логин:    пароль: Регистрация
Вы здесь:
  
Белым налом Наталия ГУЗЕНКО, Вячеслав ДАРПИНЯНЦ Фото: Светланы СКРЯБИНОЙ - «Контракты» №6 Февраль 2008г.

Министр труда и соцполитики Людмила Денисова призывает работодателей отбеливать зарплаты


 

В интервью Контрактам Людмила Денисова рассказала о том, что:
1) зарплаты не следует привязывать к нормам выработки
2) администрированием социальных фондов займется одна структура
3) пошагового снижения нагрузки на ФОТ не будет
4) против превращения министерства в кассу

В программе Кабмина бизнесу обещано снижение налоговой нагрузки на фонд оплаты труда, а пожилым людям — рост пенсий. Каким образом будете решать эти, в принципе, взаимоисключающие задачи?

— Для решения этих проблем необходим диалог трех заинтересованных сторон: государства, работодателей и профсоюзов. Следует изменить отношения работников к труду, а также заинтересовать работодателей в легализации зарплат. Разумеется, простое уменьшение нагрузки на ФОТ бессмысленно, поскольку в рамках нынешней пенсионной системы это приведет к финансовым разрывам в бюджете Пенсионного фонда. Очевидно также, что пошаговое уменьшение нагрузки на ФОТ принципиально ничего не изменит — зарплаты как платили в конвертах или через СПД, так и будут делать. Для реформирования пенсионной системы необходимо выйти за рамки ее солидарной составляющей. Также Кабмин заинтересован в том, чтобы рост минимальной зарплаты приводил к адекватному увеличению доходов всех категорий наемных рабочих. За счет этого, кстати, можно увеличить поступления в Пенсионный фонд.

 Не боитесь окончательно загнать финансовые потоки в тень?

— Никто не собирается стричь под одну гребенку всех плательщиков

— Минтруда готово к диалогу с работодателями, однако нас категорически не устраивает нарушение отраслевых соглашений, когда заработная плата считается по каким-то особым правилам. К примеру, на некоторых предприятиях ГМК зарплаты привязывают к нормам выработки, а не ко времени пребывания в шахте. Такие привязки порочны и, на мой взгляд, должны быть отменены.

Если привязать зарплаты шахтеров ко времени, то они все равно будут накрывать датчики систем безопасности фуфайками. Не так ли?

— Меня как министра, ответственного за социальную политику, интересует, чтобы на предприятиях были созданы такие условия, при которых люди нормально трудились, а не совершали ежедневный подвиг, а их зарплаты соответствовали трудозатратам. Хотя работодатели только в том случае создадут нормальные условия труда, если будут в этом экономически заинтересованы.

Какие конкретные действия планирует предпринять правительство, чтобы вывести зарплаты из тени?

— В белых зарплатах должно быть заинтересовано не только правительство, но и прежде всего сами наемные работники. В их же интересах и внедрение накопительного уровня пенсионной системы. Определенные шаги в этом направлении уже сделаны: Пенсионный фонд учитывает отчисления наемных работников персонифицированно, но аккумулированные средства в условиях солидарной системы перераспределяются не совсем адекватно. Наша ключевая задача — еще раз подчеркну — совместными усилиями внедрить обязательное накопительное пенсионное страхование и гарантировать, чтобы собранные средства были защищены от инфляции и злоупотреблений в процессе управления такими активами.

Стратегические цели определены давно, какова тактика?

— О тактике говорить сложно, поскольку для завершения пенсионной реформы необходима существенная коррекция законодательства, а работа Верховной Рады заблокирована. Есть политические нюансы, не зависящие ни от Минтруда, ни от Кабмина. Даже введение единого социального взноса, скорее всего, потребует длительных консультаций с оппозицией. Хотя очевидно, что для четырех видов социального страхования достаточно одного администратора, тем более что из четырех существующих фондов только один — Пенсионный — ведет реестр застрахованных лиц. Унификация администрирования, среди прочего, позволит сэкономить 1,5 млрд бюджетных гривен. При этом система распределения средств через счета в Госказначействе по различным целевым программам останется неизменной, а налоговая нагрузка на ФОТ может быть снижена.

Как отразится введение единого социального взноса на упрощенцах?

— Определимся в процессе принятия законопроекта, предварительно могу сказать, что никто не собирается стричь под одну гребенку всех плательщиков.

Вы обещаете снижение фискальной нагрузки на ФОТ в результате введения единого социального взноса, а Минздрав лоббирует создание нового фонда — обязательного медицинского страхования. Каким образом могут быть аккумулированы деньги в этот фонд?

— Не думаю, что под обязательное медицинское страхование создадут новый фонд. Скорее всего, единый администратор просто перераспределит финансовые потоки без усиления нагрузки на ФОТ, в рамках существующих сборов. Как вариант — госучреждения будут страховать госслужащих, Пенсионный фонд — пенсионеров, а компании — сотрудников. Кстати, обязательное накопительное пенсионное страхование тоже не приведет к усилению налоговой нагрузки на работодателей. Просто в законе будет четко определено, что часть средств, сейчас перечисляемых работодателем в Пенсионный фонд, наследует определенный сотрудник. Такой механизм будет экономически выгоден всем: и государству, и бизнесменам, и наемным работникам.

Почему же не сделать обязательное пенсионное страхование просто добровольным и таким образом снизить нагрузку на ФОТ?

— Задача номер один — финансово укрепить солидарную систему. До 2001 года в ней вообще было невозможно разобраться, однако после персонификации счетов ситуация несколько прояснилась...

Почему вы уходите от ответа?

— А вы уверены в том, что работодатель будет перечислять средства на ваш персональный счет, если сделать обязательную систему добровольной?

Есть уверенность, что, скажем, программа удешевления ипотечных кредитов могла бы быть альтернативной обязательному страхованию, а в идеале — экономическую выгоду социальных программ должно определять не государство, а непосредственно участники трудовых отношений.

— Во-первых, если наемный работник хорошо зарабатывает, то ему никто не препятствует увеличить отчисления на его персональный пенсионный счет. А во-вторых, профсоюз всегда может договориться с работодателем о создании негосударственного пенсионного фонда. Это право коллектива. Сделать же обязательную систему добровольной нельзя хотя бы потому, что наемный работник не может быть уверен в том, что до пенсии проработает в одной компании.

Работодатель, создающий корпоративный пенсионный фонд, заинтересован в двух вещах: мотивации наемных рабочих и оптимизации налоговых платежей. Почему государство ограничивает размер отчислений в КНПФ всего 15% налогооблагаемой прибыли, а аккумулированные средства не позволяет в полной мере возвращать в оборот предприятия? Может, чиновникам нужно изменить отношение к труду?

— Поднятую вами тему мы активно обсуждаем с профсоюзами и ассоциациями работодателей. Причем лично меня как министра интересует не только и не столько эта проблема, сколько работа государственных социальных фондов. Нужно навести порядок в этой сфере — результаты проверок КРУ подтверждают факты коррупции, о которых меня информировали, когда я работала в парламенте. Директор Укрпротеза уже уволен, назначен новый председатель Фонда защиты инвалидов, есть вопросы к Фонду социального страхования на случай безработицы... Я буду настаивать на том, чтобы министерство могло реально, а не формально контролировать работу социальных фондов. Разве это нормально, когда 15% бюджета фонда расходуется на создание комфортных условий труда его сотрудников? Кроме того, центры занятости должны иметь стратегию сотрудничества с вузами по организации рабочих мест для выпускников. Возглавляя корпорацию, я столкнулась с тем, что ни одно учебное учреждение области не выпускает технологов текстильного производства. А ведь такие специалисты востребованы! Недавно мне стало известно о случае, когда готовили 19 парикмахеров для одного села, в котором меньше сотни жителей. Такие лавочки нужно прикрывать.

Какие еще меры Минтруда предпринимает для повышения уровня занятости в регионах?

— Обеспечение мобильности рабочей силы — одна из основных задач. Зачастую те, кто едет на заработки в столицу, не знает о запросах рынка труда соседних городов и областей. Мы хотим создать мощную информационную базу, которая бы позволила работодателям и наемным работникам находить друг друга.

На уровне райцентров проблема безработицы вплотную связана с политикой местных властей, мягко говоря, не всегда лояльных к потенциальным инвесторам. Руководителей местных администраций, уличенных в самоуправстве, нужно менять.

Как долго вы рассчитываете проработать министром?

— Настолько долго, насколько нужно, чтобы реализовать реформы. Первое, что удивило, когда я возглавила Минтруда: сотрудники очень долго готовили аналитику, содержащую конкретные цифры. Выяснилось, что министерство не делало бюджетных запросов под конкретные программы, а осваивало столько средств, сколько выделял Минфин. Схема должна быть другой: сначала формируется политика, определяются цели и этапы их достижения и только потом начинается диалог с Минфином. Нельзя ставить телегу впереди лошади. Если Минтруда превратить в кассу, наполнение которой будут определять в других ведомствах, то о социальной политике можно забыть.


Карьера министра

2007 г. — министр труда и социальной политики

2006 г. — народный депутат Украины

2005 г. — председатель корпорации «Гуматекс»

2003 г. — председатель наблюдательного совета ООО «Корпорация «Гуматекс»

2001 г. — начальник управления Госказначейства в АР Крым

1998 г. — министр экономики, министр финансов АР Крым

1993 г. — начальник управления ПФУ в АР Крым

1991 г. — инспектор-кадровик, замначальника отдела поступления средств и коммерческой деятельности, и. о. начальника Крымского республиканского управления Пенсионного фонда Украины

1990 г. — юрисконсульт Крымского ОК ЛКСМУ

1979 г. — воспитатель, секретарь, завканцелярией, консультант Архангельского областного суда

1978 г. — окончила Архангельское педучилище 6 июля 1960 г. — родилась в Архангельске (Россия)

Вы здесь:
вверх