логин:    пароль: Регистрация
Вы здесь:
  
Эфир в шоколаде Янина КУДЬ, Фото Романа ДЕВЯТОВА - «Контракты» №6 Февраль 2008г.

Влад Ряшин создал компанию с оборотом $100 млн, экспортируя украинский телепродукт в Россию


 

В интервью Контрактам Влад Ряшин, председатель наблюдательного совета компании «Стар Медиа», рассказал о том, что:
1) к работе на телевидении его приобщили прапорщик и капитан из военного училища
2) на дискотеках можно было заработать больше, чем на производстве телепрограмм
3) не всегда то, что кажется истиной, является ею в действительности

Вы в детстве слышали что-нибудь о Теде Тернере?

— В детстве?.. Кажется, нет. Но я, похоже, догадался, куда вы клоните. Если говорить о каких-то телевизионных авторитетах и идеалах, то меня вдохновляли, скорее всего, Уолт Дисней и братья Уорнеры. Их биографии, их манера вести бизнес, их модели бизнес-процессов... То, что они сумели создать не просто бизнес, а бизнес-империи, причем с нуля, практически из ничего, само по себе достойно и уважения, и восхищения.

Погодите, вы что в детстве мечтали о собственном бизнесе?

— Да что вы! У меня было классическое счастливое советское детство. Какой бизнес?! Я абсолютно искренне гордился своей Родиной. Помню, мы с мальчишками как-то оживленно обсуждали, какое счастье, что мы родились в СССР, а не, например, в Африке или Америке, и были бы (не дай Бог!) неграми. Это же был бы кошмар!

Если серьезно, то я и сейчас считаю, что в те времена Советский Союз был самым счастливым местом на Земле. Хотя бы потому, что это была страна моей юности.


— Люди делятся на две категории: одни мелькают в телевизоре, другие — возле него

 

О телевизионной карьере вы тоже не помышляли?

— Нет. После восьмого класса решил поступать в Запорожский техникум электронных приборов. Вроде бы неплохо сдал экзамены и был уверен, что поступил. А когда пришел узнать расписание, не обнаружил свою фамилию в списках. Я отправился в деканат и там выяснил, что очень многие абитуриенты хорошо сдали вступительные экзамены, поэтому проходной бал был повышен. Несколько человек набрали одинаковое количество баллов. Среди них выбрали несколько «лишних». В их числе, естественно, оказался я! Самое смешное, что я жил в одном подъезде с директором этого техникума.

1 сентября пришлось проситься обратно в школу. А вечером того же дня мой отец пошел к соседу, объяснил ему ситуацию, и меня взяли тридцать первым, хотя в группе должны были учиться тридцать человек. Однако нам объявили, что по итогам первого года одного из нас отчислят, поскольку мест все-таки тридцать. Тогда, в техникуме, я стал другим человеком.

Почему?

— Сам много думал об этом. В школе я был так себе: ни рыба ни мясо. Пятерка по физкультуре, тройка по химии, остальные четверки. Неудачная первая школьная любовь... Вроде бы неплохие отношения с ребятами, но сказать, что особенно с кем-то дружил, тоже не могу. Однако после начала студенческой жизни буквально за несколько месяцев во мне произошла грандиозная трансформация.  И началась новая жизнь!

Один из ключевых факторов — мотивация. В техникуме обычная стипендия была 20 рублей, а повышенная — 37 рублей 50 копеек, то есть почти в два раза больше. Это было серьезно! Особенно учитывая то, что на пять рублей можно было с девушкой в хорошем ресторане посидеть. Я почувствовал себя человеком, который начал зарабатывать деньги собственным умом. Свои личные деньги! Для меня это было очень важно. Кроме того, мне было интересно учиться. Да и группа очень сдружилась, несмотря на то что девушки были в дефиците и, казалось бы, парни должны были активно конкурировать за них, устраивать «мужские разборки»... Нет, все очень дружили, было душевно. И эта студенческая дружба сохранилась по сей день, мы стали друг другу кумовьями. И до сих пор поддерживаем отношения, хотя почти все ребята остались в Запорожье.

Почему же вас потянуло в гуманитарии?

— Дело в том, что параллельно с изучением инженерных наук я и мои друзья начали заниматься творчеством. Я уже говорил, что девушки в техникуме были в дефиците. Хороших клубов тогда не было. Где знакомиться? Не в библиотеке же! И решили организовать ряд вечеринок — дискотек. Официально обратились к руководству техникума, и нам выделили для этого помещение столовой. Кое-что собрали, усилитель и колонки нашли в техникуме. Цветомузыку сами спаяли. В конце концов, мы же учились по специальности радиоаппаратостроение! И начали приглашать на дискотеки группы из педучилища и торгового техникума, где все наоборот: много девочек и нет мальчиков.

Наверное, сработало сарафанное радио. Нам начали предлагать организовывать такие мероприятия для других курсов, других факультетов нашего техникума. Мы взялись за это дело, и все были довольны. А однажды подумали, почему бы не начать зарабатывать на этом деньги? Тут как раз поступило предложение организовать выпускной вечер в школе. С него и начался наш «бизнес».

На втором курсе, как сейчас помню, к нам пришел руководитель молодежного кафе-клуба «Штурвал» судоремонтного завода. Он хотел как-то «освежить» это заведение и пригласил нас в качестве, как это сейчас называется, резидентов. Мы получали процент от стоимости входных билетов. Так что  параллельно с техническими науками в моей жизни постоянно было что-то творческое. Я даже участвовал в студенческом театре эстрадных миниатюр. В армии организовывал дискотеки в Доме офицеров.

Правда, по окончании техникума сначала сам хотел стать офицером и поступил в Минское военное инженерное училище. Но быстро охладел к военной службе и через два года подал рапорт об увольнении. Однако уйти из военного вуза было не так просто — прежде чем попасть на гражданку, пришлось полгода послужить рядовым. Потом учился в Запорожском машиностроительном институте. И в конце третьего курса вдруг осознал, что мне уже достаточно точных инженерных наук. Хочется творчества. Поэтому перевелся на второй курс запорожского университета, на факультет романо-германской филологии.

Когда и как вы попали на телевидение?

— Поскольку положенные полгода в армии я дослуживал в дивизионе обеспечения при военном училище, меня привлекли к созданию кабельного телевидения военного городка. Так что моя первая телекомпания состояла из троих человек: меня, прапорщика и капитана.

Когда оказался на гражданке, продолжал диджейство: со своими ребятами работал в кафе, ресторанах, на выпускных. Кстати, неплохо зарабатывали, правда, сейчас трудно вспомнить, сколько именно. Тогда была эпоха купонизации...

Вы хотите сказать, что зарабатывали миллионы?

— Миллионы, да. В долларах сумма поскромнее, конечно, была — от 100 до 300. Наш основной доход составляли проценты от продажи входных билетов.

Я внедрил сдельную систему оплаты труда, специальные коэффициенты, позволявшие просчитывать, кто сколько трудился и на какую сумму может претендовать. Аналогичная система коэффициентов была придумана моим другом Сергеем Матвиенко, с которым мы по сей день работаем вместе. Он в конце 1980-х руководил кафе «Юность» — первым настоящим клубом, в том виде, в котором клубы существуют сейчас. Очень модный, в нем все было правильно: дискотека, бар, хорошая кухня, несколько зон для энтертеймента... По тем временам это был шик!

Бандиты в эпоху купонизации не беспокоили?

— Да как-то Бог миловал. Наверное, мы не те деньги зарабатывали, чтобы представители криминального мира нами интересовались.

И все-таки, как вы стали ведущим на телевидении?

— Однажды в клуб, где я работал, зашли люди, представлявшие запорожскую телевизионную компанию «Хортица». Они искали помещение, в котором можно было провести викторину «Счастливый паспорт». Я взялся за организацию этого мероприятия, заодно написал к нему сценарий. Им понравилось. Потом мы случайно встретились накануне Фестиваля юмора в Запорожье. Мне предложили сделать цикл передач на эту тему — так появилось Море смеха. Там, на фестивале, я познакомился с  талантливым, но робким парнем из Полтавы Андреем Данилко. Он дал мне первое в своей жизни интервью. Это  было и мое первое интервью как журналиста. С тех пор мы с Андреем дружим и часто со смехом вспоминаем нашу встречу...

Вскоре у меня родилась идея создать музыкальную телепрограмму. В результате появился Стробоскоп, прообраз Мелорамы, выходивший в эфир три года. В то время познакомился с артистами Ирой Билык, группой «Грин Грей», Кузьмой Скрябиным... Можно сказать, мы начинали вместе.

Как в те времена на телевидении зарабатывались деньги?

— Деньги?.. Так же, как и сейчас, — на рекламе. Руководители ряда региональных телекомпаний создали объединение «Уника ТВ», куда вошла и наша телекомпания «Хортица». Суть была в том, чтобы создать некий общий банк программ и обмениваться ими. Наш творческий коллектив из четырех человек не занимался продажей рекламного времени. Но Стробоскоп был востребованной программой среди участников Уника ТВ. А система была такой: чем популярнее у телекомпании продукт, тем больше других программ она может брать из общего банка бесплатно. Стробоскоп показывали в 18 областных центрах.

Работать на телевидении было выгоднее, чем организовывать дискотеки?

— Мы занимались и тем и другим параллельно. Дискотеки, конечно, были выгоднее. На них я лично зарабатывал около $100 в месяц. Это было здорово! Работать на телевидении мне было просто очень интересно, как, собственно, и сейчас. Кроме того, приходилось создавать имидж. Ведь люди охотнее будут приходить на дискотеки, которые ведет диджей, мелькавший на экране телевизора. Это дополнительный стимул, и я это хорошо понимал.

Помню наш первый бартер на телевидении! Мы рассказывали в эфире о пейджинговой связи, за что получили от первой пейджинговой компании в городе два пейджера! (Смеется.) Один, естественно, я отдал директору телекомпании, а второй оставил себе. Так что мы были счастливыми обладателями двух первых пейджеров в Запорожье.

Как возникла идея переехать в Киев?

— Это было в 1995-1996 годах. Я заскучал, понял, что мы уже выросли из этих штанишек и хочется чего-то большего. Если честно, то вообще собирался уехать в Москву. Тогда как раз назначили Владислава Листьева генеральным директором ОРТ. Я почему-то был уверен, что Влад меня примет, я ему расскажу о своих идеях, он меня поймет, и я смогу устроиться в ВИД или на ОРТ. А когда его не стало... Я посмотрел на лицо нового руководителя ОРТ и понял, что он меня и не примет, и не поймет...

Вы поняли это по его лицу на экране?

— Да. Увидел его лицо по телевизору и все понял... Словом, получилось то, что получилось. А вскоре узнал, что в Киеве создается некий телеканал «Интер», и убедил команду Стробоскопа переехать в столицу. Сам отправился напрашиваться на встречи и знакомиться с руководством.

Вы запросто попали на прием к генеральному директору?

— Нет, к генеральному я не попал. Встретился с Александром Синицыным, который был кем-то вроде программного директора. Он посмотрел программу и сказал, что не видит в ней ничего интересного. Я возразил: «Не торопись, давай поговорим!» И мы спустились в кафе и просидели там час. Просто разговаривали. Я рассказывал о каких-то своих мыслях, проектах... И он загорелся! Предложил снять пилотный выпуск программы «Мелорама». Обеспечил нас техникой, снял за свои деньги квартиру. Я очень благодарен ему.

Что же вы ему говорили? Как сумели обаять?

— Сам не знаю... Мы просто разговаривали, и в процессе беседы возникло доверие и понимание. И эти чувства были взаимными.

Однако после третьей или четвертой программы и его, и наши деньги закончились. Нужно было что-то делать. Тогда мы отправились к руководителю канала Александру Зинченко и нашли выход, программа осталась в эфире.

Какой выход?

— Мы нашли партнера. Затраты по производству Мелорамы взял на себя Владимир Орлов, директор компании «АИТИ», которая занималась в том числе и музыкальным продюсированием.

Очень помогло и то, что я и мои товарищи были командой, стояли друг за друга горой. И, конечно, оказались в нужное время в нужном месте. Очень хотели делать то, что делали, и, наверное, своим желанием «притянули» действительность.

А в 1998 году Мелорама преобразовалась в самостоятельное телевизионно-продюсерское агентство «Мелорама продакшн».

Почему вы решили заняться продакшн?

— Вот так и работаем: от щелчка до щелчка

— В 1998-м наступил дефолт. И снова появились проблемы с деньгами. Мы решили организовать тур по стране «Мелорама в твоем городе», чтобы просто поддержать имидж программы. А в итоге проект оказался коммерчески успешным. Собирали стадионы, концертные залы, объехали все областные центры. Даже провели два концерта «Мелорама в Лондоне» для диаспоры.

Такая деятельность не укладывалась в бизнес телевизионного канала, и под нее нужно было зарегистрировать отдельную компанию. А поскольку я все это инициировал, акционеры канала предложили мне ее возглавить. Так создатели Мелорамы стали партнерами и получили 40-процентную долю на всех. Я был счастлив! Хотя в успех предприятия никто особо не верил. Акционеры рассудили так: «Сможете заработать — замечательно! Главное, чтобы у нас деньги не просили».

И вы снова начали зарабатывать на продаже билетов?

— Да. Договаривались с артистами и отправлялись в путь. Возили с собой декорации. Обязательно в программу мероприятия включали премьеры песен. Организовывали интервью с «неожиданными» вопросами и якобы неожиданными ответами. Конечно, в сценарии все было продумано заранее. Словом, проводили акцию по раскрутке программы «Мелорама», чтобы тем самым поддержать бренд «Интер». То есть это была настоящая маркетинговая кампания.

Скажите, у вас было желание стать генеральным продюсером Интера?

— Когда в 1998-м Александр Зинченко ушел в парламент, наступил сложный период. Два года подряд менялись председатели правления канала. Эта чехарда очень утомила всех: постоянная неопределенность, смена правил... Однажды мы выходили из кабинета после очередного заседания, и один мой приятель спросил: «Когда ты уже станешь председателем правления?» Я отшутился: «Скоро». А месяца через два-три мне предложили возглавить канал. Уверен, многие думали, что я тоже долго не задержусь — мальчишка, 29 лет. Но так случилось, что я возглавлял канал на протяжении почти шести лет.

Когда стали руководителем канала, что нового открыли для себя?

— Я специализировался на развлекательном вещании, а тут пришлось разбираться во всем. Мне это очень понравилось и пригодилось потом. Конечно, поначалу на совещаниях руки дрожали. Всякое бывало. Но это была прекрасная школа. И если бы у канала не поменялся собственник, я бы наверняка работал на Интере по сей день. Это был бы другой канал, монстр! Со значительно большей капитализацией. Хотя и сейчас, проведя структуризацию, приобретя новые активы, Интер — очень мощная структура. Я очень вовремя ушел и безумно счастлив по этому поводу.

Кто принимал решение о вашем уходе?

— Я! Кто же еще?

Почему вы решили уйти?

— Потому что разочаровался. Изначально воспринял приход новых людей, пришедших вместе с собственником, с большой симпатией, но ошибся в некоторых из них. Я обсудил это с Валерием Хорошковским. Он предложил мне остаться и работать в той структуре канала, которую он себе представлял. Я предложил встречный вариант. Его, как владельца, мой вариант не устроил. О чем можно дальше говорить? Я честно сказал, что заберу с собой нескольких людей. Он попросил меня написать список фамилий.

Чтобы знать, кому искать замену?

— Конечно. И чтобы ограничить меня этим списком. Но это нормально. Обычные деловые договоренности.

Какие уроки вы извлекли из этого случая?

— Понял, что никогда не следует делать поспешных выводов. Нужно иметь выдержку. Разобраться, понаблюдать, послушать. Не всегда то, что кажется истиной, является ею в действительности. Я слишком быстро для себя решил, что новые люди будут командой вместе со мной, и расслабился. Весьма опрометчиво согласился с уходом нескольких топ-менеджеров, а команды не получилось. Что, кстати, со временем понял и сам собственник, который привел на канал новых сотрудников. Поэтому сейчас у руля другие, гораздо более профессиональные управленцы.

Зато у меня теперь новый виток в жизни, очень интересный. Я стал гораздо свободнее и получаю большее удовлетворение от того, чем сейчас занимаюсь.


В то же время я горд тем, что принимал участие в строительстве крупнейшего медиахолдинга страны. Этот опыт помог мне создать «Стар Медиа» — компанию, которая имеет в своем активе не только студийные комплексы в России и Украине, но и мощные кадровые, творческие силы. Мы, к примеру, только в этом году планируем снять более 200 часов коротких и более 500 часов длинных сериалов, свыше 50 телевизионных фильмов. Мы вышли на прокатный рынок. Заканчиваем снимать свой первый фильм. Еще три в стадии сценарной и подготовительной работы. Начали заниматься анимацией, хотим выйти с ней на европейский рынок. Прочно закрепились с анимацией в России, где с успехом идет «История государства Российского» по Карамзину, которую озвучил Юрий Шевчук.

Три четверти доходов нашей компании — это доходы, получаемые на российском рынке, где конкуренция чрезвычайно высока. В Украине она слабее в несколько раз. Отчасти это объективно. Российский рекламный рынок намного больше. Поэтому в РФ канал, имеющий 4-5% аудитории, может себе позволить вкладывать крупные суммы в производство качественного продукта.

С 1 апреля мы начнем наш финансовый год переходом на международные стандарты финансовой отчетности и через год будем публиковать финансовые отчеты. Согласно плану, годовой оборот компании составит $120-140 млн. Хотим закончить реструктуризацию, стать прозрачной компанией. Допускаю, что мы выйдем на IPO или «продадимся» профильному инвестору. Возможно, объединимся с кем-то из мейджоров. Наша стратегия — иметь мощную, постоянно растущую библиотеку авторских прав, сильную продакшн-компанию. Студийно-производственные комплексы со всеми ступенями продакшна и постпродакшна в различных жанрах: съемках теленовелл, коротких телевизионных сериалах, телевизионного кино, прокатного кино, 3D-анимации.

 

Досье

Персона

Владислав Ряшин родился 12 июля 1970 года в Запорожье

Образование: окончил Запорожский государственный университет, факультет романо-германской филологии, специальность — английский язык

Кем гордится: дочерью

За что стыдно: за пока еще отсутствие сына

Жизненное кредо: формируй позитив

Хобби: футбол, шахматы

Последняя прочитанная книга: Иоахим Фест «Взлет и падение Третьего рейха»

Карьера

С 1993 года ведущий программы «Стробоскоп» коммерческой телекомпании «Хортица» (Запорожье)

С 1996 по 2000 г. — ведущий программы «Мелорама» на телеканале «Интер»

С 1998 по 1999 г. — директор телевизионно-продюсерского агентства «Мелорама».

С 1999 по 2006 г. — генеральный продюсер телеканала «Интер»

С 2006 года — глава наблюдательного совета группы компаний «Стар Медиа»

Продюсировал: длинные сериалы — «Ангел-хранитель», «Сестры по крови», «Затмение", «Родные люди», «Мой жаркий лед» и др.; короткие— «Смерть шпионам», «Спасите наши души», «Отряд», «Прыжок Росомахи», «Секунда до…», «Хорошие парни»; телевизионные фильмы — «Год золотой рыбки», «Ситуация 202», «Уроки обольщения», «Третий лишний», «Фото моей девушки», «Презумпция вины», «Антиснайпер» и др.; телевизионные проекты — «Танцы со звездами» и др.

Компания

Компания «Стар Медиа» образована в 2006 году

Занимается производством и дистрибуцией теленовелл, коротких телевизионных сериалов, телевизионного кино, прокатного кино, 3D-анимации и телевизионных программ

Количество сотрудников: данные не предоставлены

Обороты за последние три года: ежегодный рост 50%

Рост заработной платы за последние три года: данные не предоставлены

Вы здесь:
вверх