логин:    пароль: Регистрация
Вы здесь:
  
Глобальная перестройка Елена ШКАРПОВА, Виктория РУДЕНКО - «Контракты» №29-30 Июль 2009г.

«Как конкретно мировая финансовая система изменится после кризиса, сегодня сказать сложно. Однако уже сейчас проявляются некоторые тенденции, которые будут актуальны в течение следующего десятилетия. Наибольшие изменения коснутся финансовой системы США», — считает старший финансовый экономист Департамента развития частного и финансового сектора Всемирного банка Константинос Стефаноу*.


«Как конкретно мировая финансовая система изменится после кризиса, сегодня сказать сложно. Однако уже сейчас проявляются некоторые тенденции, которые будут актуальны в течение следующего десятилетия. Наибольшие изменения коснутся финансовой системы США», — считает старший финансовый экономист Департамента развития частного и финансового сектора Всемирного банка Константинос Стефаноу*. По его мнению, в ближайшем будущем произойдет ужесточение госрегулирования в Америке. Последние два десятилетия руководство Федеральной резервной системы США вело себя слишком либерально по отношению к участникам финансовых рынков, полагая, что финкомпании не требуют жесткого госнадзора, поскольку эффективно принимают решения. Кризис продемонстрировал обратное: банкиры, инвесторы, страховщики действительно принимают решения достаточно эффективно (в свою пользу), однако такие решения могут негативно сказываться на американском финансовом рынке и в целом на экономике.

«Мировой финансовый кризис показал необходимость жесткого госрегулирования. Многие нормативно-правовые акты устарели, разные госрегуляторы часто выполняют одни и те же ненужные функции», — говорится в отчете Ernst & Young «Обзор капитализации крупнейших международных компаний». Западные экономисты считают вероятным возникновение в США в ближайшее время единого регулятора финансового рынка. До кризиса банковский, страховой, фондовый сектора американской экономики регулировались отдельными госведомствами. Этим активно пользовались международные финансовые корпорации: в структуре Citi Group, например, действуют компании, предоставляющие практически все возможные финансовые услуги: от банковских до фондовых. Хотя отдельные компании в структуре групп были достаточно прозрачными, в целом финансовые корпорации могли действовать вне регулируемого поля, имея при этом огромное влияние на американскую и подчас мировую экономику.

С инициативой создания единого финансового регулятора уже выступил президент США Барак Обама. Если Конгресс поддержит Обаму, единый регулятор американского финансового рынка появится на базе Федеральной резервной системы США.

Помимо создания единого финансового регулятора, американский президент также предлагает усилить контроль за рейтинговыми агентствами, для начала обязав их разработать разные системы оценки кредитных рисков для простых и производных ценных бумаг. Сегодня многие экономисты называют рейтинговые агентства главными виновниками кризиса, поскольку они присваивали завышенные рейтинги ненадежным ценным бумагам и эмитентам (дефолт последних и спровоцировал текущий кризис). Возможно, позднее в США внедрят систему ответственности рейтинговых агентств за свои оценки, поскольку до сих пор кредитные рейтинги формально носили рекомендательный характер и не предусматривали никакой ответственности РА перед инвесторами.

Вместе с созданием нового госрегулятора на американском финансовом рынке может произойти разделение коммерческих и инвестиционных банков, а также отделение страхового сектора от банковского. Цель такой меры — упрощение деятельности игроков финрынка для их лучшего госрегулирования.

Аналитики прогнозируют снижение роли небанковских финансовых компаний на американском рынке в ближайшие 10–15 лет. Финансовые и ипотечные компании (первые специализируются на разных видах кредитования, но не являются банками, вторые — исключительно на ипотеке) и хедж-фонды всегда слабо регулировались государством и сегодня представляют теневую часть мировой финансовой системы.

Параллельно может измениться регулирование американского рынка по управлению активами (включает страховой, пенсионный, а также рынок фондов взаимного инвестирования). Компаниям, управляющим средствами, могут запретить вкладывать деньги в рисковые ценные бумаги, хранить их на счетах аффилированных банков. Также от них могут потребовать более детальной отчетности о вложениях.

Рисковый вопрос

Ужесточение госрегулирования финансовых рынков — мантра для многих американских и европейских политиков. Считается, что создание новых регуляторов и введение более жестких правил работы на финрынках предотвратит возникновение новых пузырей.

Однако усиление контроля за деятельностью банков, инвесткомпаний и страховщиков на самом деле вряд ли спасет мировую финансовую систему от кризисов, подобных нынешнему. Сегодня основная проблема участников мирового финансового рынка — неопределенность критериев оценки рисков. До кризиса существовала устоявшаяся система измерения инвестиционных, кредитных и страховых рисков, которой придерживалось большинство игроков. Например, многие выпуски ипотечных ценных бумаг, а также кредитно-дефолтные страховки (CDS) до кризиса имели рейтинги АА или ААА — на уровне рейтингов кредитоспособности правительств развитых стран. Вместе с обвалом мирового фондового рынка оказалось, что рейтинговые агентства присваивали этим ценным бумагам неверные рейтинги: в реальности они не соответствовали кредитоспособности эмитентов. Теперь проблема для всего финансового рынка заключается в том, чтобы разработать принципиально новую систему оценки кредитных рисков.

С похожей проблемой во время кризиса столкнулся банковский рынок. До кризиса коммерческие банки часто выдавали кредиты ненадежным заемщикам, которые оказались неспособны вернуть предоставленные ссуды. Поэтому госрегуляторы собираются ужесточить требования к размеру капитала финучреждений. «Но одно только увеличение капитала не вылечит экономику от мирового кризиса. Чтобы избежать его рецидива, необходима смена парадигм в мировой финансовой системе», — пишет Такафуми Сато, комиссар Агентства финансовых услуг Японии в своей статье в Financial Times от 30.06.2009. Под сменой парадигм экономист подразумевает изменение системы оценки рисков невозврата кредитных средств.

Ужесточив госрегулирование, власти могут вынудить участников финансового рынка подавать больше отчетов, следовать большему количеству правил и нормативов, однако они не могут заставить их быть более консервативными и осторожными при инвестировании средств, предоставлении кредитов, расчете страховых рисков. Американские госрегуляторы надеются на то, что быть более осторожными при ведении бизнеса игроков финрынка вынудит сам кризис. Но на практике так происходит не всегда. По информации Financial Times, инвестбанки Goldman Sachs и Barclays Capital продолжают выпускать структурированные облигации, в которые запакованы кредитные портфели банков (это явление на финансовом рынке также называется секьюритизацией активов). А ведь такие бумаги и привели к текущему кризису.

После кризиса

Впрочем, сегодня многие международные инвесторы, банки, страховщики поневоле вынуждены придерживаться более консервативных стратегий — в основном по причине дефицита средств. Львиная доля участников финрынка в первый год после кризиса будет осторожно вкладывать деньги в рисковые инструменты, в том числе инвестиционные активы развивающихся стран. «В первые три года после кризиса возможно разве что незначительное усиление влияния на мировую финансовую систему стран БРИК (Бразилия, Россия, Индия, Китай) по причине активного экономического роста этих государств», — не исключает заместитель исполнительного директора The Bleyzer Foundation Олег Устенко.

Но уже через 4–5 лет по окончании кризиса развивающиеся страны вновь станут привлекательными для инвесторов. «Окончание кризиса ознаменуется бурным ростом экономик развивающихся стран. Это приведет к постепенному возвращению инвесторов на эти рынки, в том числе в Украину», — полагает директор ИК «Тройка Диалог Украина» Артемий Ершов.

С другой стороны, международные рынки капитала еще примерно 4–5 лет будут закрытыми для компаний из развивающихся государств. Украинские, российские, китайские предприятия вряд ли смогут соответствовать новым довольно жестким правилам, которые будут приняты госрегуляторами на развитых рынках. Это означает, что отечественный бизнес и банки нескоро смогут привлекать финансирование за рубежом в прежних объемах.

Вы здесь:
вверх