логин:    пароль: Регистрация
Вы здесь:
  
Виртуальный почтальон Вера ТКАЧЕНКО, Фото Светланы СКРЯБИНОЙ - «Контракты» №22 Июнь 2008г.

Как с помощью бесплатной интернет-почты Михаилу Комиссаруку удалось построить компанию стоимостью $100 млн



В интервью Контрактам Михаил Комиссарук, председатель наблюдательного совета компании «УКРНЕТ», рассказал о том, что:
1) развивал бизнес интуитивно, строя ряд гипотез, а потом проверяя их на практике
2) партнерство в бизнесе сложнее, чем женитьба
3) увольнение — это не наказание, а предоставление второго шанса


Как вы стали бизнесменом?

— Мой первый бизнес — торговля компьютерной техникой. Я вернулся из армии в конце 1988 года и ничего лучше не придумал, как начать продавать компьютеры.

И где же вы взяли денег на покупку такого дорогого в то время товара?

— А денег не понадобилось — бизнес делался «в разговорном жанре». После армии я работал программистом в одном из НИИ Донецка. Как-то мой старший коллега продавал игровой компьютер Otari мясокомбинату и пригласил меня в качестве консультанта продемонстрировать невероятные возможности этой чудо-техники. Зачем мясокомбинату понадобился игровой компьютер, до сих пор остается загадкой, но результатом сделки остались довольны все стороны. За свою работу я получил 200 рублей, в то время как мой среднемесячный оклад составлял 150 рублей.

А сколько заработал ваш коллега?

— На прибыль от проданного компьютера, который тогда стоил как три автомобиля ВАЗ, практически можно было купить машину.

Хороший бизнес.

— Вот и мне понравилось, поэтому решил тоже продавать компьютеры, но не игровые, а обычные. Слышал, что в общежитиях Донецкого политехнического института у иностранных студентов есть компьютеры. Нашел этих студентов и предложил продать их технику мне. Потом отправился к руководству предприятий Донецка, которым нужны были компьютеры, и предложил купить их, но не напрямую у меня, а через комиссионный магазин. Студент оформлял компьютер на комиссию, а предприятие по безналичному расчету его покупало.

А студенты знали, сколько вы зарабатываете на продаже одного компьютера?

— Конечно, потому что разницу между суммой, которую получали студенты на руки и той, о которой мы договаривались перед продажей, они отдавали мне. Думаю, их прибыль была не меньше, чем моя.


Перед полетом на Луну нужно привести себя в хорошую форму

По такой схеме я продал несколько компьютеров. Мне был интересен сам процесс, а деньги появлялись как побочный продукт. Но уже через полгода мне надоело ходить по общежитиям и выискивать компьютеры, поэтому купил билет в славный город Москву.

Почему туда?

— Слышал, что в Москве есть фирмы, располагающиеся в подвалах и торгующие компьютерами оптом — десятками, сотнями, и поехал искать их. Недельку побродил по городу и нашел.

Как?

— По объявлениям в газетах. На заработанные от продаж студенческих компьютеров деньги купил десяток ПК и привез их в купейном вагоне поезда в Донецк. Через год уже возил из Москвы больше ста компьютеров в месяц. Продавал их предприятиям, банкам, институтам Донецка.

Искали этих клиентов также наобум?

— Через знакомых. Но возил уже не на поезде, а купил несколько КамАЗов с прицепами. Чтобы не гнать их пустыми в Москву, стал возить в Белокаменную водку и спирт.

А вы не подумывали сократить маршрут поставок компьютеров и возить их в Донецк напрямую из Сингапура или Тайваня?

— А я через два года переехал в Москву и организовал собственную фирму по оптовой продаже компьютеров.

Вам так понравилась Москва, что вы захотели стать ее жителем?

— Да нет, там просто больше людей, денег, возможностей. Мне нравилось дело, которым занимался, и я ехал в Москву, чтобы расширить бизнес. А где жить, в принципе, было все равно, ведь где бы я ни обитал, большую часть своего времени провожу в офисе, а все они выглядят приблизительно одинаково.

Ежемесячно мы перепродавали около тысячи компьютеров и другой оргтехники. Но поработав так 2,5 года, я решил уехать в Израиль.

Почему?

— Мой друг как-то предложил мне съездить на новогодние праздники в Бельгию. Оформление визы в эту страну заняло два месяца, и из-за этого чуть не сорвалась поездка. Поскольку мне так повезло с пятой графой, решил съездить в Израиль и получить гражданство этой страны, чтобы больше никогда не иметь проблем с визами. Планировал побыть там месяц, получить паспорт и вернуться обратно в Москву.

Не получилось?

— В Израиле мне понравилось, и я остался там на 12 лет. Первые два-три месяца отдыхал, потом стало скучно, и я организовал компанию по разработке программного обеспечения. Я ведь окончил математический факультет Донецкого госуниверситета, и мне всегда хотелось реализовать полученные в вузе знания. ПО мы продавали финансовым учреждениям стран СНГ. Компания, которая существует до сих пор, была небольшой: всего два с половиной десятка сотрудников, 90% которых — бывшие соотечественники. Но приносила доход, которого на жизнь хватало: миллион-два долларов в год.

И все 12 лет вы занимались только этим бизнесом?

— Было несколько мелких шатаний из стороны в сторону. Например, неуспешно торговал в Украине сухими супами, детскими подгузниками израильского производства, еще какими-то товарами. Заняться этим бизнесом мне предложили попробовать знакомые, такие же новые репатрианты, как и я, которые искали свое место под солнцем.

Почему эти предприятия оказались неуспешными?

— Нужно заниматься одним делом, в котором разбираешься. А любое дилетантство, как правило, обречено на неудачу. Такое поползновение не очень дорого мне обошлось, поэтому не сильно сожалею об этом неудачном опыте.

Еще одним относительно побочным проектом для меня был УКРНЕТ. Его создал мой отец на собственные деньги, но при моем активном участии.

А где он взял капитал?

— Мои родители с 1990-х гг. владеют банком.

Почему он решил инвестировать в такую далекую от банковского дела сферу, как IT?

— Пришел к выводу, что у этого бизнеса есть перспектива. Возможно, на него оказали влияние какие-то мои идеи и рассказы, ведь у меня к тому времени уже был серьезный опыт создания ПО, в том числе для интернет-сервисов.

А что случилось с вашим бизнесом по оптовой продаже компьютеров в Москве?

— Некоторое время его продолжали вести мои партнеры, которыми я обзавелся за время работы в Москве, но постепенно он сходил на нет. Поэтому партнеры, выкупив мою долю в этом бизнесе, свернули бизнес по продаже компьютеров и создали Рунэтбанк.

УКРНЕТ задумывался как бесплатный почтовый сервис?

— С бесплатным почтовым сервисом нам просто повезло. УКРНЕТ создавался как интернет-провайдер, и мы планировали развивать бизнес по предоставлению услуг доступа к интернету. А почтовый сервис был, как и у любого провайдера, обязательным сопутствующим продуктом. Но отличие FREEMAIL.ukr.net, помимо замечательного имени, заключалось в том, что мы разрешили использовать его клиентам других провайдеров, в то время как они позволяли пользоваться их почтовыми сервисами только своим клиентам. Поэтому к началу 2000-х FREEMAIL.ukr.net и стал таким популярным. Так что глобальных мыслей или прозрения не было — просто повезло.

Доход компании приносила продажа услуг доступа к интернету через dial-up (фиксированную телефонную связь) и выделенные линии (постоянное соединение). Но потом стало понятно, что на рынке предоставления услуг доступа к интернету перспективы есть только у тех компаний, которые имеют свою инфраструктуру — оптические и другие кабели, международные каналы связи — стоимостью в десятки, а то и сотни миллионов долларов. Мы не готовы были инвестировать такие средства в развитие своей инфраструктуры и приняли решение сделать ставку на контент-бизнес, то есть развивать сервисы в интернете, которые к тому моменту находились еще в зачаточном состоянии.

А интернет-реклама на бесплатном почтовом сервисе еще не приносила дохода?

— Первый доход от интернет-рекламы УКРНЕТа начал получать только в 2004 году. Но я верил, что потенциал контент-бизнеса УКРНЕТа очень серьезен и достоин того, чтобы вложить в него какую-то часть своей жизни.

Что заставило вас так думать?

— Проанализировав, как увеличивался уровень проникновения интернета в западных странах и росло количество интернет-компаний, я понял, что Украина находится на пороге бурного развития интернет-бизнеса.

А когда создавался УКРНЕТ, вы этой перспективы не видели?

— Тогда это было понятно особо умным, а в 2004 году даже я сообразил. Опыт развития интернет-рынка США и Западной Европы меня озадачивал, но не побуждал к активным действиям: казалось, то, что происходит там, еще не скоро будет иметь место в Украине. Понял, что уже пора, после того как интернет стал активно развиваться в России. Украина, подумал я, всегда отставала в развитии от своей соседки на 3-4 года, значит, в ближайшие годы то же произойдет и в нашей стране, что, собственно, и случилось.

Руководство бизнесом решил взять на себя.

Прежний руководитель УКРНЕТа не справлялся?

— Он был хорошим техническим специалистом, а нам нужен был дока с опытом развития контент-бизнеса. Но ни в компании, ни в Украине на тот момент не было таких профессионалов, поскольку контент-бизнес только начинал формироваться в стране. Поэтому я решил заняться этим вопросом лично. Постепенно входил в курс дела. Чтобы разобраться в нем, даже обратился за помощью к представителям специализированных израильских компаний, считающихся экспертами в IT-бизнесе. Целый год готовился к переезду в Украину, еженедельно консультировал топ-менеджмент УКРНЕТа по телефону. И вот в начале 2005 года приехал в Украину из Израиля.

Продолжать управлять компанией на расстоянии уже не получалось?

— Бизнес как семейная жизнь. Чтобы создать его, нужно в нем присутствовать не виртуально, а реально. Потом, когда он уже налажен, можно улететь на Луну и принимать отчеты по электронной почте или интересоваться делами по телефону.

Как вы определяли, какие интернет-сервисы стоит создавать?

— Раньше мы интуитивно строили ряд гипотез, а потом проверяли их на практике. Что-то выживало. Сейчас проводим исследования и более обоснованно выбираем направления деятельности.

Что не выжило?

— Например, сервис юмора «Прикол». Не хватило сил и времени, может, и с кадрами, которые его развивали, не повезло.

Какие доходы стала приносить реклама на сервисах УКРНЕТа после того, как вы стали им руководить?

— Достаточные, чтобы компания успешно развивалась. Так, в прошлом году доходы от рекламы выросли на 60% по сравнению с 2006 годом. А несколько месяцев назад нам поступило предложение от одной из украинских компаний продать УКРНЕТ за $100 млн.

Вы отказались?

— Капитализации УКРНЕТа ежегодно увеличивается. Еще в 2006 году нам впервые предложили продать компанию за $5 млн. За последние два года таких предложений поступило уже около десятка. И судя по динамике увеличения предлагаемых сумм, капитализация УКРНЕТа растет на 200-300% в год.

Вы ведете еще какие-либо проекты, кроме УКРНЕТа?


— Вышел из тени, чтобы вложить часть своей жизни в УКРНЕТ

— После смерти матери приходится помогать семейному бизнесу — банку «Фамильный». Кроме того, развиваю платежную систему FlashCheque для осуществления платежей и переводов в интернете с помощью мобильного телефона. Подготовка к ее запуску подходит к концу, она вот-вот начнет работать. По масштабам этот бизнес будет не меньше, чем УКРНЕТ. К участию в нем я привлек Рунэтбанк: в этом проекте он выступает как один из его учредителей. Но технологию, программное обеспечение мы создавали самостоятельно. Собственно привлечение этого банка в проект было вынужденной мерой. Когда мы начали процедуру регистрации платежной системы, выяснилась интересная вещь: украинское законодательство не предусматривает возможность регистрации международной платежной системы в Украине. А поскольку нами заранее было определено, что FlashCheque будет международной платежной системой, пришлось зарегистрировать ее в другой стране. Мы решили искать ключ там, где светло, и так как Россия находится близко, зарегистрировать FlashCheque там. А чтобы придать системе статус, в том числе для будущей маркетинговой активности в России, записали в ее учредители банк.

Платежная система связана с вашим основным бизнесом — интернет-технологиями, но зачем вы занимаетесь банковским делом?

— Знаете анекдот? Приходит сын к отцу и говорит: «Объясни, в чем разница между понятиями «теоретически» и «практически»? Папа предложил ему пойти к маме и сестре и задать простой вопрос: согласились ли бы они на близкие отношения с пожилым некрасивым мужчиной за $1 млн? Сын ушел. Вернувшись, сказал отцу: «Они сначала задумались, а потом ответили, что согласны». Отец объяснил: «Вот, смотри, теоретически мы миллионеры, а практически у нас в доме живут две девушки легкого поведения». То есть теоретически я знаю, как правильно. Предложат хорошие деньги — посоветуюсь с папой, если он даст добро, продам банк. Несколько лет назад нам предлагала его продать одна из латвийских финансовых структур, но, к сожалению, пока мы надували щеки, пытаясь определиться с ценой, прибалтийцы нашли что-то другое. Сейчас, поскольку никаких предложений нет, в режиме совместительства пытаемся как-то развивать этот банк.

В УКРНЕТе, кроме отца, у вас есть партнеры?

— Учредителей у компании было трое: мой отец и два близких друга. На сегодняшний день этот состав учредителей сохранился, но у нас есть договоренность с тремя нашими близкими друзьями и партнерами о вхождении их в состав владельцев УКРНЕТа — мы заключили договор о продаже долей компании, хотя пока не зафиксировали это в документах.

За какие заслуги вы делаете партнеров совладельцами своего бизнеса?

— Партнерство — это отношения, которые складываются в процессе развития бизнеса и человеческих отношений. Это еще сложнее, чем женитьба. Во всех бизнесах у меня были партнеры — не люблю чем-то заниматься в одиночку, это скучно.

На каких людей делали ставку?

— Иногда выбор партнеров зависел не только от объективных, но и субъективных факторов.

Каких именно?

— Для меня основной мотивирующий фактор для установления партнерских отношений — это личный трудовой вклад в развитие дела. Самое важное в бизнесе — люди. И введение в состав учредителей — это один из элементов отношений с человеком, который закрывает в бизнесе какое-то существенное направление и моральные качества которого позволяют нам комфортно сосуществовать. И рассматриваю всех ключевых менеджеров компании как партнеров по бизнесу.

Но ведь не всех партнеров вы делаете совладельцами.

— Совместное владение бизнесом всего лишь материальный аспект отношений между партнерами, далеко не ключевой. Зачастую менеджер, работающий за зарплату плюс бонус, может получать в денежном выражении существенно больше, чем совладелец. Все зависит от того, как ему удобно сотрудничать со мной: если комфортно получать свое вознаграждение в форме владения долей бизнеса, это тоже возможно.

Именно так появился совладелец у вашей израильской компании?

— Вначале он был наемным менеджером и получал зарплату, затем мы договорились, что вместо нее его вознаграждением будет доля от прибыли. И мы на протяжении более пяти лет сотрудничали и были довольны результатами работы. Но сейчас область его интересов сместилась в сферу недвижимости. Мне этот бизнес непривлекателен, а ему — то, что связано с интернетом и ПО — просто вкусы разные. Но мы и сейчас с ним поддерживаем отношения.

То есть вы со всеми своими партнерами расстаетесь по-доброму?

— В основном да. Просто с кем-то расстаюсь особо по-доброму, а с кем-то — просто нейтрально.

С кем расстались нейтрально?

— С руководителем нашей дочерней компании «Фтиком» в Донецке. Мы не расстались друзьями, но у нас не осталось претензий друг к другу. Он имел отношение к организации неуспешного рейдерского захвата Фтикома, но мы восстановили свои законные права и продали эту компанию. А со всеми остальными бывшими партнерами я сохранил приятельские, дружеские отношения.

Как в УКРНЕТе у вас появились партнеры?

— В начале 2000-х в связи с увеличением масштабов бизнеса и его общественной значимости появилась необходимость лоббирования интересов компании в обществе. Когда возникают такие ситуации, как рейдерская атака на Фтиком, мы объединяемся с партнерами и делаем все, чтобы защитить свои интересы.

За что вам приходилось увольнять людей?

— А вы считаете, что увольнение — это наказание? Я его так не рассматриваю. Увольняю не за, а для. Для того, чтобы человек получил возможность найти ту сферу деятельности, где он может успешно себя реализовывать. Для любви нужны двое. Если работник находит место, соответствующее его предназначению, счастливы все: и он, и компания. А если нет, надо дать ему другую возможность.

И как часто вам приходилось давать подчиненным другую возможность?

— Поскольку я принимаю решение только по ключевым менеджерам, то редко. Например, мне пришлось расстаться с предыдущим гендиректором УКРНЕТа по результатам проверки активов компании, которые оказались неутешительными.

Когда у вас появится возможность улететь на Луну?

— Лет через пять. К 2012 году проведем размещение акций УКРНЕТа на одной из мировых бирж — хотим получить справедливую оценку акций компании. И, возможно, продадим ее. А я займусь развитием платежной системы, которая к тому времени будет требовать большего внимания.

 

Персона

Комиссарук Михаил Борисович

Родился 9 мая 1964 года в Донецке

Образование: 1986 г. — окончил Донецкий государственный университет, математический факультет

Чем гордится: тем, что несколько раз удавалось не курить в течение двух лет

За что стыдно: за то, что снова начинал курить

Жизненное кредо: делать то, что нравится

Хобби: горные лыжи, дайвинг, шашлыки на природе

Последняя прочитанная книга: Лиора Ган «Обнаженная натура»

Карьера

1989-1993 гг. — занимался бизнесом в Донецке и Москве

1993 г. — организовал в Израиле компанию по разработке программного обеспечения для финансовых учреждений

2005 г. — возглавил компанию «УКРНЕТ»

Компания

Компания «УКРНЕТ» создана в 1998 году

Количество пользователей всех сервисов компании: 3,5 млн

Вы здесь:
вверх