логин:    пароль: Регистрация
Вы здесь:
  
Крепкая единица Костантин КРАВЧУК - «Контракты» №42-43 Октябрь 2009г.

Уже полгода американская валюта постепенно дешевеет. С 5 марта по 14 октября курс евро к денежной единице США повысился на 18,5% — с 1,25 USD/EUR до 1,49 USD/EUR. Судьба доллара все больше волнует мировые финансовые рынки, вызывая временами приступы легкой паники.


К примеру, после появления в британской газете The Indpendent статьи о планах арабских стран отказаться от нацвалюты США в расчетах за нефть курс американского дензнака за один день обвалился на 0,7%. Неужели длившееся более полусотни лет господство доллара заканчивается? Не все так просто. Если денежная единица Штатов и обречена, ее закат еще далеко.

Мир некрепких валют

Основные претензии к американской валюте: долларовая масса, наводнившая мир в последние десятилетия, огромна, а способность США поддерживать стабильность своей финансовой системы под вопросом. Госдолг страны стремительно растет: с сентября 2008-го его сумма увеличилась на $2,3 трлн — до $11,9 трлн, или 83% ВВП (по состоянию на 09.10.2009). Заемные средства привлекаются для покрытия дефицита госбюджета. А он в минувшем финансовом году (с 1 сентября 2008-го по 1 сентября 2009-го) стал рекордным со времен Второй мировой войны — $1,4 трлн, или 9,9% ВВП.

Эти цифры кажутся огромными. Но только если не сравнивать их с показателями других государств, которые также эмитируют свободно конвертируемые валюты. В частности, 1 января 2009 года суммарный госдолг 16 стран еврозоны был ненамного меньше, чем в США, — EUR6,4 трлн ($9,6 трлн по текущему курсу), или 69,1% ВВП. По итогам года эта сумма существенно увеличится. Ожидается, что к концу 2009-го госдолг Франции вырастет до 73,9% ВВП, Германии — 79% ВВП, Италии — 110% ВВП.

Неудивительно, масштабные программы денежных вливаний для поддержки экономики осуществляют не только Штаты, но и страны ЕС. По оценке Еврокомиссии, в 2009 году консолидированный дефицит госбюджета в странах еврозоны превысит 5% ВВП. При этом начавшееся восстановление экономики не означает, что правительства вернутся к жизни по средствам: в 2010-м дефицит, напротив, увеличится до 6,5% ВВП. К докризисному целевому уровню — не выше 3% ВВП — европейские страны планируют прийти только в 2012 году.

Сравнение с другими государ-ствами может дать еще более поразительные результаты. Поклонникам фунта стерлингов стоит учесть, что дефицит казны в Великобритании в этом году ожидается на большем уровне, чем в США, — 12% ВВП (GBP220 млрд), причем госдолг этой страны в начале 2009-го достигал 51,9% ВВП. А долг Японии выглядит просто громадным — по прогнозам, к концу этого года он увеличится с 196% ВВП до 219% ВВП.

Многие экономисты уверены в том, что в последние годы денежная масса в США увеличивалась слишком быстро, что привело к чрезмерному росту долгов и надуванию пузырей. Однако интересно, что сумма евро в обращении увеличивалась даже быстрее. По данным Европейского центрального банка (ЕЦБ), с января 1999 года (дата введения евро) по август 2009-го денежная масса (М2) выросла на 107% — с EUR3,953 млрд до EUR8,169 млрд. Увеличение аналогичного показателя для американского дензнака за этот период составило только 88%

(с $4,424 млрд до $8,298 млрд). По отношению к размеру экономики масса долларов значительно меньше, чем евро: 58% ВВП в США по сравнению с 86% ВВП в Европе. Объяснить стремительный рост европейской валютной массы расширением еврозоны в период с 1999 по 2008 год невозможно. Доля новых стран (Греция, Кипр, Мальта, Словакия и Словения) в ВВП еврозоны не превышает 6–7%. Но почему же тогда доллар дешевеет, а евро дорожает, так же как и другие ведущие мировые валюты?

К равновесному значению

Ослабление американской валюты в этом году связано не столько с фундаментальными, сколько со среднесрочными факторами. Во-первых, курс денежной единицы Соединенных Штатов возвращается к своему докризисному уровню в результате восстановления экономики. «Падение доллара — результат растущего доверия. Денежная единица США выросла на пике финансового кризиса, когда паникующие инвесторы искали тихую гавань в Америке, а теперь доллар снова падает, когда страхи ушли», — полагает Пол Кругман, профессор Принстонского университета и Нобелевский лауреат по экономике 2008 года. У инвесторов снова появился аппетит к риску, и капиталы вновь возвращаются на рынки, способные дать больше прибыли. Речь идет не только о Китае, Индии, Бразилии и других развивающихся странах. Базовая процентная ставка в США сейчас одна из самых низких в мире — от 0% до 0,25% годовых. Поэтому американским инвесторам выгодно вкладывать в еврозоне (где ставка составляет 1% годовых) или, например, в Австралии (3,25%).

Во-вторых, доллар толкают вниз негативные ожидания. Размеры госдолга США сопоставимы с показателями других стран, но бюджетный дефицит все же больше. Поэтому долг Соединенных Штатов будет расти быстрее, чем, например, в странах Евросоюза, а обслуживать его будет сложнее. Кроме того, у США значительный дефицит текущего счета платежного баланса (то есть импорт товаров превышает экспорт) — в минувшем году он достиг 4,7% ВВП. К примеру, в еврозоне дефицит составил всего 0,7%, в Великобритании — 1,7% ВВП. А в Японии сальдо текущего счета положительно — профицит в 2008 году был равен 3,2% ВВП. Дефицит платежного баланса покрывается притоком капитала из-за рубежа, а это значит, что финансовое благополучие США значительно зависит от поступления иностранных инвестиций и займов. Собственно, проблемы с притоком капитала в страну могут возникнуть в случае перевода торговли нефтью с доллара на другие валюты. При этом выручку от торговли черным золотом страны-поставщики будут инвестировать не в американские активы, а в ценные бумаги других государств. Разумеется, в этом случае курс доллара снизится.

Впрочем, пока негативные ожидания невелики, а паника распространяется лишь в СМИ. Инвесторы реагируют на эти сообщения спокойно. Стоимость 10-летних казначейских облигаций США сохраняется на низком уровне — 3,2% годовых, что примерно соответствует стоимости номинированных в евро облигаций Германии. Это значит, что пока инвесторы не опасаются высокой инфляции в США и верят в сохранение покупательной способности доллара.

Наиболее сильный индикатор роста инфляционных ожиданий — стоимость золота. Летом и осенью этого года котировки драгоценного металла поставили новые исторические рекорды. На 15 октября стоимость декабрьского фьючерса на золото на Нью-Йоркской товарной бирже составляла $1065,5 за тройскую унцию. Однако история свидетельствует, что цена драгметалла — ненадежный предвестник инфляции. К примеру, в январе 1980 года биржевая стоимость золота подскочила до рекордной для того времени отметки — $850 за тройскую унцию. Это произошло на волне паники, связанной с высокой инфляцией, стремительным подорожанием нефти, а также политическими потрясениями — революцией в Иране и вводом советских войск в Афганистан. Но инфляция была вскоре обуздана, доллар значительно укрепился, и в течение следующих двух лет стоимость золота упала до $300.

Дешевый доллар как лекарство

Недорогая национальная валюта помогает уменьшить дисбалансы в экономике США. По этой причине многие в Штатах рассматривают удешевление денежной единицы Америки не как проблему, а как лекарство для экономики. «Правда в том, что падающий доллар — это хорошая новость. Низкий курс валюты выгоден экспортерам США, он помогает нам избавиться от огромного дефицита текущего счета и перейти к более устойчивой позиции во внешней торговле», — считает Пол Кругман. В августе 2009-го внешнеторговый дефицит в США составил всего $30,7 млрд, что в два раза меньше уровня минувшего года.

При этом нужно учесть, что полностью избавиться от дефицита текущего счета внешнеторгового баланса Соединенные Штаты не могут — это участь любой страны, являющейся крупным эмитентом резервной валюты. Этот эффект известен под названием «дилеммы Триффина» (по имени американского экономиста Роберта Триффина). Его суть в следующем: когда государства создают запасы резервной валюты, они могут направить их на хранение только в финучреждения страны — эмитента валюты — таковы принципы работы банковской системы. Это создает постоянный избыточный приток капитала в страну-эмитент, который может быть компенсирован только с помощью избыточного импорта. Однако со временем это приводит к росту внешних долгов, а страна-эмитент привыкает жить не по средствам. В результате доверие к резервной валюте начинает падать, что может способствовать снижению ее курса.

Перемены займут десятилетия

Пол Кругман призывает власти США не останавливать денежные вливания, чтобы поддержать процесс оздоровления американской экономики. Пока руководство Федеральной резервной службы придерживается такого мнения. 8 октября глава ФРС Бен Бернанке заявил, что программы финансовой поддержки экономики будут продолжаться. Регулятор готовится к ужесточению денежно-кредитной политики, но когда это произойдет — неизвестно.

Если финансовые вливания будут продолжаться слишком долго, в течение следующих трех-пяти лет доллар может обрушиться — в результате всплеска инфляции в США и потери доверия к национальной валюте. Впрочем, в начале 1980-х годов американские власти смогли обуздать инфляцию, достигавшую 9–10% в год, и добиться существенного укрепления курса доллара.

Более того, даже если власти США допустят ошибки в денежном регулировании, поддерживать стабильность доллара будут другие страны. Резкое укрепление американской нацвалюты невыгодно основным торговым партнерам и конкурентам Штатов. «При нынешнем курсе для всех промышленных компаний, которые несут расходы в евро, ситуация становится очень сложной. Мы можем только призвать монетарные власти уделить внимание этому, поддержав стабильность валютных курсов», — сетует Фабрис Брегье, исполнительный вице-президент европейского авиапроизводителя Airbus. «Текущий уровень — около 90 JPY/USD— довольно болезненный. Думаю, иена должна быть чуть слабее», — поддерживает данную точку зрения Юкитоши Фуно, исполнительный вице-президент корпорации Toyota Motor. В октябре Южная Корея, Тайвань и другие страны уже провели интервенции, чтобы остановить укрепление национальных валют по отношению к доллару и поддержать своих производителей.

Перемены в международной финансовой системе неизбежны — слишком многие государства недовольны доминированием США и обеспокоены рисками возможного обесценивания доллара. Но изменения займут десятилетия. Неслучайно даже нашумевшая статья в The Independent относит планы стран Персидского залива по отказу от доллара только на 2018 год. У инициаторов перемен есть выбор: либо изобрести международную резервную валюту, которая будет управляться группой государств, либо найти новое средство накопления среди национальных денежных единиц. Как создать пользующуюся доверием и платежеспособную международную валюту, пока не ясно. А любая другая денежная единица, которая сменит доллар, с высокой вероятностью затем повторит его судьбу — в соответствии с «дилеммой Триффина».

Пока у доллара нет равнозначного конкурента. Доля евро в международных резервах растет, но у этой валюты есть серьезный недостаток: ею управляет союз из полутора десятков стран, которые имеют различные интересы. «Доллар будет существовать и через 30 лет, судьба евро не настолько очевидна», — отмечает комментатор The Financial Times Мартин Вульф. А Китаю, чтобы превратить юань в резервную денежную единицу, нужно сначала сделать его свободно конвертируемой валютой, открыть финансовые рынки и продемонстрировать умение поддерживать долгосрочную стабильность своей монетарной системы. Пока же стремление властей США решить проблемы национальной экономики с помощью денежных вливаний, скорее всего, может спровоцировать не падение доллара, а общемировую инфляцию, в ходе которой подешевеют все валюты.

Кончина доллара

Пришло время судьбоносных перемен в истории Ближнего Востока. Арабские государства Персидского залива, Китай, Россия, Япония и Франция намерены прекратить использование доллара США в расчетах за нефть. Американскую денежную единицу заменит валютная корзина, включающая японскую иену, китайский юань, евро и общую валюту стран GCC (Совета сотрудничества арабских государств Персидского залива).

Министры финансов и главы центробанков России, Китая, Японии и Бразилии уже провели секретные совещания, целью которых была разработка новой схемы расчетов. Очевидно, цены на нефть больше не будут устанавливаться в долларах. Наличие таких планов подтверждают источники в арабских странах и китайском банковском секторе в Гонконге. Существование этого проекта помогает понять причины недавнего скачка цен на золото. К тому же предвещает грандиозный исход с долларовых рынков в течение девяти лет. Американцам об упомянутых встречах уже известно. Они еще не знают подробностей, но наверняка будут бороться с международным заговором, в который вошли такие ранее преданные союзники Вашингтона, как Япония и страны Персидского залива. На этом фоне Сунь Бигань, бывший специальный посол Китая на Ближнем Востоке, предупредил о возможном возникновении разногласий между КНР и США. Причиной проблем он назвал нефтяные интересы и разделение влияния на Ближнем Востоке. «Споры и столкновения неизбежны, — заявил Сунь Бигань журналу Asia and Africa Review. — Энергетические интересы и соображения безопасности не позволяют нам ослабить бдительность по отношению к противостоянию на Ближнем Востоке». Звучит как тревожное предвестие экономической войны между Соединенными Штатами и Китаем из-за ближневосточной нефти. Региональные конфликты вновь превратятся в борьбу за превосходство между великими державами.

Все идет к тому, что КНР станет потреблять больше нефти, чем США, из-за менее эффективного расходования энергии. Источники в банковских кругах допускают, что переходной валютой в случае отказа от доллара станет золото. Представить, насколько велики суммы, о которых идет речь, можно глядя на богатство Абу-Даби, Саудовской Аравии, Кувейта и Катара. Совместно им принадлежит около $2,1 трлн в золотовалютных резервах.

Президент Всемирного банка Роберт Зеллик косвенно признал ослабление американской экономической мощи в условиях мировой рецессии. «Одним из последствий нынешнего кризиса может стать признание изменений, произошедших в экономических отношениях», — заявил он в Стамбуле накануне заседаний МВФ и ВБ. Вот и недавние секретные встречи с участием государств Персидского залива спровоцированы именно растущей финансовой мощью Китая. А также тем, что вмешательство США в функционирование международной финансовой системы раздражает нефтедобытчиков и потребителей нефти.

Интерес к сотрудничеству с использованием недолларовых платежей уже проявили Бразилия и Индия. Впрочем, из всех влиятельных держав с наибольшим энтузиазмом к новой системе расчетов относится Китай. Это не в последнюю очередь обусловлено впечатляющей активностью торговых отношений Поднебесной со странами Ближнего Востока. 60% потребляемой Китаем нефти — импорт. Большинство поставок идут с Ближнего Востока и России. Китайцы вошли в иракскую нефтяную концессию, которая до текущего года была заблокирована Соединенными Штатами. В 2008 году Пекин заключил с Ираном сделку на $8 млрд, предполагающую развитие нефтеперерабатывающих мощностей и газовых ресурсов. Подписаны соглашения с Суданом, в которых Китай занял место США. Идут переговоры о нефтяных концессиях с Ливией, где все подобные контракты заключаются на уровне совместных предприятий. В каждой из стран Ближнего Востока не менее 10% импорта приходит из Китая. Это широчайший ассортимент товаров: от автомобилей до оружия, продуктов питания, одежды и даже детских игрушек. Признавая растущую финансовую мощь КНР, президент Европейского центробанка Жан-Клод Трише умолял Пекин позволить юаню вырасти в цене по отношению к слабеющему доллару. Это уменьшило бы зависимость Китая от американской денежной политики и помогло бы уравновесить мировую экономику, а также снизить растущее давление на евро.

Со времен подписания Бреттон-Вудских соглашений — когда после Второй мировой войны была разработана структура современной международной финансовой системы — Вашингтон контролировал действия торговых партнеров США. В последствии ситуацию усугубила гегемония доллара, ставшего господствующей мировой резервной валютой. В Китае, к примеру, считают, что американцы удерживают Великобританию от присоединения к еврозоне, пытаясь предотвратить отход от доллара. Однако в китайских банковских кругах полагают, что воспрепятствовать этому уже невозможно — переговоры зашли слишком далеко. «Со временем русские добавят к валютной корзине рубль, — заявил газете The Independent известный гонконгский брокер. — Британцы застряли между европейской денежной единицей и долларом. Выбора нет, им придется присоединиться к еврозоне, поскольку рассчитываться за нефть американской валютой они уже не смогут».

Источники в китайских банковских кругах считают, что президент Барак Обама слишком занят попытками оздоровить экономику США и не сможет сосредоточиться на чрезвычайных последствиях отказа от доллара, который предположительно произойдет через девять лет. Участники переговоров о переходе на новую валюту намерены реализовать свой замысел к 2018 году.

Представители Соединенных Штатов обсуждали эти тенденции с участниками саммита Большой двадцатки в Питсбурге; глава китайского центробанка и другие чиновники уже несколько лет во всеуслышание выражают беспокойство по поводу доллара. Проблема в том, что большая часть их национальных богатств завязана на долларовые активы. «Эти планы видоизменят международные финансовые сделки, — говорит один из китайских банкиров. — Америка и Британия, вероятно, всерьез обеспокоены. О том, насколько велико их беспокойство, вы узнаете по грому возражений, вызванному последними новостями».

В конце прошлого месяца Иран объявил о переводе валютных резервов из долларов в евро. Банкиры, конечно, помнят последний случай, когда ближневосточная нефтедобывающая страна изъявила желание продавать нефть за евро, а не за доллары. Через несколько месяцев, после того как Саддам Хусейн объявил о таком решении, Британия ввела войска в Ирак.

Роберт Фиск

По материалам газеты The Independent

Перевод Марии БОНДАРЬ, Контракты

Вы здесь:
вверх