логин:    пароль: Регистрация
Вы здесь:
  
Минус один Елена ШКАРПОВА - «Контракты» №1-2 Январь 2010г.

2010-й начался для Украины ударно — со сделки, которая, скорее всего, останется главной в этом году. Контрольный пакет металлургической корпорации «Индустриальный союз Донбасса» продан. Теперь группа инвесторов, возглавляемая российским бизнесменом Александром Катуниным, владеет 50% + 2 акции. Акционерами корпорации остались председатель совета директоров ИСД Сергей Тарута и генеральный директор Олег Мкртчан. Виталий Гайдук выбыл из бизнеса, продав свои акции.


Как продавался ИСД

Впервые информация о продаже меткорпорации появилась в 2007 году. Тогда ИСД объявил о начале переговоров с российской компанией «Металлоинвест» Алишера Усманова. Спустя полгода поползли слухи о том, что Индустриальный союз может объединиться с другой российской структурой — «Евраз» Романа Абрамовича. Корпорация видела в Металлоинвесте надежного партнера, способного обеспечить ее железорудным сырьем (ИСД, не имея собственной ресурсной базы, вынужден закупать сырье). Для Металлоинвеста сделка с украинцами тоже была выгодной, ведь компании принадлежит несколько крупных российских ГОКов, но она нуждается в мощностях по выплавке стали. Переговоры с Евразом начались в середине 2007-го, как раз тогда, когда Виталий Гайдук решил уйти из металлургического бизнеса, получив наличные за свои акции. У совладельца ИСД — Сергея Таруты — таких денег не было, и бизнесмены начали поиски покупателя. Одним из претендентов на покупку доли Гайдука в ИСД стала компания «Евраз»: она как раз планировала приобрести в Украине метпредприятие.

В итоге ни переговоры с Евразом, ни планы с Металлоинвестом ни к чему конкретному не привели. В начале 2008-го ИСД и Металлоинвест заявили об отказе от сделки. «Поглощения корпорации «ИСД» Евразом или Металлоинвестом не произошло, поскольку российские компании имели высокую долговую нагрузку и фактически не имели средств для крупной покупки», — говорит аналитик BG Capital Евгений Дубогрыз. По его данным, ожидаемый показатель долговой нагрузки Евраза (отношение чистого долга к EBITDA) на конец 2010 года составит 3, сумма чистого долга — $7,4 млрд. Это означает, что в течение ближайших нескольких лет компании придется работать только на погашение своих кредитов, с минимальными размерами инвестиций. Сумма задолженности Металлоинвеста перед кредиторами — около $5 млрд.

Впрочем, Евраз все-таки купил несколько украинских металлургических активов: в конце 2007-го состоялась сделка по продаже меткомпаний группы «Приват». Частично Евраз расплатился с Приватом деньгами, частично — собственными акциями.

В II полугодии 2008-го мировые цены на металлопрокат обвалились вдвое. Еще хуже дела обстояли в январе–феврале 2009-го, когда все денежные ресурсы, заработанные в ушедшем году, иссякли. На метзаводах начались массовые увольнения, некоторые компании сократили рабочую неделю и отправили сотрудников в длительные отпуска без выходного пособия.

На предприятиях Индустриального союза Донбасса можно было наблюдать ту же картину. До кризиса на Алчевском меткомбинате трудились порядка 15 тыс. человек. С обвалом металлорынка на АМК сначала сократили расходы на капитальные инвестиции и уволили несколько сотен строителей, позднее начались увольнения рабочих с основного производства. Волна сокращений прокатилась и по иностранным заводам ИСД. В апреле 2009-го потеряли работу 300 рабочих венгерского метзавода Dunaferr, принадлежащего ИСД, еще с сотней сотрудников не продлили контракт.

О том, как существенно ухудшилось финансовое положение корпорации «ИСД» за последний год, можно судить, например, по финансовой отчетности Алчевского металлургического комбината, входящего в группу. По данным Агентства по развитию инфраструктуры фондового рынка Украины, в 2008 году чистый убыток АМК составил 350 млн грн (до этого компания стабильно получала прибыль). Чистая прибыль Алчевского коксохимического завода, также принадлежащего ИСД, в 2008-м сократилась почти в 10 раз — с 229,7 млн грн до 28,4 млн грн.

Долг корпорации

Возможная причина продажи ИСД — высокий уровень долговой нагрузки, с которым корпорация не может справиться самостоятельно. Индустриальный союз Донбасса должен многим украинским и западным банкам. По информации ОТП Банка (Украина), три года назад финструктура выдала ИСД кредит (сумму займа в финучреждении не разглашают). В 2009 году долг был реструктуризирован, и, согласно официальной информации банка, заемщик не был внесен в разряд проблемных. Но, по словам источника в ОTП Банке, материнский ОТР Bank (Венгрия) также выдал кредит ИСД. Финструктуре пришлось не один, а два раза реструктуризировать эту задолженность, причем на все более и более лояльных условиях по отношению к заемщику.

Крупные кредиторы ИСД — Европейский банк реконструкции и развития и Международная финансовая корпорация (IFC). По данным открытых источников, в конце 2007 года IFC выделила ИСД кредит на сумму $100 млн и пообещала организовать синдицированный заем от других финучреждений еще на $250 млн. Деньги планировалось направить на модернизацию заводов и реализацию экологических программ. Но по информации IFC, сегодня ИСД должен банку не $100 млн, а $200 млн, причем по двум разным кредитам. В IFC отказались комментировать, каким образом долг корпорации увеличился в два раза.

Европейскому банку реконструкции и развития ИСД должен $112 млн. В 2007 году ЕБРР выделил кредит специально созданной проектной компании «Экоэнергия», принадлежащей ИСД, для строительства когенерационной установки на Алчевском меткомбинате (установка помогла бы АМК минимизировать расходы на электроэнергию). Первоначальная сумма займа — $150 млн, причем ИСД планировал софинансировать этот проект. Но по словам директора украинского офиса ЕБРР Андре Куусвека, в прошлом году банк и корпорация пересмотрели условия сделки, сумма займа была уменьшена до $112 млн, и решено в рамках проекта строить не две турбины, как планировалось, а одну. Сроки реализации проекта были сдвинуты с 2009-го на конец 2010 года. По информации источника в ЕБРР, сам проект переведен в разряд проблемных: сейчас им занимается не киевский офис банка, а лондонский.

Сегодня, по данным Андре Куусвека, ИСД ведет переговоры с 40 банками-кредиторами о масштабной реструктуризации своей задолженности, создан даже специальный комитет кредиторов меткорпорации.

По информации рейтингового агентства Fitch, общий долг Индустриального союза Донбасса на конец III квартала 2008-го равнялся $3,3 млрд. По расчетам Fitch, с октября 2008-го по октябрь 2009-го корпорации необходимо было погасить $500 млн кредитов (за весь 2009-й — $400 млн). В конце 2008-го агентство ожидало сокращения выручки и EBITDA компании «ИСД» на 50%. В этом случае показатель EBITDA достиг бы $910–950 млн.

Аналитики Fitch предупреждали, что уже в 2009 году у ИСД возникнут серьезные проблемы с погашением долгов. EBITDA корпорации за минувший год могла составить не $900 млн, а $800 млн. В начале 2009-го эксперты Fitch считали, что вероятность снижения дохода корпорации до такого уровня достаточно велика. При такой выручке показатель чистого долга к EBITDA составил бы 3,5. Но условиями выпуска еврооблигаций ИСД с погашением в сентябре 2010 года предусматривается, что предельный уровень чистого долга к EBITDA составляет 2,6. Это означает, что если показатель превысит 2,6, то держатели еврооблигаций, а также другие кредиторы ИСД могут потребовать от корпорации немедленного погашения всех ее долгов. Нередко такие ситуации приводят к банкротству компаний. «Впрочем, в конце III квартала 2008 года у ИСД был неплохой запас прочности — объем наличности в корпорации составлял около $600 млн», — рассказывает Евгений Дубогрыз. При этом, по данным открытых источников, кредиторы пока не предъявляли к ИСД требований немедленно погасить долги.

Реальное финансовое положение и уровень задолженности ИСД сегодня неизвестны: Fitch и Moody’s в 2009 году прекратили сотрудничество с корпорацией, а именно эти агентства были единственными публичными источниками информации о положении дел в меткорпорации.

Александр Пилипенко, вице-президент консорциума «Индустриальная группа», управляющего активами ИСД, отрицает тот факт, что корпорация была продана за долги. «Причем тут долги? Продавались акции, и их продавала не корпорация, а ее акционеры. Долги ИСД не имеют никакого отношения к сделке», — заявил он в интервью Контрактам.

Тем не менее обычно задолженность компании имеет самое прямое отношение к ее акционерному капиталу. В случае если компания не может расплатиться по своим обязательствам, кредиторы могут инициировать процедуру банкротства, для того чтобы взыскать задолженность в судебном порядке. Но если акционеры не желают допускать банкротства предприятия, они могут позволить кредиторам купить акции компании по дешевке в обмен на уменьшение суммы долга.

До недавнего времени в СМИ высказывались предположения о том, что за новыми акционерами ИСД стоят российские металлургические группы «Евраз» и «Металлоинвест». Однако, по словам Александра Пилипенко, новые акционеры меткорпорации — финансовые инвесторы и не имеют никакого отношения к российским металлургам. Этим топ-менеджер косвенно подтверждает финансовые трудности в ИСД. Иначе зачем ее владельцы искали бы финансовых инвесторов, а не стратегических? К тому же новые совладельцы Индустриального союза Донбасса планируют ввести в корпорацию независимых директоров. В самой компании эти планы объясняют тем, что теперь, когда ее акции распылены между многими акционерами, независимые директора будут блюсти интересы миноритариев. Кроме того, независимые директора, как правило, приглашаются для лучшего управления финансовыми потоками предприятия, а также для антикризисного менеджмента, который, вероятно, необходим ИСД.

Новые портфельные инвесторы Индустриального союза Донбасса, каждому из которых теперь, по словам Александра Пилипенко, принадлежит не более 25% акций, обладают не столько крупным капиталом, сколько хорошими связями в финансовом мире. Сделка с ИСД частично финансировалась за счет Внешэкономбанка, который выделил кредит покупателям пакета акций. Выходит, для инвесторов не составило труда уговорить крупный российский банк профинансировать сделку. Во Внешэкономбанке Контрактам отказали в комментариях продажи пакета ИСД.

Кэш важнее активов

Впрочем, дело может быть вовсе не в долгах ИСД. Экс-совладелец корпорации Виталий Гайдук давно планировал покинуть компанию. Более того, говорят, что он не очень-то и занимался ее делами. Еще в 2001 году в одном из интервью Сергей Тарута рассказал о том, что Виталий Гайдук «никогда не возглавлял и не работал в корпорации «ИСД». Последние 10 лет Виталий Гайдук занимал многие высокие должности, в том числе министра топливно-энергетического комплекса, вице-премьера, секретаря СНБОУ.

Последняя информационная волна о продаже доли Виталия Гайдука прошла в начале 2008-го, когда бизнесмен был назначен главой группы штатных советников при премьер-министре Юлии Тимошенко. Но найти покупателя, готового заплатить за акции наличными, оказалось непросто.

До продажи ИСД бизнесмену принадлежали около 33% акций ИСД. Такими же пакетами акций владели Сергей Тарута и Олег Мкртчан. При сделке с Александром Катуниным и Ко Виталий Гайдук полностью продал свой пакет акций. Сергей Тарута и Олег Мкртчан теперь владеют 25% -1 акция каждый.

Инвесторы купили часть металлургической корпорации «ИСД» (подробнее о проданных активах см. «Что купили русские»), но остальные активы группы остались у ее прежних собственников. Виталия Гайдука по-прежнему связывают с медиабизнесом: холдингами «Эволюшн Медиа» и «Медиа Инвест Групп». Гайдуку и Таруте принадлежат австралийская компания по добыче бокситов Cape Alumina, металлотрейдер УГМК, промышленно-строительные компании «Укрстальконструкция» и «Азовинтекс».

 

Жизнь после продажи

Александр Пилипенко, вице-президент консорциума «Индустриальная группа» (управляет активами корпорации «ИСД»), рассказал Контрактам о подробностях сделки по продаже акций корпорации

 

Эксперты считают, что корпорация «ИСД» продана за долги. Так ли это?

— Долги ИСД тут ни при чем, ведь продавались акции, а акциями владеет не корпорация, а ее акционеры. Один из акционеров вышел, продал свою долю, это никакого отношения к долгам не имеет. Кроме того, многие сейчас говорят о том, что якобы 50% корпорации купил некий швейцарско-российский концерн. Это недостоверная информация. На самом деле акции приобрела группа компаний, причем в этой группе никто не имеет более 25% акций, ни у кого нет блокирующего пакета. Также блокирующим пакетом акций не владеет ни один из действующих акционеров ИСД. При этом, следует особо подчеркнуть, что покупатели не аффилированы между собой.

Говорят, новые акционеры ИСД действуют в интересах российских бизнесменов Алишера Усманова и Романа Абрамовича, это правда?

— Выдумка дилетантов. Никто из акционеров (ни юридических, ни физических лиц), которым принадлежат акции предприятий какого-либо металлургического холдинга в России, не является участником этой сделки.

Какова роль в сделке российского Внешэкономбанка и принадлежащего ему Проминвестбанка? Есть ли у ИСД долги перед этими банками?

— Нет, эти банки никогда не кредитовали ИСД (по информации Проминвестбанка, ПИБ выдал кредит ИСД на сумму $50 млн, который ныне погашается корпорацией. — Прим. ред.). Внешэкономбанк финансировал покупателей в этой сделке, он выдавал им кредиты для покупки долей в ИСД. Частично покупатели использовали собственные деньги, частично их кредитовал ВЭБ. Однако прямым покупателем банк не является, это абсолютно не его функция.

Как давно готовилась сделка? Как повлиял кризис в металлургической отрасли на переговоры?

— Сделка готовилась с февраля прошлого года. Естественно, будущие покупатели смотрели на динамику производственных показателей, были в курсе антикризисных мер, которые предпринимала компания. Они учитывали потенциальные возможности корпорации, оценивали возможные точки роста. Мы были предельно открыты, новые участники знают как все достоинства, так и огрехи компании.

Виталий Гайдук вышел из состава акционеров ИСД?

— Да.

У акционеров ИСД есть и другие бизнесы, которые не связаны с металлургией: например Гданьская судоверфь, медиаструктуры. Были ли проданы эти активы?

— Нет, в сделку вошли только металлургические активы ИСД.

Корпорация собирается ввести независимых директоров в правление. С какой целью?

— Все предельно просто: акционеры приглашают в совет директоров независимых директоров для баланса интересов всех собственников. Если часть директоров будет действовать в пользу одного из акционеров, то другая будет в этом не заинтересована. Вовлечение независимых директоров необходимо для того, чтобы уравновешивать спорные моменты (при управлении компанией. — Прим. ред.).

Что получила корпорация благодаря этой сделке?

— Не нужно путать интересы корпорации и интересы акционеров корпорации. ИСД ничего не продавала, просто часть ее активов купили новые акционеры. Что они будут делать с активами, лучше спрашивать у них, я не могу это комментировать. Возможно, будет усовершенствована система корпоративного управления, новые акционеры помогут компании выйти на новые рынки, расширят возможности целевого финансирования. Однако этому будет предшествовать собрание акционеров, на котором обозначат новые стратегические цели.

 

Интервью с кредитором

Директор киевского офиса Европейского банка реконструкции и развития Андре Куусвек рассказал Контрактам о том, что сейчас ИСД реструктурирует свой долг перед 40 банками

 

Какие кредиты ЕБРР выдавал корпорации ИСД?

— В 2007 году Европейский банк реконструкции и развития предоставил кредит компании «Экоэнергия» — специальной проектной компании, являющейся дочерней структурой корпорации «ИСД» и Алчевского металлургического комбината (принадлежит ИСД. — Прим. ред.). Заявленная сумма кредита — $150 млн, цель — строительство когенерационной установки на Алчевском меткомбинате. Установка будет использовать газообразные отходы АМК и коксовые газы, вырабатываемые Алчевским коксохимическим заводом, для производства электроэнергии. ИСД должен был софинансировать этот проект. Но поскольку в прошлом году корпорация испытывала определенные финансовые трудности, общая стоимость проекта была снижена, а сроки реализации проекта — сдвинуты. Теперь планируется, что в составе когенерационной установки будут запущены не две турбины, а одна. Сегодня сумма проекта составляет $112 млн, турбина должна быть запущена в конце 2010 года.

Кто купил ИСД — Внешэкономбанк или все-таки группы «Евраз» и «Газметалл», на которых сегодня ссылаются многие СМИ?

— Мы заранее знали, что ИСД ведет переговоры о продаже пакета акций. Однако мы пока не можем комментировать детали сделки.

Какова общая сумма долга ИСД перед кредиторами?

— Не могу сказать. Сейчас корпорация ведет переговоры о реструктуризации своей задолженности перед 40 банками. ЕБРР — один из них, однако мы не входим в комитет кредиторов.

Как продажа ИСД повлияет на деятельность компании?

— Сегодня мы нейтрально оцениваем эту сделку. Позитивные стороны транзакции в том, что в результате продажи корпорация может получить доступ к российскому сырью. Кроме того, новые акционеры могут помочь компании с финансированием.

Вы здесь:
вверх