логин:    пароль: Регистрация
Вы здесь:
  
На крымском фронте без перемен Наталия ГУЗЕНКО, Фото Светланы СКРЯБИНОЙ - «Контракты» №38 Сентябрь 2008г.

Мустафа ДжемилевПо словам председателя Меджлиса крымско-татарского народа Мустафы Джемилева, российско-грузинский конфликт не станет поводом для обострения ситуации в регионе


В интервью Контрактам народный депутат Мустафа Джемилев рассказал о том, что:
1) около 70% русскоязычных граждан Крыма видят свое будущее с Россией
2) власти Крыма позволяют антигосударственные демонстрации
3) Российское консульство в Крыму раздает российские паспорта
4) взятка в $5 млн за участок в Крыму не редкость


Действительно ли в Крыму массово раздают российские паспорта?

— Своими глазами я этого не видел, но знаю: такое происходит постоянно. По официальным данным, в последних выборах в России участвовали 23 тыс. крымчан. Если учесть, что обычно участвуют не больше половины из имеющих право голоса граждан, добавить детей и тех, кто по разным причинам права голоса не имеет, мы увидим, что в Крыму проживает около 200 тысяч человек с российским гражданством. Для такого маленького полуострова, как Крым, это немало. Необходимо, чтобы СБУ провела тотальную проверку, выяснив, в каких случаях российский паспорт был выдан в обход законодательства, и предложила людям определиться, гражданами какого  государства они хотят быть.

Мустафа Джемилев
— Мы туда не пойдем! Крымские татары против объединения с Россией


Станет ли Крым второй Южной Осетией?

— Есть силы, которые очень этого хотят. И предпосылки для такого развития событий тоже есть: в Крыму много пророссийских сил и около 70% русскоязычных граждан видят свое будущее с Россией. По-человечески это понятно: почти 90% русских, проживающих в Крыму, — потомки послевоенных переселенцев с родственниками по всей России. Естестевенно и их стремления к исторической родине, но проблема в том, что они не готовы туда уехать только со своими вещами, а хотят переехать в Россию вместе с нашей исторической родиной. А этого им никто не позволяет — вот и источник конфликта. С одной стороны, премьер-министр РФ Владимир Путин заявил, что у него нет территориальных претензий к Украине, а с другой — в Крыму работают российские службы, дестабилизирующие ситуацию. И как расценивать двусмысленное заявление Путина о том, что Россия не вмешивается в дела Крыма, поскольку там нет пока межнационального конфликта? Ведь организовать конфликт не так уж трудно, особенно имея большой опыт. Безусловно, я не считаю, что Россия всерьез собирается присоединить Крым к своей территории, но постоянное разжигание конфликтов здесь позволяет ей держать Украину в напряжении и не давать проводить независимую от Москвы политику. И Украина, не имеющая продуманной этнической политики, допускает такое. Многие пророссийские организаций открыто требуют пересмотра границ. Я не представляю подобных демонстраций в РФ, например, с требованием вернуть нам Кубань. Судьбу участников подобных демонстраций в России вполне можно предвидеть. А у нас подобное возможно и безнаказанно.

Какой урок должна усвоить Украина на примере российско-грузинского конфликта?

— Поводом для вторжения России на территорию Грузии послужили якобы нарушения прав проживающих там российских граждан, то есть абхазцев и осетин, многим из которых заблаговременно раздали российские паспорта. В Крыму формируется похожая ситуация. Здесь много людей с двумя паспортами, а также российских офицеров, вышедших в отставку, но не вернувшихся на родину, а оставшихся здесь с российским паспортом и антиукраинскими настроениями. Представим, что однажды пророссийские организацииМустафа Джемилевсовершат провокации, сорвут государственные флаги, вызвав тем самым межнациональные конфликты, — государство обязано будет предпринять против подобных действий какие-то меры. В ответ посыплются обвинения в притеснении российских граждан. Вот и основания для вмешательства в дела Украины. И даже войска вводить не надо — под боком Черноморский флот, который якобы охраняет рубежи России. Кстати, очень спорное утверждение: даже российские военные эксперты признают, что ЧМФ, например, по мощи в 4,5 раза уступает Турецкому флоту. Но флот в Севастополе нужен, чтобы Россия могла надувать щеки и говорить о своем величии. Я понимаю, что вывести флот из Севастополя до 2017 года очень сложно и чревато многими осложнениями, но проблемы, создаваемые его присутствием в Крыму, намного существеннее. Хотя бы потому, что создаются предпосылки для войны. Я считаю позитивным то, что президент изменил условия пребывания ЧФ в Украине (обязав корабли получать разрешения на любые перемещения по акватории Черного моря). Это соответствует нормам международного права. Например, когда началась война в Ираке, Турция, хотя и является членом НАТО, не позволила использовать американскую военную базу в Инджирлике, сочтя, что эта война не соответствует ее национальным интересам. Кроме того, турки могут в любое время прийти с проверкой на американские базы. Наши проверяющие не смогли попасть на территорию российской базы даже тогда, когда подозревали, что там находится ядерное оружие.

Начало конфликта в Осетии и Абхазии во многом определила готовность местных жителей воевать против грузин. Крымчане готовы взять в руки оружие, чтобы отстаивать свои пророссийские взгляды?

— Думаю, нет. Хотя, конечно, подобные настроения постоянно подогреваются. В Крыму формируются подразделения казаков. Власти автономии, в частности руководители некоторых районов и городов (например, Симферополя, Феодосии, Судака), к ним благоволят: выделяют земли, создают тренировочные лагеря, возрождают традиции казачества. И это притом что исторических оснований для этого нет — казаки были завезены в Крым после аннексии полуострова Российской империей в 1783 году в качестве карательных отрядов против крымских татар. Сейчас этих казаков, по их собственной информации, в Крыму около 5 тыс. человек. Но я не думаю, что они выступят открыто — все-таки есть милиция, правда, местами укомплектованная такими же пророссийски настроенными кадрами. Да и у крымских татар хватит сил привести их в чувство.

Татары не хотят объединения с Россией?

— Как шутят мои киевские знакомые, единственные украинцы в Крыму — это крымские татары. Мы категорически против любых посягательств России на Крым. Как говорится, мы там уже были и больше не хотим. Трагедия крымского народа началась после присоединения Крыма к России: геноцид, массовые депортации. Во времена Крымского ханства татары составляли 95% населения полуострова, к 1917 году их было около 25%, в 1944-м — 0%. Так что оснований для симпатии у нас нет. Мы не собираемся жить воспоминаниями о прошлом и мстить, но и не хотим, чтобы Крым стал российским. Некоторые политики говорят, что у России есть право на Крым, потому что в свое время она его завоевала. Но если говорить о праве оружия, то тогда вся Африка должна вернуться под крыло Англии, Бельгии и Франции. Тогда можно пересмотреть все европейские границы. А все постсоветские государства, включая Украину, вернуть в имперское стойло. Я за право народов на самоопределение. Правда, самоопределение не обязательно означает создание своего независимого государства. Крымские татары реализацию права на самоопределение видят в форме восстановления ликвидированной после депортации крымско-татарского народа национально-территориальной автономии в составе украинского государства.

Может ли Украина рассчитывать на толерантность татар? Чего вы ждете от отношений с украинскими властями?

— Признать крымских татар одним из коренных народов Украины, имеющим право на национально-территориальное самоопределение. Подписать Декларацию ООН о коренных народах, признать крымско-татарский язык одним из официальных языков на территории АРК и Севастополя, вернуть историческую топонимику Крыма, потому что от коренных названий остался только Бахчисарай, и то только потому, что о Бахчисарайском фонтане писал Пушкин. Надо обеспечить адекватное представительство коренного народа во всех ветвях власти, чтобы ему арифметическое большинство не могло навязывать свою волю. Сегодня мы составляем 13% населения Крыма, но в структурах власти нас не более 4%.

Мустафа Джемилев
— Землю не выдавали — узаконили захваченную раньше

Государство должно принять ряд законов, восстанавливающих юридические права татар. В первую очередь это Закон «О восстановлении прав депортированных по национальному признаку», где предусмотрена защита социальных прав репатриантов. Этот закон был принят парламентом еще в 2004 году, но ветирован президентом Леонидом Кучмой. Кстати, этот документ касается не только крымских татар, но также депортированных греков, болгар, армян, немцев. Кроме того, если уж репатриантам не возвращают незаконно изъятые при депортации жилье и имущество, государство должно увеличить выделяемые средства на решение их социальных проблем.

А почему крымские татары захватывают землю? Началась ли земельная реституция?

— Никакой реституции не было, более того, репатрианты не могли в полной мере участвовать в процессе приватизации земли, поскольку земля в соответствии с Земельным кодексом Украины передавалась в собственность преимущественно членам бывших колхозов. Крымские татары не могли быть колхозниками в Украине, так как являлись таковыми в Узбекистане, Таджикистане и других местах депортации. Земельную проблему можно было решить в начале 1990-х, когда крымские татары массово возвращались. Возможность покупать жилье была не у всех, и люди просили выделить землю под строительство домов. Но им отказывали под разными предлогами, при этом агитируя российское население брать участки, чтобы Крым не стал татарским. В ответ крымские татары начали захватывать землю. Говорят, что татарам выделено около 60 тысяч участков. Но их не выделяли — просто вынужденно узаконили давно занятые. Мы просим: давайте по-цивилизованному, но они не хотят. Сначала не хотели по идеологическим соображениям, сейчас — по экономическим: земля в Крыму очень дорогая. Несколько месяцев назад арестовали чиновника, который хотел 17 га земли в Партените передать одному бизнесмену за $5 млн. На самом деле, это вершина айсберга — чиновник попался, потому что не поделился. Схема коррупционных сделок с землей по всему Крыму примерно одинаковая. Серьезные люди, будь то из Москвы, Киева или местные, присматривают участок, а поскольку решения об его выделении выносят районные или городские советы, то вопрос только в сумме, которую серьезные люди готовы заплатить депутатам или лидерам фракций, чтобы те на сессии проголосовали «правильно». Это большая редкость, когда землю можно получить без взятки.


Вы часто говорите о шовинистическом отношении к татарам. Это отношение государства или населения?

— Отношение властей автономии к татарам. Да и в целом взаимоотношения между крымскими татарами и русскими в Крыму нельзя назвать безоблачными. Причин несколько. После депортации в 1944 году на наших землях, в наших домах со всем оставленным имуществом, вплоть до детских игрушек, стали жить переселенцы из России. Массовая пропаганда, направленная на оправдание депортации, вдолбила им, что крымские татары — варвары, всегда предавали русских, вели паразитический образ жизни и так далее. И эта пропаганда воспринималась благоприятно, ведь иначе как-то дискомфортно пользоваться имуществом людей, многих из которых в местах ссылки уже в ближайшие месяцы ожидала смерть. И такая пропаганда велась десятилетиями. Еще не видя крымских татар, переселенцы верили, что это враги.

Помню, когда в 1989 году мы приехали в Бахчисарай и купили домик, наш русский сосед сразу же решил продать свой дом и переехать в другое место — ему было страшно жить рядом с крымским татарином, да к тому же еще каким-то их лидером. Прошли годы, и мы стали для них самыми близкими соседями. Наверное, уровень взаимного недоверия постепенно бы снижался, если бы не деятельность различных организаций и политиков, востребованных лишь во время межнациональной или межконфессиональной напряженности. С украинцами отношения строятся иначе. Они в большинстве своем не страдают комплексом «старшего брата», и мы никогда не конфликтовали, хотя на конфликты нас пытались провоцировать. Например, крымские татары настойчиво требовали вернуть бывшее здание Крымскотатарского театра в Симферополе, построенное до войны на пожертвования людей. Пока под разными предлогами нам отказывали, здание предложили Украинской православной церкви Киевского патриархата, который так же добивался помещения в Симферополе. Церковники поняли, что эта провокация рассчитана на конфликт крымских татар и украинцев, и отказались от него, поставив в известность Меджлис.

Мустафа Джемилев
Нажмите, чтобы увеличить

Вы здесь:
вверх