логин:    пароль: Регистрация
Вы здесь:
  
Против ветра Владимир ХОМЯКОВ - «Контракты» №39 Сентябрь 2009г.

Многие экономические предсказания основаны на корыстных мотивах, голом популизме или откровенной глупости, поэтому неудивительно, что они не сбываются. Но парадокс нашей экономики в том, что в Украине не оправдываются прогнозы даже незаангажированных и компетентных экспертов.


Возьмем, к примеру, прошлогодний налоговый прогноз Юлии Тимошенко. В сентябре 2008-го премьер утверждала, что ГНАУ и Гостаможслужба способны собирать значительно больше налогов, сборов и пошлин. Экономическое обоснование подобного утверждения было взято не с потолка. По оценке Минэкономики, еще в 2007-м объем неформального сектора оценивался в 28,8% ВВП — уменьшение этого показателя даже на 5 п. п. могло принести казне десятки миллиардов гривен дополнительных бюджетных поступлений. Аналогичным образом обстояли дела и с импортом. Только на нелегальном ввозе в страну мобильных телефонов в 2006–2008 годах бюджет, по оценке Укрчастотнадзора, ежегодно терял до 1,5 млрд грн. Если сюда добавить бытовую технику и электронику, автомобили, продукты и так далее, сумма недополученных пошлин возрастает стократ. В благополучные 2006–2008 годы на фоне роста экономики и бюджетных поступлений без этих платежей можно было обойтись. Так почему бы этим резервом не воспользоваться сейчас? И это сработало бы, останься украинская экономика на уровне осени 2008-го. Но она просела значительно глубже, сделав прогноз премьера невыполнимым.

В сентябре прошлого года никто и не представлял, насколько обвалится ВВП Украины. Правда, в разрозненном виде вся информация, позволяющая сделать такой вывод, присутствовала. Воспользовавшись прогнозами МВФ и Всемирного банка, Минпромполитики вполне мог спрогнозировать падение экспорта в металлургии и химпроме. В Минэкономики (на основе этих данных) могли предсказать сокращение экспортных поступлений, дефицит валюты, сворачивание импорта и рост теневой экономики. Ну а Минфин (используя наработки обоих министерств) — сделать вывод о бессмысленности введения новых налогов на импорт. И предложить повысить налоговую нагрузку на товары, без которых потребители не могут обойтись, несмотря даже на кризис, — к примеру, водку и сигареты.

Впоследствии все примерно так и происходило: 13%-ная надбавка к импортным пошлинам не принесла казне ничего, кроме убытков; бюджетные поступления удалось сохранить на приемлемом уровне, повысив акцизы на алкоголь и табак. А теневая экономика выросла с 30% почти до 40%. Последнее обстоятельство вообще стало своеобразным спасательным кругом для правительства Юлии Тимошенко. Теневая экономика вобрала в себя как минимум четверть потерявших работу из-за кризиса. «Видимо, мы недооценили масштабы теневой экономики», — объяснял летом 2009-го экс-министр финансов Виктор Пинзеник. Видимо, да.

Другая причина ложных прогнозов — влияние на происходящее политических причин и психологических следствий. К примеру, до нынешнего лета мало кто мог предположить, что инсайд при проведении валютных аукционов на межбанке и лихорадочная скупка валюты населением после очередного скачка гривни могут довести курс до уровня 8,5–9,0 UAH/USD. Но это произошло, хотя по расчетам экс-зампреда НБУ Александра Савченко экономически обоснованный курс сегодня должен был составлять лишь 6,7–6,8 UAH/USD.

Впрочем, из общего правила «все макропрогнозы ошибочны в силу естественных причин» есть, по крайней мере, одно исключение — прогноз МВФ. Правда, вовсе не из-за того, что в Фонде работают мегаспециалисты, способные не только анализировать экономические факторы, но и предсказывать влияние на них поступков украинских политиков и чиновников.

Прогноз МВФ имеет хорошие шансы сбыться в силу того, что украинским властям необходим четвертый транш в рамках программы stand-by. $3,8 млрд, которые правительство рассчитывает получить до конца нынешнего года, — отличный стимул для того, чтобы придерживаться параметров экономики, придуманных для Украины чиновниками МВФ: годовой инфляции и падения ВВП — на уровне 14%; роста безработицы — до 10,7%; бюджетного дефицита — до 8,6% ВВП и т. д.

Правда, в последние недели года прогнозные данные МВФ могут подвергнуться существенной коррекции. Если в ноябре Фонд одобрит перечисление очередных $3,8 млрд, в сумме Украина будет располагать $14,3 млрд из обещанных $16,5 млрд. Оставшиеся $2,2 млрд — не такая уж и большая сумма, чтобы ради нее выполнять все ранее заявленное.

Вы здесь:
вверх