логин:    пароль: Регистрация
Вы здесь:
  
День нефтяника Виталий ПОРТНИКОВ - «Контракты» №37 Сентябрь 2010г.

Отставка президента крупнейшей российской нефтяной компании «Роснефть» Сергея Богданчикова стала первополосной темой московской деловой прессы — это тот случай, когда отставнику посвящают развороты, а о его преемнике Эдуарде Худайнатове мало что могут сказать, разве что поделиться биографической справкой. Но в отставке Богданчикова, конечно же, интересна не только личность.


Интересна сама стремительность отставки — вот Богданчиков сопровождает премьер-министра Владимира Путина в путешествии по стране и утверждает, что никуда с поста президента Роснефти не собирается, а вот уже Дмитрий Медведев сообщает о решении заменить главу нефтяной компании. Причем происходит это, как будто бы специально, в День нефтяника. И человек, еще недавно ворочавший миллиардами, буквально проваливается в никуда — его преемник в своем поздравлении компании о предшественнике вообще не вспоминает. Зато несколько раз (!) упоминает фамилию вице-премьера Игоря Сечина, которого теперь считают фактическим главой Роснефти.

Упоминание Сечина дает возможность представить себе реальную схему управления российскими корпорациями — как, впрочем, и то, что происходит в ближайшем окружении Владимира Путина. Мы привыкли воспринимать это окружение как сплоченную команду союзников — даже очевидная уже невооруженному глазу борьба между группировками Путина и Медведева кажется сторонникам мифа о «тандеме» фантастикой. Но на самом деле разногласия есть не только между приверженцами президента и премьера. Существует серьезная борьба в окружении самого национального лидера. И когда речь идет о больших деньгах, путинцы забывают о Путине.

Сергея Богданчикова считали менеджером, пользующимся личным доверием бывшего президента и нынешнего премьер-министра. Именно он превратил небольшую государственную компанию в самого сильного игрока на нефтяном рынке России. Однако Игорь Сечин считал, что особой заслуги Богданчикова в этом нет. Ведь Роснефть начала расти не благодаря каким-то особым менеджерским способностям своего руководителя, а потому, что фактически поглотила ЮКОС. По крайней мере, основные нефтеперерабатывающие предприятия разгромленной компании Михаила Ходорковского отошли именно ей. И что, разве в этом заслуга Богданчикова? Конечно же, в этом заслуга Сечина! А потом, когда находившиеся под покровительством вице-премьера Дмитрия Медведева менеджеры Газпрома пытались поглотить Роснефть, разве Богданчиков пытался им помешать? Он скорее выжидал, готовый согласиться с любым мнением власти. А вот Сечин, председатель совета директоров Роснефти, этому поглощению активно противился — и переиграл Медведева, председателя совета директоров Газпрома.

Поэтому у вице-премьера были все основания воспринимать президента Роснефти как случайного человека, которого нужно заменить своим ставленником. Своим — не путинским. Но Богданчиков в своем стремлении сохранить позиции прибег к поддержке другого ближайшего соратника премьера — олигарха Геннадия Тимченко, создателя крупнейшей в мире трейдерской компании по поставкам российской нефти Guvnor и совладельца НОВАТЭКа. «Нефтяной Фирташ» был крайне заинтересован в ослаблении позиций группировки Сечина — и в борьбе за Роснефть, и за влияние на позицию Путина его соратники сошлись в смертельной схватке.

Российские СМИ приводят ряд впечатляющих примеров того, как Сечин топил Тимченко, не давая развиваться бизнесу путинского приятеля. Это и отказ Федеральной антимонопольной службы НОВАТЭКу купить у Тимченко небольшое нефтяное месторождение, и предложение Росприроднадзора отозвать лицензии у компании, которые считаются собственностью олигарха, и отсутствие развития Стройтрансгаза — компании Тимченко, в совет директоров которой входят представители потенциальных потребителей, в том числе и от Роснефти. Но не Богданчиков, а новый президент компании Худайнатов. Впрочем, назвать Худайнатова человеком Тимченко не решаются даже самые близкие друзья олигарха. Скорее всего, Сечин добился отставки Богданчикова в обмен на назначение в компанию компромиссной кандидатуры.

Рассказываю об этом так подробно, чтобы было понятно, как эта система работает. Как на самом деле развивается большой бизнес России. Чтобы никто не думал, что это бизнес. И чтобы никто и мысли не допускал, что это — Путин. Когда речь идет о борьбе группировок, о реальных интересах компаний — как частных, так и государственных — никто и не думает. А Путин? А Путин, как правило, не вмешивается в борьбу своих друзей, предоставляя им возможность выяснить отношения согласно принятым в российской элите понятиям. А вы думали, Янукович такой один?

Вы здесь:
вверх