логин:    пароль: Регистрация
Вы здесь:
  
Банковская тайна Наталия ГУЗЕНКО, Фото Константина СОЛУНСКОГО - «Контракты» №26 Июнь 2008г.

Александр СугонякоПредседатель Ассоциации украинских банков Александр Сугоняко считает, что проблемы с ликвидностью не приведут к банкротству финучреждений


 

В интервью Контрактам Александр Сугоняко рассказал о том, что:
1) кризиса ликвидности на украинском рынке нет
2) спрос на банковские услуги вдвое превышает предложение
3) Нацбанк вынужден ограничивать потребительское кредитование
4) процентные ставки по депозитам и кредитам будут расти


Действительно ли кризис ликвидности может привести к закрытию небольших банков, как прогнозируют некоторые аналитики?

— В Украине нет кризиса ликвидности, есть проблемы с ликвидностью. Разница в том, что любой кризис неуправляем. Это стихия. А проблемы с ликвидностью могут решить НБУ и правительство путем покупки валюты или дополнительного выпуска на рынок денег казначейства. Апокалиптические пророчества о том, что малые банки обанкротятся, я слышу уже 15 лет. Наверное, кому-то очень этого хочется, но, как говорят в Одессе, не дождетесь. На рынке много ниш, и каждому банку есть что делать.

То есть вы не согласны с утверждением, что украинский финансовый рынок перенасыщен банками.

— Насыщенность рынка определяется тем, насколько украинские банки удовлетворяют спрос украинских предприятий и экономики в целом в банковских услугах. Думаю, нынешний спрос приблизительно в два раза превышает предложение. Надо учитывать то, что часть экономики в тени и финансируется не через банковскую систему. Кроме того, из-за высоких процентов некоторые предприниматели отказываются от банковских кредитов. Банковской системе еще есть куда расти, но темпы уже не будут такими, как последние 9 лет, ведь с 1999 года активы финучреждений ежегодно возрастали в среднем в полтора раза. В прошлом году вообще прирост был более чем в 1,7 раза. Но это скорее не рост, а восстановление системы. К началу 1990-х на депозитах в банках лежало приблизительно 350 млрд грн, сегодня нет и 200 млрд грн. Сейчас процесс восстановления завершается, и рано или поздно мы перейдем на 10-15%-ный рост ежегодно. Ни одна банковская система не может расти в 1,5-2 раза ежегодно десятилетиями — как правило, после 5-6 лет быстрого роста наступает кризис. У нас также он случился бы, если бы не международный финансовый кризис. В прошлом году банки прирастили кредитование населения в два раза — на 80 млрд грн. И если бы не возникли проблемы с привлечением средств за рубежом, в этом году банки снова удвоили бы кредиты населению. Но ресурсы сейчас привлекать тяжело: международный кризис, «заказанный» украинскими банками, дал им возможность плавно снизить свои высокие темпы роста.

В 2007 году чистый приток валюты составил $16 млрд. Совокупный внешний долг Украины уже достиг критической черты?

— Совокупный долг страны не должен превышать 35% ВВП, то есть около $50 млрд для Украины. А у нас к концу прошлого года было $85 млрд, из которых $31 млрд — банковский долг, $14 млрд — долг государства и около $40 млрд — долг корпоративный. Страна не потянет такую сумму, если завтра кредиторы начнут требовать возврата долга — Украина в таком случае станет сомнительным должником, которому будет довольно трудно получить кредиты на нормальных условиях. А если долг вернем, то остатка валюты не хватит для критического импорта — покупки энергетических ресурсов нефти или газа. Неудовлетворенный спрос на валюту со стороны банков, населения и предприятий возрастет, стоимость нацвалюты начнет падать и в итоге — экономический кризис. Вот такая цена непомерного долга.

Александр Сугоняко
НБУ не знает, каким будет курс

С начала года доля инвалюты в общем объеме привлечений уменьшилась, то есть банки уже не так зависимы. Но все-таки на долговые обязательства финучреждений приходится треть внешних долгов Украины. Это довольно много — в России их не более 15%. В Казахстане было порядка 70%, что и стало причиной банковских проблем с ликвидностью. Но у казахов есть нефть и власть, а у нас Лебедь, Рак и Щука. НБУ и правительство должны работать на уменьшение внешней задолженности.

После снижения международными агентствами кредитных рейтингов Украины условия привлечения средств за рубежом еще больше ужесточатся?

— Подорожают ресурсы, уменьшатся объемы привлечения. Банки больше будут ориентироваться на внутренние заимствования. В результате процентные ставки по депозитам и кредитам будут расти.

Руководство Нацбанка правильно поступает, ограничивая потребительское кредитование?

— Да. В идеале страна поощряет потребительское кредитование для того, чтобы дать своим гражданам деньги на покупку товаров, выпускаемых внутренним рынком. Потребительский бум идет вслед за производственным. Деньги поступают в экономику, предприятия развиваются. Но в Украине раздали незаработанные деньги — за 5 месяцев почти в 1,5 раза увеличили доходы украинцев, спрос возрос, но предложения должного нет. Гражданам Украины предложили зарубежный товар. Вместо поддержки своей экономики, украинцы поддерживают экономику других стран, покупая импортные товары в кредит. Приобретя в прошлом году 560 тыс. автомобилей, мы на $11 млрд проинвестировали Францию, Японию, Германию... Это создает проблему для завтрашнего дня, когда надо будет обслуживать эти долги. В долг мы не предприятия строили, а проедали, ухудшая для себя условия его возврата. Если убрать все импортные товары, в Украине останется разваленный социализм — мы купили все в долг и почти ничего собственного не создали. Внешние заимствования на потребление надо уменьшать.


Так что НБУ правильно делает, ограничивая выдачу кредитов для населения. Прежде всего, из-за рисков — дошло до того, что любой товар можно купить в кредит без первого взноса и даже в кредит проплатить все сопутствующие расходы (услуги нотариуса, страхование и др.). И при этом должным образом не работают кредитные бюро. На Западе недопустимый риск выдать кредит клиенту, не зная его кредитной истории.

Представители международного рейтингового агентства Standard & Poor’s заявляют, что есть большая вероятность невозврата 75% потребительских кредитов, выданных в Украине. Оценка НБУ намного оптимистичнее — 2-5%. Чьи цифры реальнее?

— Я думаю, что сообщение Standard & Poor’s было политическим. В действительности в худшем случае проблемными могут быть 15% кредитов. Ведь кредиты населения, являющиеся самыми рискованными в кредитном портфеле банков, занимают в нем только третью часть. Причем около 30% кредитов физлицам — это ипотека, по которой риски относительно невелики.

Кроме невозврата кредитов, какие еще риски угрожают банковской системе?

Александр Сугоняко
— Ну как работать в таких условиях?

— Политические. Политики обязаны определить два базовых ориентира для бизнеса: уровень инфляции и курс валют. Запланированные правительствами показатели инфляции отличаются от итоговых весьма существенно, поэтому бизнесмены в стоимость товара закладывают свои инфляционные ожидания. То есть инфляция может быть и меньшей, но в ожидании большей они сами ее и увеличивают. Недавно из Кабмина звучали заявления, что до конца года курс будет 5,05 UAH/USD, может, больше. НБУ тоже не знает, каким будет курс. Курсовые риски также закладываются в стоимость товаров и услуг. Банки такая неопределенность не устраивает, ведь инфляция — тот же риск: растет стоимость заимствований — растут кредитные ставки и уменьшаются доходы населения.

Рисками для банковской системы являются проблемы на мировом валютном рынке, ухудшение ситуации на рынке ипотеки, приостановление объемов строительства. То, что отечественная банковская система используется государством для формирования потребительского общества, тоже риск. Ты можешь без проблем взять $10 тыс. на потребление, а вот под бизнес-проект можешь и не взять, хотя банковской системе безразлично кого кредитовать — ей нужны лишь доходы и минимальные риски. Достаточно заложить в бюджет 6 млрд грн не на выплату вкладов населения, а на уменьшение процентных ставок по кредитам малому и среднему бизнесу. Это сразу дало бы экономике минимум 60 млрд грн, которые вернулись бы товарами.

Нынешняя монетарная политика НБУ устраивает банкиров?

— Из всех политик нашего государства: внешнеэкономической, налоговой, бюджетной, судебной — политика НБУ, на мой взгляд, самая лучшая и уравновешенная. Конечно, у нее есть недостатки, Нацбанк есть за что критиковать, но по сравнению с законами, принимаемыми у нас, и, например, экспортно-импортной политикой, проводимой Кабмином, просчеты Центробанка несущественны.

Но ведь АУБ критиковал Нацбанк за решение заставить финучреждения осуществлять валютные операции купли-продажи только на межбанке.

— НБУ стремится сделать эти операции прозрачными, но слишком ускорил реализацию желаний. Валютный курс не может определяться без Нацбанка. Для торговли валютой по новым правилам надо разработать соответствующее программное обеспечение и дать время банкам на адаптацию.

Руководство НБУ заявляло, что скоро вообще прекратит выходить с интервенциями на межбанковский рынок. Это реально?

— Сегодня — нет, ведь у нас рынок не либерализован. При существующем состоянии валютного рынка он не способен сам прийти к балансу спроса и предложения валюты. На рынке не осуществляются арбитражные валютные операции, поскольку существует проблема с отчислением от валютных операций в Пенсионный фонд в размере 0,5%. Рынок не сбалансирован. Присутствие НБУ на межбанке существенно влияет на курс. Если Нацбанк уйдет с рынка, колебания курса будут постоянными. Если кому-то будет нужна большая сумма валюты, он перекосит рынок в сторону поднятия курса, а другой игрок дестабилизирует рынок, увеличив предложение. НБУ должен сглаживать эти перекосы.

В течение последних недель Нацбанк постоянно изменяет официальный курс. Центробанк таким образом настраивает всех на режим плавающего курса?

— Курс изменяется на рынке. У НБУ дилемма: либо, к примеру, выходить и скупать избыточное предложение валюты, поддержать официальный курс и... подталкивать инфляцию; либо не выходить и уменьшать рыночный курс. НБУ не позавидуешь с вариантами выбора. И это последствие экономической политики правительства.

Может ли гривня стать свободно конвертируемой валютой, как это предусмотрено Концепцией валютной политики, разрабатываемой Нацбанком?

— В ближайшие 2-3 года этого точно не будет, ведь для этого необходимо иметь либерализованный валютный рынок, сбалансированную экспортно-импортную политику, минимизировать влияние внешних факторов на наш экспорт и решить проблемы с инфляцией. Качество валюты определяется качеством экономики, а украинская экономика еще слишком слабая, чтобы иметь свободно конвертируемую валюту.

 

Карьера лоббиста

Александр Сугоняко
С 1993 г.
— президент Ассоциации украинских банков

1990 г. — народный депутат

1986 г. — преподаватель политэкономии в Житомирском филиале КПИ

1979 г. — рабочий, мастер, начальник цеха, начальник Житомирского районного узла связи

1975 г. — окончил Винницкий политехнический институт, рабочий Кировоградского завода радиоизделий

1953 г. — родился на Черниговщине

Вы здесь:
вверх