логин:    пароль: Регистрация
Вы здесь:
  
Звездочки Коктебеля Сергей ВОЛОХОВ, Фото Александра КАДНИКОВА - «Контракты» №42 Октябрь 2008г.

КоктебельЕсли вам не понравился джаз-фестиваль в Коктебеле, вы можете организовать собственный за 1 млн грн



Работать и отдыхать по-волошински

Шесть лет назад в середине сентября в Коктебеле было нечего делать. Увеселительные заведения и точки общепита стремительно сворачивались, снимали палатки и улетали в холодные края последние хиппи-нудисты. Оставалось под плеск волны совершать моцион по раздолбанной бетонке набережной и навещать обветшалый Дом-музей русского поэта-символиста Максимилиана Волошина.

А потом сюда пришел джаз. Точнее, пришел журналист Дмитрий Киселев и привел влиятельных отечественных политиков и бизнесменов. Сергей Тигипко, Анатолий Кинах, Петр Порошенко, а также их коллеги калибром помельче вняли призывам профессионального оратора вернуть Коктебелю попранную советским временем и постсоветским безвременьем славу курорта русской интеллигенции. И тем самым к славе, а заодно и к интеллигенции стать причастными.

Первым делом построили площадь перед Домом-музеем М. Волошина. Теперь это место приятно для ног и глаз: брусчатка, кованая балюстрада и даже фонтан. В течение следующих двух лет реанимировали и главный культурный очаг поселка. Здание-башенка у моря сияет белизной карнизов и веселит взор оранжевой черепицей. Это самое красивое здание от горы Карадаг до мыса Хамелеон. Обновленный променад и стал концертной площадкой фестиваля «Джаз Коктебель», сцену которого возвели прямо перед волошинской обителью.

Коктебель
У молодых музыкантов широкие горизонты

Первый фестиваль был скорее бонусом к реконструированной набережной. Его звездами стали ростовский ансамбль Dixie Friends и одесский дуэт Юрия Кузнецова и Татьяны Боевой. Фестиваль проходил под лозунгом «Культурное сопротивление» — фанере и безвкусице. С тех пор в Коктебеле зажили добрыми соседями поэзия — в волошинском доме и самый респектабельный из нескучных музыкальных жанров джаз — под открытым небом.

Шестой оупен-эйр встречал гостей новым слоганом: «Мы счастливы вместе». О том, что поэзия и музыка неделимы, напоминала и главная эмблема фестиваля: портрет Максимилиана Волошина, орнаментом в который вписаны маленькие лики Луи Армстронга. А на афишах единую пару, идущую «нога об ногу», символизировали шлепанцы: на подошве правого — Максимилиан, левого — Луи. Вот и открывал программу авангардный проект «Пушкин-джаз». 10 лет назад писателю Андрею Битову пришла в голову оригинальная идея: прочесть черновики основателя классической русской поэзии в сопровождении квартета монстров свободной импровизации Александрова, Волкова, Парфенова и Тарасова. «Арт-спиритический сеанс» снова удался бы на славу, если бы до Коктебеля доехал заявленный Битов.


Главный капитал любого музыкального фестиваля — лайн-ап, то есть список участников. Львиная доля аудитории посещает фестивали ради концертов, все остальное: рекреационные возможности, инфраструктура — бэкграунд. С 2004-го по 2007-й на крымском оупен-эйре побывали Игорь Бутман, Aлексей Козлов, Андрей Кондаков, Леон Пташка, ManSound, Нино Катамадзе, Джимми Боускилл, Саскиа Лару, Билли Кобэм, Стэнли Кларк, Фатима Шпар, ShibusaShirazu Orchestra, De-Phazz и Us3.

В этом году Джаз Коктебель зазывал публику именами Ришара Гальяно, Тамары Гвердцители, «некогда исследователя, а теперь директора музея джаза» Арчи Шеппа, Red Snapper, Карла Фриерсона из немецкой эйсид-джазовой группы De-Phazz и Джеффри Ориемы. Список звучный, однако почти все эти артисты уже успели выступить в Украине. Темной лошадкой оказался разве что неизвестный у нас африканец Джеффри Ориема. Он же стал стилевым недоразумением трехдневного музыкального марафона. Вместо синкопированных импровизаций многотысячная публика слушала политические баллады. Слегка не соответствовала формату и программа Тамары Гвердцители. Грузинка наскребла по сусекам своего репертуара все, что хоть чуть-чуть пахнет джазом и этно. Но консерваторская постановка вокала и десятки лет на эстраде сказываются.

Впрочем, публика главной сцены Джаз Коктебеля, не особо беспокоясь о чистоте жанра, с энтузиазмом принимала всех артистов, а песням Ориемы на загадочном языке даже подпевала. Потому что бэкграунд для курортного фестиваля имеет огромное значение. В данном случае «Коктебель» явно перевешивает «джаз». Под «Коктебелем» прежде всего следует подразумевать продукцию одноименного завода марочных вин и коньяков.

Голые эмоции

Коктебель, наверное, единственное место в мире, половина туристов в котором, не стесняясь, фланируют по улицам с откупоренной бутылкой вина в руке, прихлебывая прямо из горлышка, тогда как другая тем временем стоит в очереди за следующей бутылкой. Марочный и ординарный алкоголь продается практически в каждой лавке, им же, естественно, торгуют многочисленные кафе и рестораны. Заведения общепита формата «столовая» не возражают против клиентов со своими дижестивом и аперитивом, а некоторые заявляют о бесконечной лояльности посредством транспарантов: «Вино ваше, рыбка наша». Вино продается в заводском стекле и на разлив — в пластиковую тару от 50 мл до 5 л. Особой популярностью пользуются фирменные магазины заводов «Коктебель» и соседнего, судакского «Солнечная долина». Без очереди можно приобрести содержащую алкоголь жидкость типа «вино» в пластиковых баклажках в «татарском квартале» — на участке набережной, занятом дээспэшными чайханами, шашлычными под открытым небом и шаткими киосками. Впрочем, символической дегустации кустарного продукта хватает, чтобы наотрез отказаться от его покупки. Поскольку акцизным вином на берегу торгуют сами производители, конкурировать в цене с ними нелегко даже торговцам газировкой. Шутка ли, саперави: 15 грн за 1 л! Так стоит ли удивляться теплому приему любого артиста?

Невероятно, но факт: «мокрый закон», царящий в Коктебеле, никак не отражается на криминальной статистике. Французские музыканты во время прогулки по ночной набережной округляют глаза и делятся впечатлениями: «Все пьяные! И все добрые!» Только в Коктебеле лозунг «Имидж — ничто, жажда — все!» можно воспринимать буквально.

Коктебель
— Щас как вдую!

Кстати, об имидже. Ни в коем случае не следует везти сюда чемодан дорогих нарядов. Это не Рио-де-Жанейро. Белые брюки и кофейные мокасины к вечеру станут серо-буро-малиновыми от пыли и винных пятен. Здесь все наряжены в затертые джинсы или немаркие шорты, яркие балахоны, свободные рубашки с туземным орнаментом, цветастые парео и банданы — независимо от пола.

Некоторые ходят голыми. В основном на пляже, но иногда и за его пределами. Коктебель — «всесоюзная» Мекка нудистов. Они облюбовали удаленный от цивилизации пляж на окраине поселка, на котором и ставят палатки, там же разбивают лагерь и хиппи — еще одни старожилы крымского курорта.

Организаторы фестиваля в этом году соорудили вторую по значимости сцену (всего их нынче построили четыре) прямо на нудистском пляже, назвав ее Nu Jazz Stage. Чудо-брендинг: география и жанровая специфика площадки (nu jazz — стиль, в котором слились джаз и современная танцевальная музыка) в одном флаконе! Решение было бы абсолютно гениальным, если бы не еще одна инновация Джаз Коктебеля-2008 — платный вход. Впервые фестиваль брал мзду: за посещение ночных шоу на Nu Jazz Stage. Цена билетов оказалась далека от конъюнктурной — до 125 грн. Притом что публика за эти деньги не получала ничего, кроме возможности оказаться возле сцены: море, галька, платный туалет — вот, пожалуй, и все. Заглянув в свою кассу, организаторы явно ощутили неадекватность цены и на второй день фестиваля стимулировали продажи бонусом: правом попасть по билету на «голый джаз» заодно и в фан-зону у Волошинской сцены. Вряд ли эта антикризисная мера оказалась действенной — уж слишком разная аудитория у Red Snapper и Тамары Гвердцители.

Однако самый тяжелый удар коммерциализация фестиваля нанесла не по кошелькам завсегдатаев, а по «экологии» Коктебеля. «Присвоив» и огородив турникетами исторические владения нудистов и хиппи, фестиваль попросту испортил им отдых. Кто-то был вынужден перемещать свои временные жилища, другим оставалось по пути к стоянкам совершать огромный крюк, чтобы обойти «зону шоу-бизнеса». Наверняка эта часть аудитории, во многом определяющая лицо курорта и дух фестиваля, к следующему году изрядно поредеет.

Экономика должна быть экономной

По признаниям организаторов, платный вход на ряд мероприятий — вынужденная мера. Планировалось продать на оупен-эйре 3-5 тыс. билетов. Также в доходную часть бюджета вошла еще одна традиционная для всех фестивалей статья покрытия кассового разрыва — продажа сувенирной продукции. Футболки, кепки, сумки, флажки стоили от 5 до 80 грн. Сколько в итоге разошлось билетов и сувенирки, не сообщают.

Бюджет мероприятия пострадал из-за отказа ряда спонсоров (инвестиционный и строительный секторы) от сотрудничества и уменьшения помощи (алкогольный сектор) ввиду объективных экономических причин.

Спад интереса спонсоров оргкомитет компенсировал акцией «Друг фестиваля»: неравнодушным к коктебельскому оупен-эйру предлагалось перечислить на его счет 850 грн и взамен получить доступ к сценам на любом концерте, комплект сувенирной продукции и сертификат «друга». Некоторые «друзья» расставались с более крупными суммами — до 5 тыс. грн.

В конечном счете Джаз Коктебель свел коммерческую деятельность к жесткой минимизации расходов. Шумную компанию музыкантам-хэдлайнерам составили полупрофессиональные и вовсе аматорские коллективы из Украины и ближнего зарубежья. Появление незнакомых имен фестиваль оправдал инновацией в виде предварительного виртуального конкурса на своем сайте, где музыканты могли размещать композиции, а посетители и экспертный совет — голосовать. В итоге выступление на фестивале из заработка превратилось в призовую игру для молодых артистов, которые добирались в Крым своим ходом, проживали и питались за свой счет. Денежные вознаграждения звезд форума, по признанию организаторов, тоже не были максимальными. Притом что гонорары джазистов и так на порядок ниже, чем у музыкантов других жанров.

Персонал фестиваля тоже в основном состоял из добровольцев. «Волонтеры работали по 12 часов в день: собирали конструкции сцен, убирали мусор, клеили афиши, распространяли программки, занимались поиском жилья и поселением артистов, выполняли функции переводчиков, — рассказывает председатель оргкомитета фестиваля Лилия Млинарич. — Например, профессиональный переводчик оценил бы свои услуги за 3 дня в $500-600. А волонтерам мы гарантируем проживание, питание и общение с интересными людьми». Впрочем, волонтерских усилий оказалось недостаточно — в ходе фестиваля организаторы призывали гостей пополнить ряды «добровольческой армии» в обмен на билеты.

Львиная доля расходов пришлась на техническое обеспечение. Джаз Коктебель построил две сцены среднего размера и одну малую (еще одна площадка действовала в помещении ресторана), оборудовал их бюджетной светотехникой и хорошей звуковой аппаратурой. А декорациями послужил живописный природный антураж. По оценкам специалистов, сооружение трех открытых сцен такого уровня стоит $60-70 тыс.

Коктебель
Фестивальщики по уши в «Коктебеле»

Джаз Коктебель не просит государственной поддержки, но чувствуется, что ждет. Местные и республиканские власти ничего не требуют от фестиваля, но почти ничего и не дают: помогают с оформлением документов, охраной порядка и обеспечивают биотуалетами. Хотя выгода мероприятия для местного населения и малого бизнеса налицо. Приток отдыхающих в дни фестиваля достигает августовского курортного пика. По разным оценкам, в этом году слушали джаз, снимали жилье, питались в ресторанах и кафе, отоваривались в магазинах от 25 тыс. до 40 тыс. человек, оставив таким образом в поселке за 3 дня около $3 млн. Плюс ко всему за Джаз Коктебелем, как за локомотивом, выстроились цепочкой другие фестивали. В 2006 году здесь образовался «филиал» российского фолк-джазового фестиваля «Мамакабо», мероприятия которого проходят за неделю до Джаз Коктебеля. Еще на год раньше подружился с джазистами литературно-музыкальный форум «Куриный бог».

Коктебельский фестиваль скрывает размер своего бюджета, впрочем, как и все остальные финансовые показатели. От Лилии Млинарич удалось добиться разве что туманной формулировки: «Мероприятия такого уровня стоят 1-1,5 млн грн». Таким образом, если у вас есть такая сумма, вы можете организовать джазовый оупен-эйр первой украинской величины. Но рассчитывать на прибыль не стоит. Как заметил музыкальный продюсер Алексей Коган, варшавский фестиваль 1994 года попал в анналы истории как самый доходный джазовый форум, выйдя в плюс с суммой $1,8 тыс.



Место встречи
Председатель оргкомитета фестиваля «Джаз Коктебель» Лилия Млинарич подумывает, не изменить ли место проведения мероприятия

Лилия МлинаричЛилия Млинарич возглавляет фестиваль с момента его основания. Руководить довольно рискованным арт-предприятием ей помогает 15-летний опыт работы над культурными и медийными проектами, среди которых фестиваль классической музыки В. Спивакова в городе Кальмар (Франция), телекомпания ICTV, газета «Факты и комментарии».

Почему для фестиваля был выбран Коктебель?

— Коктебель — место моего детства, часто бывала здесь с родителями. Оно было таким прекрасным, как описывал его Паустовский. Когда приехала сюда годы спустя, то увидела шалманы с шаурмой, разбитую площадь, треснувшие стены дома Волошина.

В мае 2003-го мы сидели с Дмитрием Киселевым в ресторане и говорили о том, что текущий год объявлен ЮНЕСКО годом Волошина, однако в Украине по этому поводу не проводится никаких мероприятий. А в июле уже состоялся первый фестиваль «Джаз Коктебель». Организация культурного события — традиционная европейская практика привлечения общественного внимания к проблеме, в данном случае к месту. Из идеи помочь Дому-музею родился фестиваль, поднявший волну событийного туризма в Коктебеле. Швейцарский город Монтре тоже был лишь горнолыжным курортом. Но 40 лет назад он стал известен как место проведения самого знаменитого в Европе джазового фестиваля.

Слышал, что фестиваль может переехать в другое место.

— Серьезный зарубежный инвестиционный фонд рассматривал возможности проведения в Украине имиджевых мероприятий. Заинтересовавшись Джаз Коктебелем и приехав в поселок, представители фонда пришли к выводу, что здесь фестивалю развиваться некуда. Для его расширения попросту не готова местная инфраструктура. Из-за того что площадь перед волошинским домом может вместить очень ограниченное число зрителей, причем без комфорта, впритык друг к другу, мы решили освоить нудистский пляж. Кроме того, ощутили «сопротивление среды». Трудно решаются проблемы обеспечения сцен электричеством, резервирования мест для поселения артистов. Гостиниц одна-две — и обчелся. А у нас более 150 музыкантов. Часть местных предпринимателей воспринимают Джаз Коктебель как природное явление, как море, которое есть и будет в любом случае. И никто не вспоминает, что всего несколько лет назад в середине сентября здесь было пусто. Как только креативный директор фестиваля Андрей Слабинский рассказал в интервью «Крымской правде» о том, что возможна смена локации, в оргкомитет стали звонить руководители крымских курортных городов — Судака, Алушты — с предложениями переехать к ним. Почему бы не рассмотреть предложения городов с более развитой инфраструктурой? Название фестиваля — зарегистрированный нами бренд. Поэтому мы можем, подобно фестивалю «Каzантип» (родился на одноименном мысе на Азовском побережье Крыма, с тех пор неоднократно менял локацию. — Прим. ред.), не привязываться к месту.

Могут быть пересмотрены и сроки проведения фестиваля?

— Нет. Перенос на осень был логичным шагом по форматированию фестиваля в категории событийного туризма. С другой стороны, переориентировавшись на низкий сезон, мы тем самым стремились уменьшить издержки по размещению и обслуживанию артистов. Правда, в итоге не особо выиграли. В дни проведения Джаз Коктебеля цены на продуктовом рынке, в общепите, в гостиницах и частном секторе вырастают порой в два раза.

Насколько легко вам дается арт-бизнес?

— Нельзя все время заниматься только работой. Джаз Коктебель для меня бизнес-хобби. Деловой опыт оказался очень полезен в систематизации арт-проекта, в эффективном выполнении специфических задач. Когда Джаз Коктебель начинался, мы были чуть ли ни единственными организаторами концертов в стране, кто возился с гастрольными свидетельствами, с авторскими отчислениями, с организацией информационного партнерства, работал над узнаваемостью музыкального мероприятия на некоммерческой основе. И это получалось благодаря знанию бизнес-закономерностей. Работа с волонтерами, неподготовленными людьми, тоже не может быть эффективной, если нет управленческих знаний и навыков. Нужно уметь сформулировать подчиненным задачу так, чтобы они могли ее выполнить.

Какие фестивали вам удалось повидать?

— Часто езжу в Монтре. Мы регулярно общаемся с офисом швейцарского фестиваля, наблюдаем, как там организуют процесс, и учимся на этом примере. Была на джазовом фестивале в Ницце, на оперном в Зальцбурге. Несколько лет посещала фестиваль симфонической музыки в Кальмаре. Посмотрела на будапештский рок-фестиваль «Сигет».

Какой фестиваль структурно наиболее близок Джаз Коктебелю?

— Оупен-эйр в Монтре. Там проводятся вечерние концерты в закрытых залах. Но львиная доля музыки звучит под открытым небом на берегу Женевского озера. Масса молодых артистов с утра до вечера выступает на площадках, располагающихся вдоль воды одна за другой.

Как планируете развивать фестиваль?

— Мы уже продвинулись в Киев, проведя «джаз-май» в рамках фестиваля «ГогольFest». Джаз Коктебель превращается в бренд, под которым мы хотим делать и презентовать самые разные музыкальные проекты. Что-то вроде «Джаз Коктебель представляет…». Например, совместные начинания с солистом немецкой группы De-Phazz Карлом Фриерсоном — его концерты с украинскими джазменами.


Отдыхаем хорошо

КоктебельТрансфер

Авиабилеты Киев—Симферополь, Симферополь—Киев, бизнес-класс: 2500 грн.

Такси Симферополь—Коктебель, Коктебель—Симферополь: 800 грн

Пребывание

Проживание в апартаментах отеля «Белый Грифон»: 6300 грн за 3 суток

Питание: 1500 грн за 3 суток

Фестиваль

Абонемент на все концерты: 225 грн

Сувенирная продукция: 150 грн

Итого: 11 475 грн

Экономпредложение

Трансфер

Ж/д билеты Киев—Симферополь,

Симферополь—Киев, плацкарт: 160 грн.

Билеты на автобус Симферополь—Коктебель, Коктебель—Симферополь: 50 грн

Пребывание

Проживание в частном секторе:

от 120 грн за 3 суток

Питание: от 200 грн за 3 суток

Фестиваль

Наблюдение за коммерческими концертами за пределами фан-зон: бесплатно

Итого: 530 грн

Вы здесь:
вверх