логин:    пароль: Регистрация
Вы здесь:
  
Мир после кризиса Елена ШКАРПОВА, Константин ДРУЖЕРУЧЕНКО, Виктория РУДЕНКО - «Контракты» №42 Октябрь 2008г.

банкМировой финансовый кризис закончится через 1,5-2 года. К тому времени мировая экономика впадет в рецессию, а в Украине существенно замедлится рост внутреннего потребления и ВВП



Кризис американской мечты

Елена ШКАРПОВАВечером 5 октября я оказалась в эпицентре мирового финансового кризиса — в Нью-Йорке. Несмотря на массовые банкротства инвестбанков с Уолл-стрит, жизнь на Манхэттене кипит. «Кризис? Сейчас сложно получить новый кредит. Это действительно проблема. А в остальном он не ощущается», — улыбается Крис Дэвис, студент местного колледжа, подрабатывающий в сети книжных магазинов Borders.

Кризис повлиял на простых жителей Нью-Йорка точно так же, как на украинцев. Американские банки сворачивают ипотеку, по автокредитам и потребительским ссудам ужесточаются условия кредитования. Однако для американцев недоступность кредита на новый Lincoln или Chevrolet (на них ездят большинство жителей Штатов) — не такая уж и проблема по сравнению с закрытием лимитов по кредитным картам. Многие банки в США вынуждены пойти на антинародный шаг. За последние 17 лет, после экономического кризиса 1991 года, американцы привыкли жить в долг. Среднестатистическая штатовская семья, чей доход составляет $50 тыс. в год, ежегодно тратит минимум на 10% больше, чем зарабатывает, — этому способствовали всевозможные беспроцентные кредитные линии. Результат щедрости банков и транжирства по-американски — массовые распродажи всемирно известных марок одежды по $1 за единицу товара, бесконечные рекламные акции и магазинные полки, забитые совершенно бесполезной продукцией вроде носков с автоматическим подогревом стопы или устройств, предназначенных для борьбы с храпом и измерения температуры тела одновременно. В Empire State Building, что в Нижнем Манхэттене, сейчас проводится масштабная реконструкция. Именно поэтому, как объясняют сотрудники ESB, чтобы выйти из самого высокого здания Нью-Йорка, посетителям необходимо пройти через огромный магазин сувениров: мол, другие выходы из здания закрыты. Я почти уверена, что это тоже происки американских маркетологов — в сувенирном супермаркете меня настойчиво убеждали купить три статуэтки Кинг-Конга и получить четвертую в подарок.

Еще одно кризисное веяние — американские компании всеми способами сокращают затраты. Крупнейшая американская авиакомпания Delta Airlines экономит на многочасовых континентальных перелетах, предлагая пассажирам вместо полноценных обеда и ужина бутерброды и запеканки. Американские производители пищевых продуктов не доливают молоко в бутылки и не докладывают маргарин в упаковки — вместо 1 литра продают 950 мл, вместо 250 граммов — 230, но при этом не снизили цены.

Американские автогиганты General Motors, Chrysler и Ford, переживающие падение продаж, не могут позволить себе продать автомобиль без одного колеса или баранки, поэтому у них другая стратегия выживания: размеры скидок на машины зашкаливают…

Empire State Building был построен во времена Великой депрессии, с которой многие экономисты сравнивают нынешний мировой финансовый кризис. В нескольких кварталах от здания, в том же Нижнем Манхэттене, на месте рухнувших в 2001 году Башен-близнецов идет строительство другого чуда инженерной мысли — полукилометровой Башни Свободы (Freedom Tower). Кризисы повторяются, американская история — тоже.

Елена ШКАРПОВА
Киев — Нью-Йорк — Киев



Самый пессимистичный прогноз западных аналитиков оправдывается: в США начинается рецессия. Основные показатели развития американской экономики: уровень занятости, реальный доход населения, объемы производства и продажи компаний — с начала этого года резко замедлили рост. Западные аналитики, опрошенные агентством Bloomberg, прогнозируют снижение темпов роста ВВП в III и IV кварталах на 0,2% и 0,8% соответственно. На американскую экономику уже не действуют снижение Федеральной резервной системой США учетной ставки с целью удешевить ресурсы. Сейчас ставка составляет всего 2%, тогда как еще в прошлом году — 5%, однако активизации деловой активности не происходит, поскольку американская финансовая система фактически заморожена.

Наиболее пессимистически настроенные аналитики называют мировой финансовый кризис-2008 началом второй Великой депрессии. Прогнозируется резкое сокращение внутреннего потребления в США и рецессия глобальной экономики. Среди пострадавших окажется и украинская экономика, темпы роста которой замедлятся до 2,5%.

Нежный процент

Который месяц подряд потребительские расходы американцев растут менее чем на 0,5%. На финансовом рынке наблюдается дефицит заемных средств, в том числе для частных заемщиков. «Недоступность кредитов в сочетании со снижением цен на недвижимость — трагедия для американской экономики», — отметил в беседе с Контрактами генеральный директор The bank of New York Mellon Corporation Роберт Келли.


До кризиса американцы практически не имели сбережений: норма сбережения в США за последние несколько лет была на уровне не более 2% получаемого дохода. При этом частная недвижимость всегда была основным (и зачастую единственным) ценным активом местного населения. Как правило, дома и квартиры являлись залоговым имуществом при получении заемщиками банковских кредитов. На займы, под которые закладывались дома, американцы не только покупали саму недвижимость (как это принято, например, в Украине), но и путешествовали, отмечали свадьбы, приобретали бытовую технику, etc. То есть размер расходов американских семей напрямую зависел от стоимости недвижимости, заложенной в коммерческих банках. Однако после ипотечного кризиса финучреждения отказываются кредитовать под залог недвижимости, при этом только за последний год стоимость домов и квартир в Штатах обвалилась на 20-25%.

Дефицит заемных средств в США ударил не только по карману рядовых граждан, но и существенно сократил расходы муниципалитетов. Большинство инфраструктурных и инвестиционных проектов до сих пор финансировались за счет выпуска долговых инструментов, покупателями которых были пенсионные фонды, страховые компании, фонды взаимного инвестирования из разных стран мира. Сейчас, по признанию американских госчиновников, продать муниципальные облигации практически невозможно — инвесторы доверяют разве что облигациям Госказначейства США.

На первый взгляд, обвал цен на недвижимость и сокращение объемов кредитования в США — результат высокорискованной политики ипотечных и страховых компаний и инвестиционных банков: первые предоставляли кредиты под залог недвижимости малообеспеченным американцам, вторые массово скупали облигации, обеспеченные кредитами плохих заемщиков.

Нет консюмеризму! В США и Европе замедляются темпы роста ВВП и внутреннего потребления
ВВП

Однако на самом деле ипотечный кризис спровоцировала в первую очередь Федеральная резервная система США. Слишком рискованная инвестиционная политика ипотечных компаний и инвестбанков — последствие мягкой монетарной политики Штатов. «В последние несколько лет ФРС держала учетную ставку (ориентир для межбанковского кредитного рынка; под учетную ставку Федеральная резервная система выдает краткосрочные ссуды коммерческим банкам. — Прим. Контрактов) на минимальном уровне — 2-3% годовых. Дешевые ресурсы в американской экономике привели к буму потребления, высокорискованному кредитованию банками и поиску инвесторами высокодоходных инструментов», — считает Роберт Келли.

Низкой учетной ставкой ФРС пыталась стимулировать экономику. Вместе с тем были периоды, когда она повышала ставку, тем самым сдерживая инфляцию: рост ставки-ориентира приводил к замедлению экономики и потребления — и, как результат, снижению темпов роста цен. В начале 2000-х, когда кризис доткомов только миновал, ФРС держала ставку на уровне 2-2,25%. Тогда начался бурный рост американской экономики: в 2004-2005 гг. ВВП США рос на 4-5% ежегодно. К 2005-2006 гг. в целях борьбы с ускорившейся инфляцией Федеральная резервная система постепенно повысила ставку до 6-6,5%. Тогда же, в 2006-м, стало впервые известно о крупных невыплатах по ипотечным кредитам, в результате которых коммерческие банки и ипотечные организации терпели серьезные убытки.


С 2007-го ФРС методично снижала учетную ставку: сейчас индикатор составляет 2%. Однако основной монетарный инструмент Федеральной резервной системы США — учетная ставка — на американскую экономику больше не влияет, то есть, по сути, не работает.

По мнению западных экономистов, американцев ждут тяжелые времена. Им придется не только изменить структуру своих доходов (частично или полностью отказаться от кредитования) и снизить расходы, но и увеличивать сбережения. Экономист Merril Lynch Дэвид Розенберг считает, что в ближайшие 5 лет уровень нормы сбережений в США достигнет 8% — показатель эпохи застоя при Рональде Рейгане. Причем высокий уровень сбережений будет вызван не столько дефицитом кредитных средств, сколько неуверенностью американцев в завтрашнем дне вследствие затяжных финансовых катаклизмов. Результат высокого уровня сбережений и отсутствия доступа к легким кредитам — все то же замедление темпов роста внутреннего потребления и ВВП. К замедлению ВВП приведет еще и высокий уровень безработицы в США, достигший в октябре 2008-го рекордного за последние несколько лет значения — 6,1%.

Крепкое плечо

Прямые последствия финкризиса для США и большинства стран мира — дефицит заемных средств и, как следствие, высокие процентные ставки по кредитам. С усилением финансового кризиса (по мнению экономистов, еще далеко не все коммерческие и инвестиционные банки выявили проблемные активы в своих кредитных и инвестиционных портфелях) процентные ставки в развитых странах могут достичь 7-10% годовых: в сентябре ставка LIBOR составляла 5-6,8% годовых.


Будет довольно продолжительным негативное влияние кризиса и на фондовые рынки: «Сейчас инвесторы не желают брать на себя какой-либо риск, связанный с вложениями в развивающиеся страны. Пока кризис не закончится, мировое инвестиционное сообщество будет вкладывать деньги только в самые надежные и защищенные инструменты — например, госбумаги Казначейства США или корпоративные облигации компаний из развитых стран, гарантированные местными властями», — предупреждает Роберт Келли. Это значит, что стабильный рост украинского фондового рынка возобновится лишь после окончания мирового кризиса — до этого рынок будет то расти, то ускоренно падать. Большинство аналитиков уверены, что украинский фондовый рынок достигнет своего исторического максимума (1200 пунктов индекса ПФТС в середине января 2008-го) лишь через год-полтора после начала восстановления мировой финансовой системы.

Одно из последствий для мировой финансовой системы — исчезновение крупных инвестиционных банков. Классический инвестиционный банк занимается привлечением капитала инвесторов в компании, муниципалитеты и правительства. Однако постепенно инвестиционные банки превратились в высокорисковые институты, зарабатывавшие не только на посредническом бизнесе, но и на собственных инвестициях в финансовые инструменты. Причем крупные вложения инвестбанки осуществляли на кредитные деньги, как правило, полученные на короткий срок (до года). «Соотношение Debt/Equity (долг к собственному капиталу) во многих крупнейших инвестиционных финучреждениях, обанкротившихся в 2008 году, было на уровне 30/1. То есть у этих банков практически нет собственного капитала, при этом они занимали огромные суммы денег для инвестиций в ценные бумаги», — рассказывает Роберт Келли. Сделки с высоким кредитным плечом проводили и украинские инвесткомпании, воодушевленные высокими темпами роста украинского фондового рынка в прошлом году. Кстати, именно поэтому сейчас большинство отечественных инвесткомпаний терпят убытки, увольняют сотрудников, а некоторые даже готовятся к продаже.

МВФПо мнению Роберта Келли, который приводит в пример Bear Sterns, Lehman Brothers, Morgan Stanley и Goldman Sachs, довольно скоро инвестиционные банки исчезнут: «Из пяти крупнейших в мире инвестиционных финучреждений три обанкротились, одно продано коммерческому банку». В результате инвестбанки станут подразделениями коммерческих банков и займутся классическим investment banking — привлечением капитала в компании и брокериджем на фондовом рынке. Запреты на фондовые сделки с кредитным плечом, скорее всего, также введут многие крупные биржи: сделки на валютном рынке Forex с кредитным плечом 1000:1 могут кануть в Лету, а впоследствии может исчезнуть сегмент рынка Forex, рассчитанный на частных инвесторов.

Экономисты уверены: в будущем существенно усилится надзор властей за банковской системой. «Вероятнее, ужесточатся критерии по присуждению кредитных рейтингов, поскольку до сих пор они были довольно поверхностными. Во-вторых, центробанки пропишут более четкую градацию качества заемщиков: на данный момент финучреждения нередко относят плохих заемщиков к категории благонадежных клиентов», — полагает Олег Устенко, заместитель директора The Sigma Bleyzer Foundation. По мнению аналитика, Нацбанк Украины может, например, ужесточить требования к заемщиками и к отчетности коммерческих банков перед регулятором (см. на стр. 10).

Роберт Келли считает, что центробанки развитых стран (и, возможно, развивающихся) внедрят новые правила кредитования финучреждений: запретят им использовать короткие средства при долгосрочном кредитовании своих клиентов. «Сейчас около 50% банковских обязательств в США являются краткосрочными (сроком от нескольких дней до года). В условиях кризиса банкам крайне сложно погашать такие обязательства», — говорит Роберт Келли. В целом, по мнению инвестбанкира, центральные банки развитых стран (США, Европы и, возможно, Японии), а также развивающихся экономик будут вынуждены объединиться и вести скоординированную монетарную политику, выработать схожие правила игры на глобальном финансовом рынке для всех без исключения банков и компаний. Регулируя сообща, центробанкам будет проще управлять финансовой системой и в будущем предвидеть коллапсы, чтобы минимизировать их последствия.

Большинство аналитиков предполагают, что мировой финансовый кризис закончится не раньше чем через полтора-два года. «Завершение мирового финансового кризиса будет заключаться в снижении волатильности (изменчивости) фондовых рынков», — считает Олег Устенко. Сейчас фондовые индексы западных бирж сильнее и быстрее остальных инвестиционных инструментов реагируют на негативные новости: колебание индикаторов достигает 5-10% в день — до кризиса, в условиях финансовой стабильности, в США и Европе фондовые индексы ежедневно менялись на 1-2% максимум. «Думаю, как только начнется пусть незначительный, но стабильный рост стоимости ценных бумаг на Западе, можно будет говорить об окончании финансового кризиса», — рассуждает Олег Устенко.


Некоторые регионы планеты мировой финансовый кризис не затронет вовсе. Пока о серьезных убытках не рапортуют азиатские банки — они инвестировали в плохие бумаги американских банков достаточно мало средств. В целом, по прогнозам западных экономистов, мировой кризис пройдет мимо стран с низким уровнем внешнего долга по отношению к ВВП, мало зависимым от притока иностранных инвестиций, с низким показателем дефицита платежного баланса и сильными экспортными позициями, а также довольно жесткой кредитной политикой центробанка в последние несколько лет. К таким странам относятся Бразилия, Индия, Китай, Азербайджан, Туркменистан, отчасти Россия и некоторые страны Латинской Америки. Вместе с тем страны БРИК (Бразилия, Россия, Индия, Китай) будут основными драйверами роста мировой экономики в ближайшие пару лет — внутреннее потребление в этих государствах будет достаточно высоким, при этом они останутся крупными экспортерами товаров.

Украина не относится к тем государствам, которые мало зависят от внешней конъюнктуры, поэтому гипотетически экономика страны может довольно сильно пострадать от финансового кризиса. Уровень внешнего долга Украины (коммерческого, банковского и правительственного) по отношению к ВВП довольно высокий — 60%, львиная доля которого приходится на частный сектор. В следующем году банки и компании только по еврооблигациям должны погасить $1,4 млрд. Некоторые корпоративные заемщики привлекали крупные кредиты на довольно короткий срок (2-3 года) в надежде рефинансировать долги, когда придет время их погашать. Однако мировой финансовый рынок закрыт, получить новый кредит за рубежом проблематично и дорого, поэтому в следующем году компаниям придется направить на погашение долгов внушительную часть собственных средств. Заемщикам без финансового резерва в лучшем случае придется искать стратегического инвестора, в худшем — объявить себя банкротом. В зоне риска в первую очередь ретейлеры и девелоперы.

В следующем году вследствие дефицита средств украинские банки еще больше ужесточат кредитную политику. Это значит, что рост внутреннего потребления в стране сильно замедлится (последние 2-3 года кредиты населению стимулировали внутренний спрос) и, как следствие, рост ВВП.

До кризиса одним из мощных драйверов роста ВВП был приток прямых иностранных инвестиций. В январе—августе приток ПИИ в Украину составил $8 млрд. В целом за год, по прогнозам экономистов, в украинскую экономику вольется примерно $9 млрд. Однако в 2009-2010 гг. приток иностранных инвестиций сократится в несколько раз в связи с мировым финансовым кризисом — большинство иностранных компаний отменят планы экспансии на новые рынки и покупки конкурентов.


Вследствие дефицита заемных ресурсов как в Украине, так и за рубежом резко снизится объем инвестиций компаний в основной капитал. Это значит, что предприятиям придется не только свернуть программы по расширению мощностей и выходу на новые рынки, но и отложить капиталовложения в поддержание действующего оборудования — на это, скорее всего, будет попросту не хватать денег. В результате конкурентоспособность украинских производителей (в основном металлургов, машиностроителей и химиков) на мировом рынке снизится. К тому же с ростом цены на газ импорт в Украине будет только увеличиваться и существенно замедлять темпы роста ВВП. По прогнозам МВФ, в 2009 году украинская экономика замедлится с нынешних 7% в год до 2,5%.

Впрочем, в кризисе есть и позитивный момент: в следующем году возможно резкое замедление инфляции — с 21,4%, прогнозируемых МВФ в этом году, до 14,7% в 2009-м. Вместе с замедлением экономики резко снизятся темпы роста доходов населения и внутреннего спроса, как правило, подгоняющие инфляцию. По прогнозам аналитиков, темпы роста номинальных доходов украинцев могут снизиться с нынешних 43,3% (за январь-август по сравнению с аналогичным периодом 2007-го) до 15–25% в год: в условиях дефицита средств многие работодатели могут заморозить повышение зарплат.


Последствия для мировой экономики

1 Ужесточение требований со стороны банков к частным и корпоративным заемщикам; переход многих мелких и средних компаний к наличным расчетам по сделкам; отказ большинства коммерческих банков от бесплатных кредитных карточек, программ лояльности и скидок по банковским продуктам.

2 Снижение объемов зарубежного кредитования банков и компаний из развивающихся стран.

3 Рост кредитных ставок по всему миру: в развитых странах — до 10%, в странах БРИК и пограничных рынках (включая Украину) — 20% и выше.

4 Замедление темпов роста внутреннего потребления в США и Европе. Как результат — глобальное замедление темпов роста промышленного производства и ВВП.

5 Отказ инвесторов от высокорисковых инвестиций, снижение инвестиций в фондовые рынки развивающихся стран в связи с высокой рискованностью  таких вложений.

6 Возникновение мировых финансовых центров в Китае и странах Юго-Восточной Азии.

7 Ослабление доллара в перспективе 2-3 лет.

 

Прогноз

По прогнозам Международного валютного фонда, рост глобального ВВП замедлится с 5% в 2007-м до 3% в 2009-м — самого низкого показателя в последоткомовскую эру. Замедлится и инфляция: в МВФ считают, что в 2009 году рост потребительских цен в развитых странах снизится до 2% (3,6% в 2008-м, согласно прогнозу), в развивающихся странах — до 7,8% (9,4% в 2008-м).


Как спасти мировую финансовую систему, не выбрасывая деньги на ветер

Нефинансовые меры, рекомендованные центробанкам развитых и развивающихся стран*

1 Предоставление государственных гарантий под привлекаемые компаниями и муниципалитетами кредиты.

2 Аудит, а затем продажа некоторых наиболее устойчивых банков, национализированных государством; аудит всех коммерческих и инвестиционных банков для выявления проблемных активов.

3 Создание комиссии по управлению плохими банками, в состав которой войдут топ-менеджеры крупнейших финучреждений, не пострадавших от кризиса.

* Обобщенные рекомендации известных экономистов

 

Точка зрения

Матрица Теплухина
Известный российский экономист, председатель совета директоров инвесткомпании «Тройка Диалог» (Россия) Павел Теплухин считает, что США грозит глубокая рецессия сродни Великой депрессии

Павел ТеплухинЦентральные банки Европы и США спешно вливают сотни миллиардов долларов в мировую финансовую систему. Такие меры оправданы?

— В сложившейся ситуации эти меры вынуждены и в краткосрочной перспективе произведут необходимый эффект: в финансовой системе увеличится уровень ликвидности. Однако в среднесрочной и долгосрочной перспективе вливания крупного капитала негативно повлияют на экономику Европы и США. Взять, к примеру, план спасения американской финансовой системы, предложенный Генри Полсоном. Предоставление американским банкам и западным центробанкам $700 млрд в качестве кредитов частично решит проблемы на мировом долговом рынке, однако увеличит государственный долг США, который и без того достаточно велик.

Конгрессмены США не зря изначально отказывались принимать пакет мер от Полсона. Их можно понять: принимая такой план действий, политики обрекают следующее поколение американцев на непосильные расходы и очередной рост налогов. Впрочем, выбор инструментов у властей США сейчас невелик: менять учетную ставку в условиях кредитного кризиса уже бессмысленно, требуется управление финансовой системой страны в ручном режиме. По сути, сегодня перед правительствами развитых и развивающихся стран стоит выбор между плохими и плохими методами вывода глобальной экономики из кризиса.

Полагаю, что США грозит глубокая рецессия сродни Великой депрессии. Рецессия будет сопровождаться падением объемов производства, безработицей, забастовками. Американский доллар окончательно перестанет быть мировой резервной валютой.

В таких условиях было бы довольно логично, если бы власти развитых стран мира (особенно США) запустили рекламную кампанию против роста потребления. Естественно, правительству США не стоит вводить запретительные меры на покупку товаров в кредит. Американцы должны добровольно отказаться от высокого уровня потребления. Сокращение потребления приведет к снижению объемов импорта, уменьшению дефицита торгового баланса и потребности страны в заемных ресурсах.

США национализировали страховую компанию AIG, однако позволили обанкротиться инвестбанку Lehman Brothers. Где логика?

— AIG — системообразующая компания не только в рамках США, но и в мировом масштабе. Это часть всемирной финансовой паутины. В случае Lehman Brothers американские власти рассудили правильно. Этот инвестбанк — узкоспециализированное финансовое учреждение, обслуживавшее крупных инвесторов, и если его управляющие — профессионалы своего дела — ошиблись при расчете собственных рисков, это их проблемы. Правда, в итоге пострадали не только топ-менеджеры Lehman Brothers, но и банки США и Европы…


В Европе правительства некоторых стран выкупили значительные пакеты акций крупных банков. Опять-таки в краткосрочной перспективе это приведет к стабилизации ситуации на финансовом рынке, но в долгосрочной негативно повлияет на экономику: растут государственные расходы и дефицит бюджета ЕС.

В мире один за другим рушатся инвестиционные банки. 2008 год — конец эпохи инвестиционного банкинга?

— Инвестиционно-банковский бизнес не исчезнет, однако примет другие формы. Сделки по слияниям и поглощениям станут ключевыми, тогда как привлечение капитала в компании, управление активами и пр., вероятнее, будут направлениями бизнеса коммерческих финучреждений.

В инвестиционных банках останется также брокерский бизнес, но, скорее всего, они уже не будут проводить некоторые рисковые операции (например, открывать короткие позиции без покрытия, то есть торговать бумагами, которыми брокер на данный момент не владеет).

Проблема инвестбанков в том, что они играли на рынке своим же капиталом либо кредитными средствами. Наиболее устойчивой в условиях кризиса оказалась модель «сервисной» компании: когда инвестбанк не инвестирует в рынок, а только обслуживает клиентов.

Мне кажется, инвестиционные банки рухнули еще и потому, что многие из них были акционированы примерно 15 лет назад. До начала 1990-х в инвестбанках работала партнерская модель управления и владения бизнесом: партнеры распоряжались собственным капиталом, они же несли потери, если их решения были неправильными. В акционерных обществах капиталом акционеров управлял наемный менеджер, который получал бонусы за правильные решения. В случае неправильных действий менеджера увольняли, а все проблемы ложились на плечи акционеров. Именно те инвестбанки, которые были акционированы, стали вести слишком рискованную инвестиционную политику, причем чем меньшим пакетом акций владел наемный генеральный директор, тем более рискованным становился бизнес инвестбанка. В Goldman Sachs наемные менеджеры владели довольно большим пакетом акций. Именно поэтому финучреждение не обанкротилось (недавно Goldman Sachs стал коммерческим банком. — Прим. Контрактов).

Как мировой финансовый кризис отразится на глобальной экономике?

— Странам, рассчитывающим на привлечение крупных кредитов в 2009-м, придется туго. Думаю, в кредитозависимых государствах в ближайшие пару лет существенно снизятся объемы производства. При этом будут наблюдаться крупные слияния и поглощения, некоторые компании разных секторов экономики будут объединяться в борьбе за долю рынка и в целях минимизации издержек.

Насколько изменится глобальная финансовая система?

— Примерно через 2-3 года в глобальной экономике значительно снизится роль финансового сектора по сравнению с промышленностью. По крайней мере, в тех странах, где реальный сектор преобладал в экономике, последствия от кризиса будут значительно меньшими.

Новая финансовая система будет многополярной. Европа, по сути, уже соперничает с Америкой за звание финансового центра: сюда стекаются инвестиции, проходят крупные финансовые сделки, здесь довольно большой фондовый рынок. Возможно, со временем глобальный инвестиционный капитал переместится в страны Персидского залива и Юго-Восточной Азии.


У государств Южной Америки пока немного шансов привлечь крупный капитал инвесторов на свои биржи. Экономики латино-американских стран неоднородны и узкоспециализированы, при этом данные государства мало уделяют внимания своим финансовым рынкам.

Каким будет регулирование финансовой системы США и Европы после окончания мирового финансового кризиса?

— Национализация банков — мера, явно противоречащая принципам свободного рынка. Если в Европе или США один за другим начнут падать банки, правительствам придется их выкупать, если, конечно, хватит на это денег. Однако полная национализация финансовой системы — еще более сильный удар по экономике, чем непосредственно кризис. Любая рыночная экономика работает по принципу саморегулирования, вмешательство властей возможно лишь в крайних случаях. И как только финансовая система наконец почувствует твердую почву под ногами, правительствам необходимо отстраниться от ее управления, чтобы позволить завершить процесс восстановления рыночным механизмам.

Как долго, на ваш взгляд, продлится мировой финансовый кризис? Возможна ли глобальная рецессия мировой экономики?

— Рецессия в Штатах началась в этом году, в середине 2009-го можно ожидать ее и в Европе. Не исключено, что европейская рецессия будет глубже, чем в США. Затем экономический упадок распространится на страны Восточной Европы, а также Россию и Украину: хотя наши экономики мало зависят от Америки, они очень тесно связаны с европейской. Поэтому в конце 2009-го Украине и России, скорее всего, придется потуже затянуть пояса — вряд ли европейские страны найдут силы и деньги, чтобы развивать и укреплять с нами торговые отношения.

Мировой финансовый кризис приведет к серьезным проблемам в азиатских странах. Правда, в силу закрытости большинства государств Азии мы вряд ли увидим масштабы влияния кризиса на этот регион. В целом многим странам потребуется 2-3 года, чтобы возобновить экономический рост.

Впрочем, у кризиса есть и положительные моменты, ведь это своего рода период очищения, начало чего-то нового. Например, в Украине отсутствует внутренняя база инвесторов. Поэтому сейчас у вашей страны есть уникальная возможность: построить фондовый рынок с нуля. Для этого необходимо переписать законодательство (например, освободить инвесторов от налогообложения), выстроить инфраструктуру фондового рынка, рассчитанную на частного инвестора, остановить политику «выталкивания» украинских компаний на Нью-Йоркскую или Лондонскую фондовые биржи для привлечения капитала — благо, поднять в Украине пару сотен миллионов долларов вполне реально. Фондовый рынок — это механизм перераспределения капитала внутри страны. Многие государства живут без фондового рынка, но это в основном очень маленькие страны. Украина слишком огромна, чтобы быть без собственного фондового рынка.


Кто эксперт

Павел Теплухин — один из соучредителей российской управляющей компании «Тройка Диалог» (возглавляет ее с 1997 года). Является одним из основателей Клуба 2015 (сообщество российских топ-менеджеров) и членом Экспертного совета при Комитете по кредитным организациям и финансовым рынкам России. Участвовал в первых приватизационных проектах в республиках бывшего СССР. Является соавтором Федерального закона «Об инвестиционных фондах». В 2008 году Павел Теплухин выпустил автобиографическую книгу «Матрица Теплухина: До и после первого миллиона».

Вы здесь:
вверх