 15 декабря 1989 года в Париже на аукционе De Cagny за 20 тыс. франков (тогда около $3,5 тыс.), спустя всего четыре месяца был перепродан на аукционе Phillips в Лондоне уже вдвое дороже. Другой показательный пример — картина «Русская красавица». Некий делец, приобретя картину на лондонском Sotheby’s летом 1992 за 4 тыс. фунтов, через три года на том же аукционе сбыл ее за 22 тыс. фунтов, то есть в 5,5 раза дороже. В этом году она вновь была выставлена на продажу 18 апреля на аукционе Christie’s с предварительной стоимостью $350-450 тыс., но не нашла покупателя. В последние же несколько лет творения Константина Маковского переходили к новым владельцам уже за миллионы долларов. Например, полотно «Суд Париса», удостоенное золотой медали на Всемирной выставке 1889 года (той самой, в честь которой была возведена Эйфелева башня), заставило неизвестного покупателя расстаться с $2,08 млн. А самым дорогим приобретением на сегодняшний день считается картина «Из повседневной жизни русского боярина конца XVII века», проданная за рекордные для передвижников 2 млн 36 тыс. английских фунтов.

Если говорить о русской живописи в целом, то коммерческий успех участников Товарищества передвижных выставок пока удалось превзойти лишь авангардистам. «Если создать список из пяти самых дорогих русских художников, то в него, пожалуй, не войдет ни один из передвижников, — отмечает Дмитрий Каташев, менеджер-искусствовед столичной галереи «Маршан». — Хотя цены на них никогда не будут низкими — на рынке немного их работ высокого уровня, с подтвержденной аутентичностью и в хорошей сохранности. Но художники, принадлежащие к кругу Натальи Гончаровой (русской авангардистки, чья картина «Сбор яблок» была продана за 4,9 млн фунтов стерлингов 18 июня 2007 года на аукционе Christie’s в Лондоне. — Ред.), ценятся больше». На полотнах Натальи Гончаровой, конечно, можно здорово выиграть, но памятные с детства творения Шишкина, Репина и Куинджи, помимо материальной выгоды, могут заставить обладателя почувствовать себя если не властелином мифов, то как минимум Павлом Третьяковым.

 

Топ-5 Самых дорогих полотен передвижников


1 «Из повседневной жизни русского боярина к. XVII в.», Константин Маковский 2 млн 36 тыс. фунтов ($4,1 млн) Sotheby’s 2007

 

 

2 «Счастливая Аркадия», Константин Маковский $3,4 млн, Sotheby’s 2007

 

 

3 «Лесная поляна», Иван Шишкин $3,2 млн, Christie’s 2008

 

 

4 «Березовая роща», Архип Куинджи $3,1 млн, Sotheby’s 2008

 

 

5 «Суд Париса», Константин Маковский $2,08 млн, Sotheby’s 2005

 


Криминальные передвижения

В сентябре 1891 года в уже ставшей знаменитой галерее купца Третьякова были вырезаны из рам и похищены картина Владимира Маковского «На дешевке» и один из этюдов Верещагина. Любопытно, что пропавший этюд вскоре возвратил некий художник Шокеров, купивший его случайно за три рубля. Узнав о похищении из газет, Шокеров счел своим долгом вернуть работу галерее. А вот дальнейшая судьба картины Маковского до сих пор не известна.

Ночью 4 декабря 1999 года из Государственного музея Академии художеств Санкт-Петербурга были похищены 17 картин, принадлежащих кисти русских передвижников: эскиз Репина к картине «Ангел смерти истребляет первенцев фараона», пейзаж Шишкина «Парк дачи Мордвинова», портрет Николая Уткина кисти Тропинина, а также работы Крамского и Перова. Полотна были безжалостно вырезаны из рам, словно воры не думали об их последующей продаже. Спустя четыре дня экспонаты в плачевном состоянии были анонимно возвращены музею. Похитители так и не были найдены.

В августе 2003 года картина «Осень» Саврасова вместе с «Восходом» Айвазовского (каждая работа оценена в $2 млн) были вывезены из хранилища Астраханской государственной картинной галереи на реставрацию. Обратно, как обнаружилось позже, вместо них вернулись копии, причем весьма посредственные. Оригиналы исчезли. Названия этих картин ни разу не мелькали ни на одном из аукционов. Скорее всего, полотна надолго осели в частной коллекции.


Голландский план

По мнению специалистов, около трети произведений искусства на мировом рынке — подделки. Часто даже имя престижного аукционного дома не гарантирует абсолютную подлинность лота. Например, в 2004 году «Пейзаж с ручьем» Ивана Шишкина был выставлен на аукционе Sotheby`s. Эксперты отнесли его к периоду, когда Шишкин проходил стажировку в Европе у художников Дюссельдорфской школы. Подлинность полотна, оцененного приблизительно в $1 млн, была документально подтверждена экспертами Третьяковской галереи!

Однако за час до продажи лот был снят. Выяснилось, что картина в действительности принадлежит кисти голландского живописца Маринуса Адриана Куккука, который, кстати, также учился в Дюссельдорфской школе. Потому-то его манера так напоминала шишкинскую. Как впоследствии выяснилось, годом ранее «Пейзаж с ручьем» ушел с молотка на шведском аукционе Bukowskis за $65 тыс. Стоимость подретушированного «Шишкина» могла взлететь в несколько десятков раз, если бы афера не была раскрыта.


Мнения экспертов

Русский дух

Джо ВИККЕРИ,
глава русского отдела аукционного дома Sotheby’s

— Передвижниками прежде всего интересуются русские, и они готовы соревноваться за эти полотна в цене до последнего. А вот на Западе представители Товарищества не слишком востребованы, там гораздо больше ценится Наталья Гончарова — в свое время она работала во Франции, поэтому близка по духу европейским художникам. Что касается ближайших лет десяти, то стабильная экономика России может гарантировать продолжение роста цен на русское искусство.

 

Народ и живопись едины

Лариса САДЧИКОВА,
преподаватель истории искусств художественной школы им. Репина

— Особая ценность передвижничества состоит прежде всего в его реализме — правдивом отражении действительности и пристальном анализе народной жизни. Это не просто бесценные полотна, но еще и часть глобальной демократизации художественной жизни, развернувшейся во второй половине XIX века и в значительной степени отразившейся на образовательной системе. В частности, до этого времени Академия художеств была единственной высшей школой профессионального мастерства и находилась в ведении царского двора. C середины же XIX века положение изменилось: деятельность Товарищества во многом способствовала открытию новых художественных школ и училищ, например, частной рисовальной школы в Харькове.

Вы здесь:
вверх