логин:    пароль: Регистрация
Вы здесь:
  
Агент национальной безопасности Наталия Гузенко, Фото Александра БОРТНИЧУКА, Контракты - «Контракты» №30 Июль 2008г.

Секретарь СНБО Раиса Богатырева считает главной угрозой для Украины нарастание социальной депрессии


В интервью Контрактам один из лидеров Партии регионов Раиса Богатырева рассказала о том, что:
1) СНБО — это тренерский штаб
2) двух мнений в Партии регионов быть не может
3) риск снижения политического рейтинга сдерживает активность премьеров в реализации экономических программ
4) даже если нынешняя коалиция распадется, не факт, что создастся новая
5) новые выборы нужно проводить по новым избирательным правилам

Как урегулировать парламентский кризис?

— Говоря языком футбольных тренеров, сейчас идет борьба на уровне клубов — представители партий соревнуются в том, кто быстрей захватит мяч и забьет гол. Но в большой политике нужно уметь играть не только на уровне клуба, а и на уровне сборной. И если партии объединились в коалицию, по аналогии — в сборную, они должны забыть вчерашние конфликты, вернуться к своим договоренностям и выполнить взятые на себя обязательства. Иначе — нет смысла говорить о перспективе коалиции.

А СНБО должен выполнять при этой сборной роль тренерского штаба, мотивируя и координируя игроков играть вместе. СНБО — уникальная площадка, которая дает возможность динамично реагировать, прогнозировать и предупреждать внезапные внешние и внутренние угрозы, вызовы национальной безопасности. В СНБО входят представители высшего руководства всех ветвей власти — служащие, которые в рамках своих полномочий могут обеспечить слаженную игру коалиции.

Некоторые члены правительства обвиняют СНБО во вмешательстве в их работу. Вы действительно можете влиять на действия и решения Кабмина?

— Совет, согласно Конституции, обязан контролировать и координировать действия всех органов исполнительной власти в вопросах, так или иначе относящихся к национальной безопасности и обороне. Это касается не только оборонного комплекса или международных отношений, но и экономических, социальных проблем, которые также могут угрожать безопасности страны. Поэтому абсолютно беспочвенны обвинения в том, что на базе СНБО создано теневое правительство, мешающее работать Кабинету министров. Да, мы занимаемся проблемами, которые курируют Минэкономики, Минздрав и Минсоцполитики, но только в масштабах своих конституционных полномочий.

Вы очень часто критикуете правительство Тимошенко. У многих сложилось впечатление, что между вами и премьером конфликт...

— Я давно перестала руководствоваться личными симпатиями или антипатиями. Поэтому у меня сугубо рабочие отношения и с главой Секретариата, и с премьером. Не скажу, что они безоблачные.


Причина моей критики — не личный конфликт с Тимошенко. К сожалению, в законах и Конституции недостаточно четко определены полномочия премьера и Кабинета министров в принципе. Это дает возможность любому премьеру, и прошлому, и нынешнему, действовать от лица своей политической силы. У нынешнего премьера недостаточно понимания того, что Кабмин должен решать очень сложные экономические проблемы и задачи — борьба с инфляцией, снижение уровня безработицы, защита украинских производителей после вступления в ВТО и многие другие. Эти решения могут, а зачастую и являются очень болезненными для части населения, непопулярными. Думаю, именно риск снижения политического рейтинга сдерживает активность премьеров в реализации экономических программ, и они действуют за рамками полномочий Кабмина. Отсутствие понимания того, что работа Кабмина — не политическая, а менеджерская, заставляет президента и СНБО возвращать премьеров в эти рамки. Я считаю, решения, принятые на Совете, — это своевременная помощь Кабмину. А отказываться от помощи, из-за болезненного самолюбия, неконструктивно.

Но представители БЮТ утверждают, что с вашей помощью депутаты Партии регионов договариваются с Нашей Украиной о создании широкой коалиции и, соответственно, смене правительства...

— Это все закулисные разговоры. Ни от одной политической силы нет публичного заявления о готовности сегодня искать голоса, чтобы усилить будущую коалицию... Я понимаю, почему обо мне так говорят. Многим известны мои центристские взгляды и стремление к стабильности. Убеждена, что основная задача политика — искать компромисс внутри политической силы, внутри властных структур, между властью и обществом. Чем лучше это делает политик, тем более он востребован...



Но в политике все большие дела произростают именно из закулисных разговоров. Открыто говорят только о свершившихся фактах...

— А кто определил границу этих кулис? У нас вообще мало что может быть закулисным. Как только с кем-то встретился — сразу начинают говорить «об измене Родине». Можно думать и говорить, но все судьбоносные решения принимаются на уровне партий, а не на уровне переговоров отдельных депутатов.

Правда ли, что ПР раскалывается на две части: группа Рината Ахметова стремится объединиться с НУ—НС, а Виктора Януковича — выступает за временный союз с БЮТ для принятия изменений в Конституцию?

— Партия регионов — монолитная политическая структура и у нее не может быть двух официальных мнений. Может быть дискуссия, точки зрения отдельных депутатов, но лишь на этапе обсуждения. Такие разговоры не выходят и не выйдут на уровень принятого решения. Наша программа еще не предполагает однозначного объединения с БЮТ или НУ—НС. У нас с ними есть расхождения в вопросах языка, международной политики, и пока не будет подписан меморандум, где будет определено, что эти вопросы не первостепенны, мы ничего не создадим.

Противостояние между партиями будет продолжаться и не факт, что даже если нынешняя коалиция распадется, создастся новая. Вообще, я хочу отойти от определения «широкая коалиция», вокруг него уже образовались множественные наслоения сарказма и пренебрежения. Определить ее формат под силу только в парламенте и на базе консолидированного договора, где спорные вопросы будут вынесены за скобки и определены способы решения всех экономических проблем. И подписать договор должны не две политические силы. Может, это и не понравится радикальным избирателям, которые есть и у НУ—НС, и у БЮТ, и у Регионов. Нужен компромисс, потому что конфликт элит перетекает в конфликт в обществе.

Какова вероятность проведения досрочных выборов в парламент уже осенью?

— Досрочные выборы — как правило, позитивная возможность что-то быстро изменить. Но в сегодняшней ситуации, это будет своеобразная маркетинговая операция по предложению избирателю приевшегося политического товара — с теми же лицами, с теми же списками, с теми же сомнительными принципами. Поэтому, думаю, если проводить их по существующей избирательной системе, ничего не изменится. Будут не выборы, а распродажа.

Если все же возникнет такая необходимость, нужно сделать все, чтобы они проходили по другим избирательным правилам. Нужно заставить партии быть открытыми, ответственными, изменить свой кадровый состав и нивелировать тенденцию, которая ведет Украину к двухпартийной системе. На этапе формирования ответственных политических элит она небезопасна для нас.

И какой вы представляете себе новую избирательную систему?

— Избирательных систем много: можно говорить о выборах по открытым спискам, о смешанной или мажоритарной системе. Необходима дискуссия. Но менять систему нужно в любом случае, поскольку выборы последних лет показали все недостатки существующего избирательного процесса. Монопольное влияние нынешних политических лидеров не дает возможность развиваться внутрипартийной демократии, отрицается конкуренция внутри политических коллективов. Рано или поздно это приведет к тому, что один человек будет решать за целую партию. Сегодняшняя система не построена на взаимной партийной ответственности перед своими избирателями. После выборов они уже никак не могут повлиять на решения партии. А это небезопасно. Особенно учитывая существование системных угроз для Украины — высокая цена на энергоносители, продовольственный кризис... Отсутствие взаимопонимания и единства среди политической элиты, ее увлечение межпартийной борьбой и отстраненность от реальных проблем приводит к нарастанию социальной депрессии. Надежды людей на улучшение жизни не оправдываются. Это главная угроза, со всем остальным можно справиться. Мы должны определиться с функциями и полномочиями всех ветвей власти, условиями ее формирования, с административно-территориальным устройством, со схемой использования средств местными бюджетами. Многое зависит от того, сможет ли элита найти консенсус по этим вопросам.

СНБО уже анализировал, какую экономическую угрозу для страны несет повышение цены на газ до $400 за тыс. куб.?

— Резкое подорожание может привести к тому, что предприятия не смогут использовать газ в нужных объемах, а значит — объемы производства уменьшатся. И хотя большинство энергоемких предприятий — частные, и их собственники уже выстраивают программы защиты своего производства, для экономики страны в целом такое повышение цены на газ не будет безболезненным. Но нужно понимать неизбежность этого процесса.

Сегодня уже нельзя рассматривать формирование цены на газ исключительно через призму отношений Украины с Россией. Мы являемся частью энергетической системы всей Европы. А Европа заинтересована в стабильности, в экономически обоснованных ценах. Страна, которая является основным источником газа для Европейского сообщества, должна не шантажировать соседей, а прагматично устанавливать цены. Тогда Украина, имеющая колоссальную ГТС, сможет предоставлять газотранспортные услуги по обоснованному тарифу, взаимовыгодно.


Но в любом случае, нам нужно обеспечить несколько источников энергоносителей, перевести производства на менее энергоемкие технологии, внедрять систему энергосбережения и переходить на альтернативные виды энергии. Все это в комплексе плюс развитие собственной добычи газа и нефти, позволит Украине получить энергетическую безопасность в реальности и защитить экономику страны как от субъективного, так и объективного повышения цен на энергоресурсы.

Почему СНБО вмешался в конфликт частной компании VANCO и правительства. Разве решение Кабмина об аннулировании лицензии на разработку Черноморского шельфа как-то угрожает национальной безопасности?

— Эксперты Межведомственной рабочей группы по урегулированию споров вокруг договора с VANCO, признали неправомерность решения Кабмина и его несоответствие как действующему законодательству Украины, так и международным стандартам договорных отношений. Такие действия правительства могут привести к тому, что Украину будут считать ненадежным партнером, страной, из-за эмоций меняющей правила игры. С одной стороны мы говорим, что заинтересованы в добыче национальной нефти и газа, а с другой — собственными руками разрушаем договоренности, которые готовили несколько правительств. Негативный имидж повлияет не только на объемы инвестиций. Непрогнозируемое поведение правительства создало дополнительные трудности и в других вопросах национальной безопасности, таких как делимитация морской границы с Румынией и Россией.

Что в условиях «конфликта цивилизаций» выгодней для нас: определяться с союзниками или стремиться к максимальному нейтралитету?

— Украину в мире воспринимают как важный элемент в системе европейской безопасности, в системе геополитического равновесия. Сегодня мы уходим от формулировки выбора Украины некоторыми иностранными политиками: «кто не с нами, тот против нас». Мы исключаем формат, в котором Украина могла бы угрожать странам-соседям. Поэтому, надеюсь, новая толерантная дипломатическая дискуссия с Россией, с нашим историческим и стратегическим партнером, о нашем выборе места в системе коллективной безопасности будет продуктивной. Будущее Украины в ЕС и в системе европейской безопасности. Мы дружелюбны и последовательны, и готовы вести диалог. Единственным препятствием в процессе поиска конструктивного решения может стать использование нашими потенциальными партнерами языка ультиматумов и шантажа.

Почему все-таки именно вас, представителя оппозиционной партии, президент назначил секретарем СНБО?

— Видимо, президент решил, что я справлюсь. Мне он ничего не объяснял. Сказал только, что это его личное решение. О том, что за мое решение возглавить СНБО меня собираются исключить из Партии регионов, я узнавала из прессы — никто ни разу мне ничего открыто не заявил. Меня многие поддерживали и публично, и конфиденциально. В партийных органах в связи с моим переходом на государственную службу не было принято ни одного негативного для меня решения.

Я чувствую себя на своем месте и имею достаточно опыта для достижения качественного результата. Я не кривлю душой в партии и мне комфортно работать с президентом.

Ваше назначение на этот пост улучшило отношения между Нашей Украиной и Регионами?

— На личном уровне отношения всегда были хорошие. И у нас и в НУ—НС много толковых менеджеров, хорошо образованных, мыслящих государственными категориями, им есть о чем поговорить. Политические дебаты и дискуссии не отражают межличностных отношений.

 

Карьера секретаря

24 января 2007 г. — назначена секретарем Совета национальной безопасности и обороны Украины

2000 г. — народный депутат Украины от Партии регионов

1994 г. — заместитель, первый заместитель, министр здравоохранения

1990 г. — народный депутат Украины

1980 г. — акушер-гинеколог, председатель профкома, заместитель главврача Краматорской центральной горбольницы

1979 г. — акушер-гинеколог медсанчасти № 3 Новокраматорского машиностроительного завода

1977 г. — врач-интерн в Горловской горбольнице № 2

1977 г. — окончила Харьковский медицинский институт

1970 г. — швея-мотористка на Краматорской швейной фабрике

6 января 1953 г. — родилась в г. Бакал Челябинской области РФ

Нажмите, чтобы увеличить

 

Вы здесь:
вверх