логин:    пароль: Регистрация
Вы здесь:
  
Благородный откат Алексей ГОШ, директор по коммуникациям Reputation Capital - «Контракты» №35 Сентябрь 2008г.

StatoilТоп-менеджерам скандинавской Statoil, заплатившим откат иранскому чиновнику, пришлось лишиться постов ради спасения компании


В середине 2004 года группа компаний Statoil, норвежский лидер добычи нефти и газа, оказалась в центре громкого скандала. Правоохранительные органы Норвегии и США начали расследование, подозревая высший менеджмент компании в даче крупной взятки. 14 октября нефтедобывающий гигант, отрицая участие в незаконных действиях, согласился выплатить штраф в 20 млн норвежских крон (около $3 млн). Однако это не спасло Statoil от преследования американскими властями.

Нефтяной спрут

Statoil ASA, крупнейшая нефтяная компания на севере Европы и одна из самых больших в мире, начала свою деятельность в 1972 году. Решение о ее основании было принято норвежским парламентом.

Спустя два года после основания, компания получила возможность разработки крупнейшего месторождения в Северном море. В 1975-м Statoil начал добычу нефти и газа, экспортируя черное золото по своему первому подводному трубопроводу Norpipe, достигшему берегов Великобритании. В 1986 году система трубопроводов Statpipe начала транспортировать добываемый газ из района Северного моря на материк.

В начале 90-х Statoil завязала сотрудничество с другим гигантом — British Petroleum. Через два года это вылилось в покупку норвежцами сети заправочных станций BP в Ирландии. В то же время Statoil, совместно с Neste Chemicals, образует нефтеперерабатывающую группу Borealis.

В новом тысячелетии компания пережила одну из самых больших реструктуризаций, коснувшейся и ее международной деятельности. Statoil продала большинство своих активов в США. Корпорация становится одним из главных экспортеров нефти на азиатский континент. В 2002 году состоялась частичная приватизация Statoil, признанная крупнейшей приватизацией в истории Норвегии. В том же году последовал выход на IPO. В 2002 и 2003 гг. Statoil признается лучшим работодателем страны, являясь ведущим поставщиком сырой нефти на мировом рынке, а также крупным поставщиком природного газа на европейский рынок.

В настоящее время Statoil обеспечивает около 60% шельфовой добычи углеводородов Норвегии. Добыча сырья ею ведется и в таких странах, как Алжир, Ангола, Азербайджан, Бразилия, Китай, Иран, Ливия, Нигерия, США и Венесуэла. Норвежской компании также принадлежит ряд нефтеперерабатывающих мощностей, расположенных в Бельгии, Дании, Франции и Германии. Помимо этого, Statoil выступает участником нескольких трубопроводных проектов, среди которых нефтепровод Баку—Тбилиси—Джейхан. Один из офисов Statoil ведет активные операции на розничном рынке. АЗС под норвежской маркой работают в Дании, Эстонии, Ирландии, Латвии, Литве, Норвегии, Польше, России и Швеции. Общая численность персонала компании превышает 27 тыс. человек. Выручка в 2005-м составила 393 млрд норвежских крон ($72,7 млрд).

К началу нового тысячелетия амбициозные планы Statoil стали все больше выходить за границы норвежской части континентального шельфа Северного моря. Руководство компании поставило задачу увеличения втрое зарубежной добычи нефти и газа к 2007 году. Для этих целей Statoil решил выделить более 43 млрд крон в качестве инвестиций в Венесуэлу, Анголу, Алжир, Иран — страны, известные своим высоким уровнем коррупции.

Такое беспрецедентное решение вызвало большой резонанс в обществе. Чтобы представить объем планируемых вложений, следует лишь отметить, что зарубежные инвестиции всех норвежских компаний в 2002 году составили 27 млрд крон. В ответ на многочисленные упреки общественности и публикации в прессе глава Statoil Олаф Фьелл заявил: «Всем известно, что норвежские месторождения достаточно разработаны, поэтому мы вынуждены искать новые источники. Компания хочет расти, а для этого важно проводить активные действия за рубежом. Что поделать, если богатые запасы нефти и газа находятся в странах, отличающихся от нашей? У нас есть опыт работы в подобных регионах и мы уверены в правильности выбора».

Наиболее перспективным из всех рассматриваемых регионов, как и ожидалось, оказался Иран. Страна с площадью в 1,65 млн кв. км владеет 9% известных мировых запасов нефти, уступая пальму первенства лишь Саудовской Аравии. В то же время запасы газа превышают отметку в 15% объема мировых богатств. Неудивительно, что перспектива начать работу на таком рынке привлекала немало добывающих компаний со всего мира.

Через офшорный проход

Первым шагом к перспективному сотрудничеству стала встреча вице-президента Statoil Ричарда Хуббарда и директора Национальной газовой компании Ирана Мехди Хашеми Рафсанджани. Два руководителя встретились в 2001-м в офисе норвежской компании для того, чтобы положить начало масштабному выходу европейцев на рынок азиатской страны. Как стало известно из пояснительного письма, написанного топ-менеджером Statoil два года спустя, на встрече речь шла не только о перспективах сотрудничества между двумя компаниями. Представитель иранской стороны интересовался, не смогли бы норвежцы выделить дополнительные средства, не предусмотренные контрактом, для более быстрой и выгодной реализации их целей. В случае позитивного ответа Statoil мог беспрепятственно получить контракт на разработку перспективного месторождения Салман в Персидском заливе. Хуббарда уверили в том, что такая практика является приемлемой и готовы подкрепить свои стремления «дополнительными вложениями».

Несмотря на то что финансовое обоснование, проведенное специалистами Statoil, показало неэффективность разработки данного месторождения, предложения о неофициальных проплатах не переставали поступать. Отвергая множество рекомендаций иранской стороны, в начале 2002 года Хуббард все же решил последовать одной из них. Мехди Хашеми предложил норвежскому коллеге себя в качестве политического консультанта Statoil, однако настоял, чтобы договор об оказании услуг был подписан с некой английской консалтинговой фирмой Horton Investment, возглавляемой его 34-летним соотечественником. В июне того же года две компании подписали официальное соглашение сроком на 11 лет. Согласно документу, Statoil должен был выплатить в течение указанного времени $15 млн за предоставляемые услуги. Через четыре месяца после обретения политического консультанта норвежская компания огласила о намерении инвестировать $300 млн в разработку крупнейшего в мире газового месторождения, находящегося на территории Ирана.

Тайные договоренности стали явными уже через несколько месяцев, когда аудиторы Statoil обнаружили, что компания менее чем за год перевела за консультационные услуги Horton Investment $5,2 млн — 30% суммы, указанной в 11-летнем контракте. Специалистов насторожил также тот факт, что средства переводились на счета в офшорных зонах, как потом выяснилось, по настоянию иранских партнеров. Подозрения в сомнительности контракта подтвердились в сентябре 2003 года, когда норвежская газета Dagens Naeringsliv взялась за расследование дела.

Кадровые жертвоприношения

Первые оправдания должностных лиц компании только подлили масла в огонь. Заверения в том, что для успешной работы в Иране зарубежным компаниям необходимо активно поддерживать различные социальные инициативы, звучали, во-первых, неубедительно, а, во-вторых, заинтриговали представителей контролирующих органов.

Глава Statoil Олаф Фьелл попытался взять ситуацию под контроль, огласив внутреннюю инспекцию всех финансовых транзакций с целью проверки их соответствия закону. Данным вопросом сразу заинтересовались не только внутренние службы. Национальное агентство по предотвращению экономических преступлений также начало изучение документов, касающихся 15-миллионного соглашения. Полиция выдвинула предположение, что при оформлении сделки между Statoil и иранскими властями были допущены незаконные действия.

Инициируемая руководством норвежского гиганта пресс-конференция была призвана рассеять сомнения общественности в нарушении законодательства. Олаф Фьелл сообщил журналистам о решении аннулировать скандальный контракт, заявив, что «Statoil не может подвергать сомнению свою приверженность высоким этическим нормам и ставит под угрозу высокую репутацию корпорации». Стало известно и об отставке Хуббарда как основного действующего лица в назревшем скандале. Публичное выступление Фьелла мгновенно снизило стоимость акций его компании на 0,75%.

Свою попытку сгладить негативные последствия от неоднозначного контракта также предпринял совет директоров компании. 15 сентября глава совета Лейф Лоеддесоель заявил о ряде важных решений. Прежде всего руководство компании осудило печально известный консалтинговый контракт и пообещало предпринять ряд действий, которые не позволят в будущем менеджерам заключать сомнительные соглашения. Впрочем, совет директоров высоко оценил работу генерального директора Олафа Фьелла и решил оставить его на занимаемой должности. Не изменилась и стратегия Statoil на зарубежных рынках. Необходимым условием для дальнейших действий за рубежом стало «их соответствие этическим нормам компании».

Дабы подобные решения в будущем не расходились с реальностью, было решено привлечь к процессу составления международных договоров внешних аудиторов. Все контракты компании с зарубежными организациями должны были тщательно изучаться специалистами, ежеквартально передающими результаты своей работы совету директоров.

Однако кадровых «жертвоприношений» все же не удалось избежать. Через неделю после экстренного заседания совета своих должностей лишились и Лейф Лоеддесоель, и Олаф Фьелл. Наряду с решением Комиссии по ценным бумагам США о начале расследования обстоятельств соглашения между Statoil и Horton Investment, акции норвежской компании снова снизились в цене, потеряв 8% своей стоимости по сравнению с началом сентября.

Пронесло

На этом злоключения крупнейшего европейского нефтедобытчика закончились. По результатам ІІІ квартала 2003-го доходы компании увеличились на 32%. Во многом такой высокий показатель был обусловлен ростом цен на нефть на мировых рынках. Незамедлительные решения руководства компании об отстранении трех топ-менеджеров, имевших отношение к сомнительной сделке, и открытость в общении с медиа привели к росту стоимости акций компании как в Норвегии, так и в США. Чтобы закрыть тему иранского контракта и не доказывать свою правоту в суде, Statoil в октябре 2004 года решил выплатить $3 млн штрафа местным властям.

В отличие от многих других кризисных ситуаций, задевавших крупные компании, причиной возникновения проблем в Statoil не стали безудержное стремление к власти, жажда наживы и финансовые махинации. Начав разработку иранских месторождений, норвежская компания стремилась лишь найти замену иссякающим источникам в своей стране и сохранить тенденцию роста производства. Желание открыть новые рынки не раз заставляли компании сталкиваться с действиями, не всегда соответствующими принятым на Западе этическим нормам.

Детальное расследование различными контролирующими органами иранского инцидента показало отсутствие любых оснований для возбуждения уголовного дела как против компании, так и против отдельных ее сотрудников. Следователи выяснили, что у иранского чиновника, навязавшего Statoil консалтинговые услуги, не было никаких рычагов влияния на местные власти, чтобы способствовать успешному продвижению норвежцев на новом рынке. Главной ошибкой представителей нефтедобывающей компании, участвовавших в переговорах, стало нарушение внутренних этических норм, поставившее под угрозу ее репутацию.

Вы здесь:
вверх