логин:    пароль: Регистрация
Вы здесь:
  
Туркменский маршрут Виталий ПОРТНИКОВ - «Контракты» №36 Сентябрь 2009г.

Накануне приездов в туркменскую столицу Дмитрия Медведева и Виктора Ющенко президент Туркменистана Гурбангулы Бердымухаммедов не сидел дома. Он посетил Болгарию и Турцию, чтобы договориться о возможных поставках туркменского газа. Время для поездок было избрано самое благоприятное.


Новое правительство Болгарии, как известно, решило проанализировать газовые договоренности своих предшественников с Москвой. После прошлогоднего кризиса стабильность поставок из России под большим вопросом, однако левое правительство предпочло сделать вид, что дело исключительно в Украине. Диверсификация газовых поставок так и не началась, хотя последним соглашением, подписанным уходящим премьером Сергеем Станишевым, был договор об участии страны в проекте «Набукко». Для новой власти появление альтернативного проекта создает поле для маневра, и именно этим обстоятельством и старается воспользоваться туркменский президент. Турция также стремится сделать строительство Набукко важной частью своих взаимоотношений с Западом. Но газопровод, разумеется, не будет иметь никакой серьезной ценности, если не найдется топлива для его заполнения. Гурбангулы Бердымухаммедов предлагает Анкаре свой газ для Набукко, осталось только понять, как его доставить. Но сама идея доставки топлива по этому газопроводу гармонирует с китайским проектом Ашхабада. По большому счету, у Туркмении нет иного выхода, кроме как диверсифицировать газовые поставки.

Экономический кризис продемонстрировал это со всей ясностью. Авария на газопроводе Средняя Азия — Центр произошла еще в апреле, но топлива в газопроводе нет по сей день. Туркмения теряет миллиарды долларов, а Россия демонстрирует, что благополучие страны и ее властей зависит исключительно от воли Кремля. При этом все альтернативные энергетические проекты — это скорее далекое будущее. А вот возможность поставлять голубое топливо в Россию — настоящее. И если Москва не закупает этот газ — значит, реальных денег нет.

Тактика Гурбангулы Бердымухаммедова проста: он пытается продемонстрировать России, что в случае продолжения блокирования поставок туркменского газа его страна переориентируется на другие рынки сбыта. Если не сегодня, так завтра Туркменистан из зависимого партнера России превратится в ее конкурента — в то время, как потребность в газе отнюдь не обязательно будет увеличиваться и покупатели могут хотеть получать его из нескольких источников, хотя бы для того, чтобы не зависеть от российских капризов. Возникает только вопрос: а насколько Дмитрий Медведев будет готов обсуждать с туркменским партнером стратегические последствия своей политики? Уж чем-чем, а долгосрочной стратегией российское руководство не озабочено. Его политические подходы напоминают скорее полет бабочки, чем траекторию движения лайнера, команда которого вынуждена думать о горючем, взлетно-посадочных полосах и прочей дребедени. С точки зрения бабочки с Туркменией все просто. Пока существовали семейные отношения с Украиной и была потребность продавать ей дешевый газ, не хотелось пускать на корпоративные нужды свой, зато можно было использовать туркменский. Когда семейные отношения завершились, необходимость в дешевом туркменском газе отпала и можно было вписать его перепродажу в общую линейку прибылей Газпрома. Но тут начался мировой экономический кризис и оказалось, что сверхдоходов от российских энергоносителей больше не будет. А главное — они не нужны в таком количестве, во всяком случае пока. И тогда было принято единственно правильное решение: отказаться от закупок туркменского газа вообще. А чтобы не создавать головных болей с контрактами, юридическими претензиями и прочей чепухой, есть испытанный метод, уже не раз применявшийся Москвой в похожих ситуациях. В сталинские времена это называлось диверсией, сейчас — аварией, но суть не меняется: газ не поступает. А то, что в Ашхабаде могут задуматься о коррекции своего энергетического курса, так это еще когда будет! Так что еще большой вопрос, усилят ли поездки в Софию и Анкару позицию Гурбангулы Бердымухаммедова в глазах Дмитрия Медведева.

Украинскому президенту в этой ситуации остается разве что работать на дальнюю перспективу. Да, в случае появления альтернативных маршрутов доставки топлива туркменский газ может вновь прийти в Украину. Но это будет уже совсем другой газ, и рассчитывать на его дешевизну не придется. Представить себе, что в нынешней ситуации Москва будет готова пропустить туркменский газ в Украину, даже если между Киевом и Ашхабадом удастся достичь прямого соглашения, нереально, ведь это будет означать непосредственный удар по прибылям Газпрома. А Россия, как уже пришлось объяснять, думает о прибылях сегодня и сейчас, а не в стратегической перспективе. И то, что когда-нибудь она сможет потерять такого выгодного клиента, как Украину, нынешнее российское руководство не очень заботит.

Так что двум президентам — украинскому и туркменскому — придется думать разве что об усилении собственных позиций: Гурбангулы Бердымухаммедову — в диалоге с Москвой, Виктору Ющенко — в демонстрации собственных возможностей по поиску альтернативных маршрутов доставки газа. Остается только рассчитывать, что когда-нибудь туркменская и украинская стратегия встретятся с российской тактикой.

Вы здесь:
вверх