логин:    пароль: Регистрация
Вы здесь:
  
Чужими глазами Елена СТРУК - «Контракты» №33-35 Август 2010г.

Братья Кличко — кумиры не только украинцев. Спортсмены снялись в рекламе Hugo Boss, Ferrero, Schwarzkopf & Henkel. За личной жизнью Кличко-младшего пристально следят западные таблоиды, смакуя подробности его романов, а телеканал Discovery приглашает его в качестве гостя передачи. Наш на Discovery! Молодой, успешный, богатый и знаменитый — лучшая реклама Украине.


В этом улыбающемся парне, свободно владеющим немецким и английским, иностранцу сложно разглядеть украинца — жителя далекой, унылой и, наверное, полудикой страны, где взорвалось что-то опасное, которая находится то ли в Африке, то ли в Азии. К такому распространенному мнению добавляются и другие, например, о том, что Украина — территория плодородных земель, но чересчур аграрная и без всякой индустрии. Страна с трудновыговариваемыми фамилиями и забавными названиями городов, с хорошей водкой и неплохим пивом, небунтарская и спокойная.

Многие представления об Украине почерпнуты из кино. Самые именитые режиссеры и сейчас формируют образ нашей страны. Только их консультанты, кажется, оперируют фактами, которые удалось вытащить из памяти бабушек, покинувших родину десятки лет назад. Или, что хуже — полицейскими сводками. Если вы смотрели картину итальянского режиссера Джузеппе Торнаторе «Незнакомка», то подумали бы, что украинки — это женщины, которые в поисках лучшей жизни за границей обязательно становятся проститутками.

В кино украинцы — не только жертвы, но и злодеи. В одной из частей фильма «Миссия невыполнима» некий гражданин Украины по фамилии Голицын из КГБ пытается украсть списки секретных агентов США. Есть и свежие примеры. Главный торговец оружием в «Оружейном бароне» по сценарию тоже украинец. Кино новое — стереотипы старые. В «Перевозчике-3» Люка Бессона некая компания выкрала дочку украинского министра экологии, чтобы тот дал официальное разрешение на утилизацию ядерных отходов в Украине. Здесь, конечно, Бессон недоработал. Скорее всего, компании для решения этого вопроса пришлось бы похитить всю Верховную Раду. Если бы режиссер проконсультировался с американской Holtec, которая еще в 2004 году выиграла тендер на строительство хранилища, то знал бы, что даже спустя шесть лет компании так и не удалось начать строительство.

Поэтому нечему удивляться, когда консульский отдел какого-нибудь посольства отказывает в визе украинскому гражданину. Вот уж где точно начинаешь ощущать психологический дискомфорт от своей национальности. «Одна или несколько стран ЕС думают, что вы представляете опасность для правопорядка Евросоюза» — так объяснили сотрудники немецкого посольства отказ в выдаче визы 24-летней киевлянке, собравшейся в волонтерский лагерь в Германии.

Впрочем, спасибо западным режиссерам и на том, что не забывают нас, хотя и часто путают с русскими. Как и многие иностранцы. Это самый распространенный стереотип об Украине на Западе. Наверное, только шотландцам можно легко объяснить, в чем же разница между русским и украинцем.

— Ты — русский? — спрашивает Питер (он шотландец, работает на одну из крупнейших вискокурен Шотландии).

— Я — украинец, — возмущенно отвечает Алексей (он сомелье одного из украинских отелей).

— А есть разница? — допрашивает Питер.

— Представь себе, если бы я тебя назвал англичанином, понимаешь? — возмущается Алексей.

— О, прости меня! — еще несколько минут Питер не перестает извиняться, искренне сожалея о своей оплошности.

«Украину действительно не всегда выделяют в отдельное государство, несмотря на все наши старания. Но, безусловно, про­изошли события, отметившие ее на политической карте. В современной истории — это события 2004 года», — говорит Антон Усов, ведущий советник ЕБРР. Тогда об Украине заговорили как о независимом государстве, как о части Европы. Но с тех пор не произошло ничего, что снова так сильно привлекло бы внимание к этой стране в мире, говорит Ник Пьяцца, генеральный директор BG Capital. Более того, отношение к Украине становится все равнодушнее.

Неоднозначное восприятие Украины и у иностранных предпринимателей. С одной стороны, инвесторы, работающие со странами Восточной Европы, все еще видят в Украине потенциал. «Они и сейчас ожидают, что государство будет развиваться так же, как Польша и Чехия», — признает Ник Пьяцца. Хотя энтузиазм иностранцев по поводу того, что Украина — страна возможностей, где гарантированы сверхприбыли и быстрые карьеры, поубавился еще до кризиса. Пик доходности инвестиций пришелся на начало 2000-х годов.

С другой стороны, по словам Сергея Лесика, совладельца компании «Гейнсфорт», Украина выглядит нединамичным и в какой-то мере отсталым государством. Местная экономическая ситуация кажется очень вязкой, отчасти из-за постоянно меняющегося законодательства. Инвесторы не могут понимать и до конца контролировать украинские риски, ведь для того чтобы вести здесь бизнес, «нужно знать, с кем договариваться». Из 180 стран, участвующих в рейтинге коррупции, Украина занимает 149-е место. Компанию ей составляют Кения, Камерун и Зимбабве. Наверное, не стоит в незнании географии винить иностранцев, ассоциирующих Украину с Африкой.

Сергей Лесик, который еще по окончании школы переехал из Донецка в Москву, уже больше десяти лет живет в Лондоне. После событий 2004 года он вернулся в Украину, чтобы организовать здесь бизнес. «На Западе бытует мнение, что в Украине хорошо продается только водка и бензин. Поработав в этой стране, я понял, что местные потребители действительно консервативны, поскольку очень экономно относятся к деньгам. Стереотип, существующий на Западе, конечно, слишком утрирован, но отчасти оправдан», — говорит Сергей Лесик.

«Недоразвитость» рынка превратилась в маркетинговый рай. Украинский рынок — как подросток: потребитель неискушен, верит рекламе, хоть и жалуется на ее надоедливость. Иностранные маркетологи удивляются, насколько велик здесь отклик на промоакции, особенно в регионах. «Я присутствовала на фокус-группах в разных странах, в том числе в Англии. Там у меня создалось впечатление, что я попала на совещание маркетологов, а не на опрос простых потребителей. Украинские покупатели не могут четко, как британцы, сформулировать, что не так в продукте. В «подростковости» украинского рынка есть и плюсы, и минусы. С одной стороны, потребитель открыт, а с другой — может быстро потерять лояльность к продукту, увлекаясь другим», — объясняет директор по маркетингу Крымской водочной компании Виктория Цомая, которая большую часть своей карьеры провела вне Украины.

Зачастую Украина, говорит Джок Мендоза-Вилсон, директор по международным связям и отношениям с инвесторами СКМ, изначально воспринимается негативно, и такое восприятие основано на несвежей информации. Но когда люди приезжают сюда, их представления о стране переворачиваются. Каменный век отменяется.

Вы здесь:
вверх