логин:    пароль: Регистрация
Вы здесь:
  
Страна или труба Виталий ПОРТНИКОВ - «Контракты» №14 Апрель 2009г.

газПочему ЕС выгодно разделение НАК «Нафтогаз України» на добывающую и транзитную компании. Украину можно включить если не в ЕС, то в европейский план обеспечения энергобезопасности


Самым любопытным сюжетом в газовой политике выглядит история с брюссельской декларацией о модернизации украинской газотранспортной системы. То, как реагировали в Москве, как отвечали в Киеве и как молчали в Европе, демонстрирует, что выводы из холодной зимы 2009 года сделаны. Причем сделаны прежде всего европейцами. Если до российско-украинского газового кризиса они считали, что трения между Москвой и Киевом никак не отразятся на поставках газа в страны Евросоюза, то происшедшее несколько месяцев назад продемонстрировало: еще как отразятся! Причем высокие переругивающиеся стороны сами будут сидеть в тепле и брать друг друга измором за счет мерзнущих европейских городов!

Каким может быть самый простой вывод с точки зрения обеспечения европейской энергетической безопасности? Во-первых, нужны альтернативные маршруты доставки сырья. Однако предлагаемые сейчас проекты слишком дороги, особенно для кризисного времени. К тому же и Южный, и Северный потоки зависят от российских настроений и политических намерений страны, уже доказавшей партнерам свою непредсказуемость. А вопрос о наполняемости газом единственного нероссийского альтернативного трубопровода «Набукко» также может зависеть от взаимоотношений России со странами Центральной Азии и Азербайджаном. У Москвы есть свои возможности влияния на поставщиков, прежде всего на Азербайджан с его нерешенными территориальными проблемами и Туркменистан с его феодальным способом изменения власти. Так что необходимость тратить миллиарды долларов на Набукко — и оказываться в ситуации энергетического давления — под большим вопросом. Да, новые газопроводы могут увеличить объемы поставок газа и изменить их маршруты, но главного — энергетической безопасности ЕС — они не обеспечат.

Во-вторых, в Брюсселе усвоили, что безопасность существующей системы доставки газа требует реальных гарантий. Повлиять на Россию у Европы возможности нет — во всяком случае, пока новые волны кризиса не накрыли главного поставщика энергоносителей с головой и не помогли приходу к власти в Москве более реалистичного и менее корпоративно заангажированного руководства. Возможностей влияния на Украину и в отдаленной перспективе на Беларусь — куда больше. Киев зависим от западной финансовой помощи, его руководство продолжает декларировать свои проевропейские принципы, украинское общество более открыто, чем российское, словом — Украину можно включить если не в ЕС, то в европейский план обеспечения энергобезопасности. Для Европы это означает контроль над украинской газотранспортной системой, ее прозрачность и независимость от корпоративных махинаций, являющихся сутью функционирования ГТС в составе НАК «Нафтогаз України». Неслучайно в декларации содержится четкое требование разделения НАК как покупателя газа и системы доставки его в Европу. Проще говоря, Европа хотела бы отделить процесс российско-украинских договоренностей по газу от процесса транзита, сделать так, чтобы этим занимались два отдельных предприятия.

И вот тут-то начинается самое интересное. С подобным разделением категорически не согласны в Москве — и совершенно понятно почему. В случае такого разделения исчезнет возможность появления компаний-посредников, чья деятельность и является смыслом вечно запутанных газовых схем. Ни для кого не секрет, что «вечно дешевый» газ для Украины стал источником баснословного обогащения многих важных персон как в российской, так и в украинской политике и бизнесе, поскольку позволял заниматься реэкспортом дешевого газа по высокой европейской цене. Разделение Нафтогаза раз и навсегда уничтожает эту сомнительную схему. Как, впрочем, могло бы уничтожить ее и разделение Газпрома, на котором пытался было настаивать Запад, но получил столь решительный ответ Москвы, что о предложениях такого рода забыли надолго.

Это разделение не радует и Киев. Потому что для Украины главное — ремонт и модернизация, позволяющие затормозить строительство альтернативных газопроводов и договариваться с Россией уже с позиций сильного игрока, с Европой — за спиной. А еще лучше — вообще закупать весь российский газ для еврозоны на собственной границе, как о том говорит президент страны. Такая схема создает беспрецедентные возможности для обогащения, поскольку легально позволяет продавать дешевый — предназначенный специально для Украины — газ по цене, установленной для европейских потребителей. То есть при такой схеме Киев может оперировать ВСЕМ объемом российского, центральноазиатского и собственного газа, может их смешивать, попросту говоря — вся наша страна превратится в большущую РосУкрЭнерго! Да об этом даже мечтать нельзя! Это ж такие деньги! Но, конечно, только в случае неделимости Нафтогаза, ведь его разделение позволит вывести российский газ, идущий в Европу из украинской трубы, и лишит нас возможности что-то смешивать и выгадывать.

Так что для украинского руководства сейчас самое главное — «кинуть» Европу так же красиво и элегантно, как только что «кинули» Россию с ее планами совместного российско-украинского междусобойчика вокруг поставок в Европу. Если удастся, то Украина перестанет быть страной и станет просто трубой, вокруг которой будут вечно пастись политические авантюристы. Но почему-то кажется, что «кинуть» не получится. Во-первых, это не очень выгодно Москве — и Кремль сделает все возможное, чтобы объяснить Европе свои представления об украинских интересах. А во-вторых, украинская ГТС неинтересна Евросоюзу без контроля над ней — даже в отремонтированном и модернизированном виде.

Вы здесь:
вверх