логин:    пароль: Регистрация
Вы здесь:
  
И танки наши быстры Сергей БОБОК, Владимир МАРЦИНОВСКИЙ - «Контракты» №39 Сентябрь 2008г.

танкУкраинские танкостроители неоднократно проигрывали в перспективных иностранных тендерах, не сумев договориться с российскими конкурентами


В середине 1990-х никто не верил в продолжение танкового производства в Украине, поэтому профильный Харьковский завод им. Малышева готовили к приватизации и последующему переводу на выпуск гражданской продукции. И тут произошло невероятное: летом 1996 года Пакистан заключил с Укрспецэкспортом контракт на изготовление 320 танков Т-80УД. Восточные партнеры отдали предпочтение харьковчанам во многом благодаря устанавливаемым на их боевых машинах дизельным двигателям, не имеющим аналогов в мире. Выпускаемые в то время газотурбинные двигатели производства США и России плохо зарекомендовали себя в условиях жаркого климата и песчаных пустынь.

Контракт подкрался незаметно

Это был большой контракт не только для Украины, но и для мирового танкового рынка. Выполнение его на простаивающем предприятии, покинутом большинством специалистов, оказалось весьма сложной задачей. Проблем прибавилось, когда стратегический партнер — компания «Росвооружение» — заявил о нежелании участвовать в контракте. Это значило, что украинский танк остался без российской комплектации, включая пушку.

Танкостроители двух стран не сумели пойти по пути разработчиков космической и авиационной техники (сохранивших и развивающих кооперацию) и, естественно, оказались конкурентами. Эксперты полагают, что Россия при всем желании не могла бы участвовать в украинско-пакистанском контракте, так как в этом случае она потеряла бы более перспективного партнера по военно-техническому сотрудничеству — Индию. Кроме того, индийский ВВП почти в 6 раз превышает пакистанский. Поэтому неудивительно, что тогдашний заместитель гендиректора Росвооружения Олег Сидоренко заявил о неучастии его ведомства в украинско-пакистанском контракте.

Российские официальные лица вряд ли могли поступить иначе, поскольку должны были продемонстрировать позицию, выгодную Индии, конфликтующей с Пакистаном. Однако Валентин Бадрак, директор Центра исследований армии, конверсии и разоружения, не исключает, что рассматривались варианты неявного сотрудничества, которое, безусловно, было бы выгодно для оборонных предприятий как России, так и Украины. Подтверждением этой гипотезы является интервью агентству «УНИАН» главы Укрспецэкспорта Андрея Кукина, в котором он упоминает о подписании с партнерами из РФ специального соглашения. Оно свидетельствовало о том, что «было достигнуто полное взаимопонимание — согласование ценовой политики и вопросов совместной информационно-маркетинговой деятельности относительно продвижения на рынки третьих стран продукции, которую изготовляют Украина и Россия». Подобные высказывания, хотя и более сдержанные, в то же время были сделаны и партнерами из РФ.


Но вскоре оказалось, что Росвооружение потребовало от Укрспецэкспорта стратегических уступок, пользуясь тем, что в Украине отсутствовал замкнутый цикл производства танков. Ситуация сложилась для Киева таким образом, что торг оказался просто неуместен. Как раз в это время Украина уже начала договариваться о поставках комплектующих из Франции или Словакии.

«Во избежание головной боли Укрспецэкспорт, Харьковский танкостроительный завод им. Малышева и КБ «Прогресс» подписали контракт со швейцарской фирмой Swiss Ordnance Enterprise о совместной разработке пушки, отвечающей стандартам НАТО», — отмечает российское «Независимое военное обозрение».

Таким образом, вопреки скептическим прогнозам экспертов из РФ, украинское предприятие смогло быстро найти замену российским комплектующим за счет экспорта из других стран, а также наладить производство некоторых недостающих деталей на мощностях завода им. Малышева. И в 1999 году предприятие успешно завершило контракт на сумму $650 млн.

Проигранные битвы

Преимуществом предложений, исходивших от завода им. Малышева, являлось отсутствие каких-либо политических условий к потенциальным покупателям, что выгодно отличало Киев от других экспортеров. Например, Германия требовала от Турции определенных шагов в ответ на возможность приобретения немецких танков Leopard.

Однако в других экспортных тендерах — на поставку тяжелых танков для Турции, Греции и Малайзии — малышевцы впоследствии терпели поражение. Валентин Бадрак отмечает, что причиной провала в малайзийском тендере стала конкуренция украинского Т-80 и российского Т-90С. У каждой из боевых машин были недоработки, однако в условиях кооперации совместная модель имела бы большие шансы на успех. В итоге же в тендере победили поляки, продавшие оставшиеся с советского времени Т-72. А Греция закупила 333 танка Leopard-1 и Leopard-2 у Германии. Стоимость сделки составила EUR270 млн.

Эксперты в этой связи отмечают, что одной из основных причин неудач стала неспособность украинских танкостроителей договориться с российскими визави. И, несмотря на конкуренцию между оборонными концернами России и Украины в отдельно взятом пакистанском контракте, установившееся соперничество можно было бы и не переносить на участие в других тендерах, что принесло бы бизнесменам в погонах сотни миллионов долларов.

Боевой ассистанс

Специалисты уверены: любое военное производство жизнеспособно только в том случае, если оно изначально ориентировано на потребности собственной армии. Такие лидеры мирового экспорта вооружений, как США, Россия или Франция, производят танки и любую другую военную технику прежде всего для себя, а потом уже на экспорт. Что же касается Украины, то новых Т-84 в нашей армии всего 10 машин. Таким образом, завод им. Малышева находится в критической зависимости от экспортных заказов (при этом даже знаменитый пакистанский контракт смог загрузить предприятие лишь на 20%).

Кроме того, бронетанковое машиностроение в мире переживает кризис. Причина в том, что затраты на изготовление одного танка (порядка $2 млн) несопоставимы со стоимостью оружия, например гранатомета, способного вывести его из строя.

Поэтому сейчас в мире предпочтительнее легкая бронетехника. Малышевцы быстро уловили тренд, начав ее производство. В 1999 году был выполнен первый контракт на поставку 50 бронетранспортеров БТР-94 (созданных на базе советского БТР-80) для Иордании. В прошлом году Украина выиграла тендер на поставку 96 бронетранспортеров в Таиланд на сумму $118 млн.

Эксперты считают, что частично предприятие можно загрузить заказами на обслуживание и модернизацию спецтехники, в том числе за рубежом. Например, в мире насчитывается около 10 тыс. танков Т-72, которым необходим определенный сервис. При этом, по словам экс-гендиректора завода им. Малышева Геннадия Малюка, ни одна страна мира не имеет таких возможностей по модернизации бронетехники, как Украина.


Так, в 2000 году предприятие создало в Объединенных Арабских Эмиратах СП по ремонту, модернизации и обслуживанию бронетехники, а годом позднее подобные предприятия появились и в Пакистане. С Иорданией было подписано соглашение об обучении технических специалистов. Кроме того, по заказу иорданской стороны харьковское предприятие модернизировало устаревший английский танк «Центурион», преобразовав его в тяжелую БМП. При этом заказ был выполнен в предельно сжатые сроки — всего за 6 недель. А в середине 2002 года завод смог подписать контракт с Пакистаном на поставку 300 комплектов двигателей и трансмиссий для танка «Аль-Халид» на сумму порядка $150 млн.

У завода им. Малышева был шанс выиграть тендер на поставку тысячи танков для Турции общей стоимостью $8 млрд. Анкара настаивала на передаче технологий, но украинское предприятие, поставляющее для нужд собственной армии единицы тяжелых боевых машин, с этим условием не согласилось. В результате в прошлом году Турция выбрала южнокорейскую компанию Hyundai Rotem (разработчика танка K2 «Черная Пантера») в качестве основного субподрядчика для реализации соответствующей национальной программы. Корейцы согласились передать туркам свои технологии.

Чемодан без ручки

Несмотря на радостные заявления руководителей предприятия о сходящих с конвейера дизель-генераторах для тепловозов и новых боевых машинах, с каждым годом проблемы уникального предприятия только усугубляются. По данным Харьковской облгосадминистрации, завод им. Малышева сейчас является одним из лидеров по задолженности зарплаты в Харьковской области. На начало текущего года долги составляли 9,8 млн грн. Трудно представить, чтобы в этой ситуации при огромном дефиците в стране квалифицированных кадров предприятию удавалось бы сохранять свой кадровый потенциал.

В то же время, если верить официальным данным, выручка завода им. Малышева от производства дизелей для тепловозов и тайского контракта (на поставку бронетранспортеров) составит более $140 млн. С учетом работ по модернизации и обслуживанию техники за рубежом, а также некоторых гражданских заказов эта сумма по результатам 2008 года может быть доведена до $150-160 млн, что едва дотягивает до 10% показателей середины 1980-х. Финансовые показатели украинских и российских производителей могли бы быть намного лучше, если бы конкуренты сумели в свое время договориться.

 

Бизнес под копирку

Оружие возмездия

Несколько трофейных танков Renault превратили завод им. Малышева в танкостроительный гигант

В конце XIX века учредители Русского паровозостроительного и механического акционерного общества (РПиМО) добились получения крупного правительственного заказа на изготовление 480 паровозов в течение 6 лет. Причем им удалось заключить такой контракт еще до того, как был возведен паровозостроительный завод. Украинские предприятия, выпускающие сейчас по несколько десятков локомотивов в год, могут только мечтать о подобных объемах.

Выбирая место для будущего предприятия, учредители РПиМО остановились на Харькове — крупнейшем торгово-ремесленном центре юга России, где было достаточно квалифицированных рабочих. Местные университет и технологический институт были в состоянии обеспечить производство инженерными кадрами. Сюда также было удобно доставлять комплектующие. Харьков являлся важным железнодорожным узлом, чугунка связывала город с находившимися поблизости металлургическими заводами Донбасса.

Собственники Харьковского паровозостроительного завода (ХПЗ) смогли за короткий срок сконцентрировать необходимый капитал. Располагая уставным фондом в 3,5 млн руб. золотом (сейчас порядка $150 млн), РПиМО за два года (!) построило завод, соответствовавший стандартам ведущих предприятий Западной Европы и США. Ставка делалась на самое современное оборудование, все производственные процессы были максимально электрифицированы.

Промышленники прекрасно понимали, что для стабильной работы предприятия одних лишь госзаказов недостаточно. А потому параллельно со строительством паровозов был начат выпуск другой техники. Первый паровоз был выпущен в 1897 году. А в 1916-м на долю ХПЗ приходилось более 20% производства локомотивов в России. Последний предреволюционный год завод закончил с прибылью около 3 млн руб., увеличив за 12 месяцев объем производства на 46,3% — до 19,053 млн руб.

танк

Советская власть национализировала предприятие в 1919 году, сохранив прежние стратегические ориентиры, такие как передовые технологии и диверсификация производства. В период между двумя мировыми войнами, помимо паровозов, ХПЗ серийно выпускал гусеничные тракторы, тягачи и основные судовые дизель-генераторы.

В годы гражданской войны на вооружении Красной армии появились трофейные танки Renault, захваченные у войск Врангеля и Деникина. В 1920-м насчитывалось более ста таких трофеев, которые распределили на ремонт между машиностроительными заводами СССР.

Треть «французов» досталась ХПЗ, что стало поворотным моментом в его истории. Удовлетворенные результатами ремонта, профильные ведомства привлекли на предприятие группу конструкторов для разработки опытных образцов бронетехники. Опытное танкостроение также было развернуто на машиностроительных заводах Москвы, Ленинграда и Горького. До этого в Союзе отсутствовали необходимые кадры и производственно-техническая база танкостроения, не было технологии производства высококачественной брони и танковых двигателей.

Тем не менее в результате напряженной работы в 1929 году харьковчане создали танк Т-12. А еще через год Советский Союз закупил за рубежом образцы современных танков: английские «Виккерс-6т» и американские «Кристи». Последний был передан для изучения на ХПЗ. Спустя несколько месяцев изучения американской машины был создан танк БТ-2, а еще через несколько лет — БТ-7. До начала Второй мировой войны завод № 183 (название ХПЗ с 1936 года) также запустил в серийное производство ряд собственных инновационных разработок, большинство из которых нашли применение в легендарном Т-34. Так предприятие стало основной производственной площадкой СССР по выпуску бронетехники. В годы войны завод был эвакуирован в Нижний Тагил и выпускал исключительно танки. А во II половине прошлого века освоили производство тепловозов, двигателей для них, а также основных двигателей для судов.

Вы здесь:
вверх