логин:    пароль: Регистрация
Вы здесь:
  
Зачем платить больше Дмитрий ФИОНИК - «Контракты» №39 Сентябрь 2009г.

Известие о том, что председатель НБУ Владимир Стельмах — миллионщик, возмутило общественность. Эта невинная, в сущности, информация была использована как компромат и вызвала скандал. Хотя ничего экстраординарного не произошло: никого не поймали на взятках и даже не обвинили в превышении должностных полномочий.


Итак, Владимир Семенович в 2008-м получил на руки 1,31 млн грн (зарплата — 1,51 млн грн, материальная помощь — 28 тыс. грн, подоходный налог составил 231 тыс. грн). А за

I квартал 2009-го заработал 390 тыс. грн (зарплата — 446,7 тыс. грн, матпомощь — 12,8 тыс. грн, подоходный налог — 69,5 тыс. грн). Таким образом, на текущий момент председатель НБУ каждый месяц приносит домой 130 тыс. грн. А его первый заместитель Анатолий Шаповалов — 80 тыс. с копейками. Забавно, что оклад в структуре доходов руководителей Нацбанка — сумма незначительная. В частности, должностной оклад Шаповалова — всего 13 тыс. грн. Надо полагать, размер жалованья Стельмаха не превышает 25 тыс. грн. Остальное надбавки: за выслугу лет, вредность, ученую степень, знание мертвых языков и участие в Куликовской битве. Система материального стимулирования в НБУ похожа на вознаграждение первого помощника бургомистра из сказки Евгения Шварца «Дракон»: «Казенная квартира возле парка, недалеко от рынка, в сто пятьдесят три комнаты, причем все окна выходят на юг. Сказочное жалованье. И, кроме того, каждый раз, как вы идете на службу, вам выдаются подъемные, а когда идете домой — отпускные. Соберетесь в гости — вам даются командировочные, а сидите дома — вам платятся квартирные». Вот и набегает у Стельмаха $16 тыс., у Шаповалова — что-то около $10 тыс. в месяц.

Много это или мало? Может ли чувствовать себя комфортно руководитель НБУ с такими деньгами в кармане среди людей своего круга? В состоянии ли он позволить себе выпить кружку пива после работы где-нибудь в загородном ресторане в компании простых украинских банкиров и министров? Не стыдно ли будет ему пригласить их к себе на день рождения? Хватит ли денег пусть на недорогой, но все-таки приличный подарок, если пригласят его самого? Чтобы ответить на все эти житейские вопросы, достаточно узнать, каковы доходы у представителей украинской деловой элиты. Так вот, в 2008-м минимальный годовой доход топ-менеджера компании по управлению активами финансово-промышленной группы (подчеркиваю — минимальный!) составлял $1,2 млн, минимальный доход предправления банка (из первой двадцатки) — $500 тыс., да и зарплата какого-нибудь зампреда по розничному бизнесу такого финучреждения редко была ниже $300 тыс. (Контракты, № 11 от 17.03.2008). Кризис, конечно, внес свои коррективы, но даже если предположить, что зарплаты банкиров упали вдвое, жене Стельмаха есть о чем побеседовать со своим мужем. Возможно, что-то подобное и произошло: начиная с января 2008-го Владимир Семенович дважды ходатайствовал самому себе, как руководителю организации, о выделении материальной помощи и, взвесив все за и против, удовлетворял заявку.

В общем, $16 тыс. в месяц, как сказал бы Дюма, для Атоса — это слишком много, а для графа де ля Фер слишком мало. Эта сумма соответствует нижней границе прожиточного минимума среднестатистического украинского министра. Конечно, можно возразить: мол, он и на $15 тыс. не наработал. Действительно, если судить по результатам его деятельности, то, возможно, и стоило бы не только не платить зарплату председателю Нацбанка, но и конфисковать у него все имущество, в том числе совместно нажитое в браке. Но, во-первых, начинать нужно не со Стельмаха, а с бывшего главы ФРС США. А во-вторых, при таком подходе нужно говорить о соответствии конкретного человека занимаемой должности, а не о его зарплате.

По большому счету Стельмаха нельзя упрекнуть в излишней тяге к красивой жизни: никаких Bentley или юных любовниц в Париже за казенный кошт… Кстати, даже если бы главный банкир государства был склонен к подобному гламуру, что случается среди людей его круга и возраста, но при этом не выписывал себе «такую большую зарплату», никакого скандала не произошло бы. Украинцы уже давно привыкли к тому, что крупные государственные чиновники декларируют жалованье, как у сейлз-менеджеров, но живут при этом в заповедных уголках; в домах, по размерам и архитектуре сопоставимых с вокзалами. Это нормально и соответствует местным приличиям и традиции.

Глава НБУ накликал на себя беду тем, что нарушил эти неписаные правила. В результате низы не могут простить банкиру его доходов, а верхи того, что он хотя бы теоретически может позволить себе жить на одну зарплату. Ведь при такой-то должности он без шума и пыли может взять ровно столько, сколько нужно. Причем в любой валюте или золотом. Есть вероятность, что некоторые его подчиненные так и делают. Например, уволившийся на днях из Нацбанка зампред Александр Савченко рассказал Контрактам, что «почему-то некоторые финструктуры очень точно угадывают курс отсечения НБУ и выкупают валюту без ограничений, тогда как крупные финучреждения часто почему-то ошибаются» (№ 38 от 21.09.2009). Конечно же, здесь нет коррупции — чистый фарт и никакого мошенничества (впрочем, прокуратура, наверное, когда-то разберется).

Словом, в ситуации, когда люди располагают такими возможностями, их официальная зарплата — вопрос национальной безопасности, тут уж не до приличий. Жаль, что у Стельмаха она маленькая.

Вы здесь:
вверх