логин:    пароль: Регистрация
Вы здесь:
  
Чрезвычайные мЭры Виталий ПОРТНИКОВ - «Контракты» №38 Сентябрь 2010г.

Cитуация, складывающаяся в России вокруг московского мэра Юрия Лужкова, с точки зрения интересов собственности подозрительно напоминает борьбу украинской власти с мэром Киева Леонидом Черновецким. И еще раз доказывает все экономическое уродство — и схожесть — стран, в которых вся активность большого бизнеса сосредоточена вокруг власти.


А значит — в столицах. И в результате столицы — на вес золота. Все дороже в Москве и в Киеве, чем в других городах России и Украины — и земля, и недвижимость, и услуги. И, разумеется, коррупционная составляющая услуг местной власти тоже намного дороже.

Конечно, внимательный наблюдатель скажет, что сравнивать Лужкова с Черновецким нельзя. Лужков руководит российской столицей два десятилетия, он давно уже стал политиком федерального уровня, он претендовал на пост премьер-министра страны и поддерживал президентские амбиции Евгения Примакова. А Черновецкий — всего лишь последний мэр Киева, вся структура городского управления — и в клановом плане, и в организационном — была сформирована еще до него. Но все дело в том, что Черновецкий пытался сформировать в Киеве мос­ковскую модель управления городом. Все финансовые потоки сосредотачивались в руках его «молодой команды», как в свое время все московские потоки оказались в руках команды Лужкова. Да, за два десятилетия люди Лужкова постарели, появились даже некие новые фигуры, но в целом команда осталась сцементированной и ориентированной на хозяина. И еще — важным фактором в этой команде была супруга Лужкова Елена Батурина — она настолько яркий образ управления Москвой, что если бы ее не было, то ее нужно было бы выдумать. Жена Черновецкого публичным бизнесом не занимается, и главным бизнесменом собственной семьи является сам мэр. Но разве в мэрии не было Ирэны Кильчицкой, чье влияние на градоначальника вполне сравнимо с влиянием Елены Батуриной на происходящее в российской столице? Вопрос ведь не в том, кто на ком женат, тут главное — процветающий фаворитизм. И поэтому Лужков лукавит, когда говорит, что Елена Батурина была бы еще богаче, если бы не была его женой. Да, если бы Лужков не был мэром Москвы, а Батурина нашла бы подход к другому градоначальнику или к его заместителю по строительству, — она была бы не беднее. Но она вряд ли смогла бы проявить свои таланты без поддержки власти: такого бизнеса просто не существует ни в Москве, ни в Киеве.

Именно потому, что политики общенационального уровня понимают, какие возможности открываются перед столичной властью, они стараются добиться собственного контроля над ситуацией. С Юрием Лужковым федеральная власть борется почти все время его пребывания на посту мэра Москвы. Но главе российской столицы удалось сформировать альтернативный — и очень мощный — клан, который оказался способен противостоять притязаниям семейства бывшего президента Бориса Ельцина и интегрироваться в систему клановых взаимоотношений, созданную при Владимире Путине. Сейчас Лужков вновь оказывается в центре противостояния — между командами президента Дмитрия Медведева и премьера Владимира Путина. И отступать перед инспирируемой Кремлем критикой он не собирается. Лужков может проиграть только сильной центральной власти. Сильной на самом деле, а не в телевизионных фантазиях. Что бы там ни думали почитатели «сильной России» времен Путина, такой власти в этой стране с 1991 года не было.

Леонид Черновецкий повторил путь Юрия Лужкова в миниатюре. Он удачно спекулировал на разногласиях команд президента Виктора Ющенко и премьер-министра Юлии Тимошенко, но после победы Виктора Януковича на президентских выборах оказался беспомощным перед властным бульдозером Партии регионов. Однако кто сказал, что для него все кончено? Партия регионов может контролировать Киев, но не может выиграть в Киеве. И очень может быть, что Леонид Черновецкий с его «молодой командой» ей еще понадобится. Так же, как всегда даже самым непримиримым оппонентам нужен был Лужков.

Вы здесь:
вверх