логин:    пароль: Регистрация
Вы здесь:
  
Ашгабат—Москва—Киев Виталий ПОРТНИКОВ - «Контракты» №43 Октябрь 2008г.

ЮщенкоПравительство до сих пор не знает, сколько будет стоить газ в 2009 году. Газпром уже обратился с предложением к украинскому руководству отказаться от закупок центральноазиатского топлива и покупать российское


Озабоченные политическим противостоянием, руководители страны не замечают не только надвигающегося на Украину финансового кризиса, но фактически выпустили из рук нить газовых переговоров. После поездки премьер-министра в российскую столицу стало ясно, что стоимость газа не определена — Украина может радоваться разве что меморандуму, в котором премьер-министр России обещает постепенное повышение цен на топливо. При этом даже глава Нефтегаза Олег Дубина не может сказать ничего определенного о переговорах, которые проходят между российскими и центральноазиатскими участниками рынка. И скорее всего, не потому, что хочет что-то утаить от украинских граждан. Самое вероятное — руководство Нефтегаза не информируют о происходящем, его просто поставят в известность о достигнутых договоренностях.

Что это значит на практике? А то, что цена на газ для Украины (если она продолжит закупки у стран Центральной Азии) больше не будет не то что льготной, а даже комфортной. И в условиях упадка основных отраслей украинской экономики она добьет те, которые еще приносят в бюджет хоть какой-то доход. Россия вряд ли может (по целому ряду причин) повлиять на нежелание цетральноазиатских газовиков продолжить поставки топлива в Украину по низким ценам. Во-первых, она и сама этого не хочет, по крайней мере, пока украинским президентом остается Виктор Ющенко. Во-вторых, Туркменистану было сделано немало приятных предложений с Запада — и пусть пока большая часть этих предложений выглядит теоретическими, тем не менее внимание к Ашгабату со стороны высокопоставленных визитеров из Брюсселя, Вашингтона и Анкары позволило главному поставщику газа в Украину чувствовать себя куда комфортнее на переговорах с Россией.

Тогда возникает вопрос: в чем же смысл консультаций с Россией вообще? И что может предложить Москва тем украинским лидерам, кто решится на коррекцию курса внешней политики страны и завершит конфронтацию, определяющую президентский подход к отношениям с соседним государством после российско-грузинского конфликта? Ведь если России вообще нечего предложить Украине, то тогда никакая любовь нам не поможет.


Ответ на этот вопрос есть. Российский газ. Газпром уже обратился с предложением к украинскому руководству отказаться от закупок центральноазиатского топлива и покупать российское. Это, естественно, изменит всю конфигурацию энергетических отношений в регионе. РФ сможет в более комфортных условиях вести переговоры со странами Центральной Азии, потому что будет закупать их газ непосредственно для себя, а ей он совсем не так нужен, как нашей стране. А Украина вместо ожидания результатов переговоров между представителями Газпрома и центральноазиатских газовых корпораций будет вести собственные консультации непосредственно с поставщиком топлива. Ведь весь смысл поставок газа из Центральной Азии в нашу страну как раз и состоял в том, что он был более дешевым. А если он не будет более дешевым, то какой смысл гнать его через всю Россию?

Но есть и другой вопрос. Даже в самые сложные для Украины годы цена на туркменский газ была ниже, чем стоимость российского сырья для других стран-покупателей. Почему сейчас должно быть иначе? Почему Газпром должен продавать Украине газ по более низким ценам, чем другим странам? И может ли он вообще на это решиться?

Теоретически, да. Даже сегодня цена российского газа для Беларуси ниже, чем центральноазиатского для Украины. Но в этом случае политические мотивации преобладают: Беларусь, как известно, позиционирует себя в качестве главного союзника России, строит с ней пусть и фантасмагорическое, но документально зафиксированное союзное государство, имеет общую границу… Да, и еще — одной любви недостаточно: Александра Лукашенко буквально заставили допустить россиян к контролю над Белтрансгазом. Причем делали это методически и настойчиво, никаких возгласов о любви слушать не хотели и даже, по словам бывшего российского премьера Михаила Касьянова, готовы были заморозить братьев, только чтобы отдали контроль над вожделенной трубой.

Так что за дешевый российский газ придется платить политическими уступками и участием Газпрома в контроле за нефтегазовой системой Украины. Можно ли отказаться? Очевидно. Но тогда о льготной цене и постепенном переходе на рыночную придется забыть. И тем, кто будет принимать решение о гордом ответе Москве, нужно будет еще и еще раз просчитать последствия такого шага. И понять, что с российским предложением могут согласиться их преемники — только на более невыгодных условиях.

И еще одна важная деталь: время, когда Газпром мог выступать в роли всесоюзного благодетеля, заканчивается вместе с экономическим благополучием самой России. Так что, может статься, что это последний украинский шанс еще какое-то время продержаться в выгодном ценовом диапазоне. Если говорить цинически, то, избрав в 2004 году президентом профессионального патриота, украинцы совершили стратегическую ошибку. Именно тогда им и нужен был профессиональный друг Путина, который позволил бы стране еще пять лет побыть в ценовых любимчиках и отстроить экономический базис. А профессионального патриота (или патриотку) как раз и нужно избирать в 2009 году, когда Москве уже нечего будет нам предложить, кроме любви…

Вы здесь:
вверх