логин:    пароль: Регистрация
Вы здесь:
  
Безсудебное следствие Беседовали Наталия ГУЗЕНКО, Вячеслав ДАРПИНЯНЦ, фото Светланы СКРЯБИНОЙ - «Контракты» №3 Январь 2008г.

Генеральный прокурор Украины Александр Медведько рассказал, кто блокирует дела, связанные с НАК «Нефтегаз Украины»


10 секунд на ЧТЕНИЕ:

В интервью Контрактам Александр Медведько рассказал о том, что:

1) сумеет найти общий язык с Юрием Луценко

2) хочет арестовывать судей

3) коррупция присутствует на всех уровнях власти

4) адвоката Николая Рудьковского не удовлетворили

Политические дела

Как долго вы собираетесь работать генпрокурором?

— Вопрос о моей отставке в последнее время очень часто обсуждают на разных уровнях. Из сообщений печатных СМИ и интернет знаю, что в Верховной Раде зарегистрировано постановление о выражении мне недоверия. Это право народных депутатов, предусмотренное Конституцией, но я работаю в нормальном режиме.

Готовы ли вы сотрудничать с министром внутренних дел Юрием Луценко, являющимся автором этого постановления?

— Я бы разделил этот вопрос на два. Во-первых, в наших отношениях с Юрием Витальевичем нет никаких конфликтов и негатива, мы оба возглавляем крупные ведомства и должны придерживаться государственнических позиций. Недавно, например, Виктор Ющенко пригласил меня и Луценко к себе и выдал ряд поручений по ходу обсуждения приоритетных направлений сотрудничества органов прокуратуры и МВД. Речь шла, в частности, о борьбе с незаконным оборотом наркотиков, нелегальной миграцией, хулиганством на дорогах, взяточничеством и коррупцией, выявлении и расследовании должностных преступлений.

Во-вторых, я понимаю, что Конституция позволяет народным депутатам выражать недоверие генпрокурору... В данном случае меня интересует лишь то, чтобы Верховная Рада соблюла соответствующие процедуры: прежде чем принимать окончательное решение, депутаты должны рассмотреть соответствующее постановление в комитете. Вообще мне кажется, что в нашей стране вопросы о назначении и снятии генпрокурора чрезмерно политизированы.

В любом случае я убежден, что генпрокурор Украины должен быть вне политики. Именно поэтому, когда президент издал приказ о моем увольнении, я не обиделся, а собрал вещи и спокойно ушел, а когда в мае 2007 года вышел указ о моем назначении — вернулся к работе.

Кстати, как оцениваете перспективы уголовного дела в отношении экс-министра внутренних дел Василия Цушко, приказавшего штурмовать помещение Генпрокуратуры?

— Уголовное дело практически не расследуется, поскольку суды постоянно рассматривают жалобы об отмене постановления о его возбуждении.

- Каждому делу свое время

Обсуждали ли вы вопрос назначений ваших заместителей с лидерами политических сил после формирования нового правительства?

— С такого рода вопросами ко мне никто не обращался. А вообще Генпрокуратура — сугубо надзорная инстанция, и я не понимаю, почему с назначением нового правительства должны происходить какие-то ротации в руководстве нашего ведомства. Могу сообщить, что я назначил на второй срок прокуроров Южного военного региона и Военно-морских сил Украины, провел изменения на уровне руководства прокуратур Львовской и Ривненской областей. Вместе с тем информация о назначении на должность прокурора Киева моего заместителя Кузьмина — это ничем не подтвержденные слухи.

Экс-генпрокурор Святослав Пискун рассказывал в интервью Контрактам о том, что должности заместителей генпрокурора распределяют между собой парламентские фракции. Насколько самостоятельна ваша кадровая политика?

— Мне известно, что политики рассматривают прокуратуру как инструмент конкурентной борьбы, но это не означает, что мы в нее вовлечены. По политическому принципу должности в Генпрокуратуре никто не распределяет. Вообще ключевые кадровые вопросы мы решаем на коллегии, потом я лишь подписываю соответствующие приказы. Вот, например, придется назначать кого-то на должность прокурора АРК, поскольку Виктор Шемчук избран народным депутатом. В отношении других заместителей — жизнь покажет.

Концы в воду

Сотрудники МВД, ответственные за борьбу с экономической преступностью, часто рассказывают, что прокуратура изымает перспективные дела до завершения следствия. Вместе с тем представители вашего ведомства жалуются, что материалы МВД далеко не всегда позволяют предъявить обвинение надлежащим образом. Сколько стоит закрыть дело?

— Будем корректными: и в работе МВД, и в деятельности прокуратуры есть недостатки. Да, наши коллеги не всегда предоставляют нам качественные материалы, а прокуратура иногда затягивает с рассмотрением дел, но это не означает, что кто-то преднамеренно «хоронит» дела, большинство из них доходят до судов. Да, только 3-4% дел, связанных со взяточничеством, закрываются производством, но этот показатель — совершенно нормальный, поскольку поймать взяточника за руку крайне трудно, еще сложнее — предъявить обоснованное обвинение и доказать его. Скажем, недавно по материалам СБУ Генпрокуратура возбудила дело против взяточников: председателя районного суда и работника прокуратуры в Волынской области. Фигурантов поймали на горячем, допросили, но задержали лишь сотрудника прокуратуры, судьи в Украине — неприкосновенны. И такого рода степеней защищенности множество. Я могу возбудить дело против кого угодно, но не могу арестовать судью. Любой работник прокуратуры может открыть дело против судьи, а против адвоката — только прокурор области.

Почему в Украине есть коррупция на высшем государственном уровне, но нет коррупционеров?

— (Улыбается.) А какая ваша версия?

Один из заместителей председателя СБУ рассказывал, например, что ему предлагали взятку в размере $100 тыс. за прикрытие контрабандистов, он отказался, но не инициировал открытия дела по факту, поскольку опасался, что потеряет должность или еще хуже — его превратят из свидетеля в обвиняемого.

— Такое могло быть, но в любом случае работник СБУ, получивший предложение из разряда «интересных», должен был сообщить об этом руководству и составить письменный рапорт. Нужно было принять все меры, чтобы задержать лицо, провоцировавшее получение взятки.

А вы часто узнаете от чиновников первого ранга о том, что их провоцируют?

— Ни министры, ни их заместители, ни помощники не сообщали органам прокуратуры о том, что их пытаются подкупить. Впрочем, я согласен, что коррупция в Украине присутствует на всех уровнях власти.

На каком этапе расследования находится дело по фактам взрывов на шахте имени Засядько?

— 18 ноября 2007 года было возбуждено дело по факту первого взрыва, и Генпрокуратура сразу создала следственную группу. Потом к этому делу приобщили еще два — по фактам взрывов 1 и 2 декабря. Группа активно работает, мы допрашиваем потерпевших, свидетелей, назначено более ста экспертиз. Но есть объективные трудности, мешающие следствию: прежде всего место аварии заполнено водой. Акт государственного расследования причин аварии еще не составлен, так что я даже не могу делать предварительных выводов.

Можете ли вы подтвердить или опровергнуть информацию о том, что причина аварий на шахте заключается в том, что шахтеры (зарплата которых привязана к нормам добычи угля) сами вывели из строя довольно дорогую систему безопасности?

— Эта версия также рассматривается, в частности, мы не исключаем, что датчики безопасности просто накрывали сторонними предметами. Но это лишь одна из возможных причин аварии, есть и другие версии: авария могла произойти вследствие грубого нарушения руководством шахты требований к процессу добычи угля или правил безопасности проведения работ. Мы даже рассматривали версию о возможном теракте, на мой взгляд, она безосновательна. Как бы там ни было, но следует понимать, что Генпрокуратура не будет поднимать вопрос о закрытии этой шахты, поскольку такой шаг — за рамками нашей компетенции. Мы лишь определим причины аварии, а судьбу предприятия, имеющие большое социально-экономическое значение для региона, будет решать правительство.

А судьи кто?

В прошлом году Генпрокуратура вплотную занялась НАК «Нефтегаз Украины». Каковы результаты ваших проверок?

— Было возбуждено восемь уголовных дел, одно из которых — непосредственно против экс-председателя Нефтегаза Алексея Ивченко — закрыто, поскольку суд принял решение о том, что его открыли незаконно. Остальные дела перманентно перемещаются между районными и апелляционными судами. Можете добавить этот факт к ответу на вопрос, почему в стране есть коррупция, но нет коррупционеров. Сейчас специальная правительственная комиссия изучает финансовое состояние НАК, а мы готовы оперативно реагировать на любые предоставленные материалы.

Можете назвать сумму просроченной дебиторской задолженности Нефтегаза?

— Это проблемный вопрос, я бы переадресовал его руководству ГНАУ, но в делах, о которых я говорил, есть данные о том, что Нефтегаз переводил огромные средства на коммерческие структуры, которые не выполняли обязательств. Я не хочу называть фамилий, но одно из дел возбуждено персонально против гражданина N.

Уточните, пожалуйста, гражданин N — это просто налоговик, который подписывал сверку счетов, или член правительства, принимавший решение о проведении трансакций?

— Давайте дождемся решения суда по этому поводу.

Сколько нужно ждать?

— Честно говоря, не знаю. Рассмотрение дел, связанных с Нефтегазом, блокируют квалифицированные адвокаты... Мне кажется, что парламент допустил серьезную ошибку в УПК Украины, позволив судьям не только отменять постановления о возбуждении уголовных дел, но и принимать решения об отказе в возбуждении, останавливать следственные действия и оставлять дела в своих архивах. Хрестоматийный пример — дело экс-министра транспорта Рудьковского: закончено досудебное следствие, выдвинуты обвинения в разворовывании бюджетных средств на сумму 400 тыс. грн, а адвокат обжалует решение об открытии уголовного дела. Хорошо, что судья оказался принципиальным и отказался удовлетворять жалобу. Но ведь есть множество других случаев (преимущественно при рассмотрении дел о возмещении НДС фиктивным фирмам, о фактах взяточничества, злоупотребления служебным положением и т. д.), когда хочется не то, что закрыть дело по решению суда, а открыть новое — против судьи. Я об этом неоднократно говорил президенту, который 28 декабря 2006 года поручил Генпрокуратуре следить за соблюдением законодательства, регулирующего администрирование и возмещение НДС. Кстати, только в 2007 году возбудили 271 уголовное дело по незаконному возмещению НДС, 81 дело направлено в суд, 600 человек привлечены к разным видам ответственности. Но едва ли процесс возмещения от этого стал прозрачнее. Несовершенство украинского законодательства — проблема не менее острая, чем коррупция или сомнительные судебные решения.


Карьера генпрокурора

4 ноября 2005 — генпрокурор

2004 г. — заместитель генпрокурора

2002 г. — заместитель генпрокурора, член коллегии Генпрокуратуры Украины

2001 г. — первый заместитель прокурора Луганской области

1999 г. — начальник управления надзора за законностью оперативно-розыскной деятельности, дознаний и досудебного следствия прокуратуры Донецкой области

1992 г. — прокурор г. Константиновка Донецкой области

С 1980 г. — помощник, старший помощник прокурора, старший следователь прокуратуры г. Дружковка Донецкой области

1980 г. — окончил Харьковский юридический институт

25 июля 1955 г. — родился в с. Искровка Акимовского района Запорожской области

Вы здесь:
вверх