логин:    пароль: Регистрация
Вы здесь:
  
Возвращение Данилыча Дмитрий ФИОНИК - «Контракты» №38 Сентябрь 2010г.

Помните 1998 год? В воздухе витает призрак кризиса. Бандиты все чаще уступают место под солнцем налоговой милиции. На смену безвластия середины 1990-х приходит диктатура коррупции. Налоговое законодательство меняется каждую неделю, и в стране не остается ни одной бухгалтерии, в которой не было бы что-нибудь перепутано.


Именно тогда было разработано и внедрено такое налоговое законодательство, благодаря которому Украина до сих пор занимает крепкое 181-е место (из 183-х стран) по удобству уплаты налогов. Предприниматели нередко жалуются на то, что налоговики хуже бандитов. Напомню, в те времена действовала норма, согласно которой 30% штрафов, начисленных предпринимателям, направлялось на «развитие ма­те­ри­ально-технической базы» налоговых органов. По всей стране идет строительство налоговых зданий, под ГНИ срочно переоборудуются детские сады. Благодаря организаторскому гению пред­седателя ГНАУ Николая Азарова украинские налоговики стали самыми эффективными в Восточной Европе, число таких специалистов достигло 60 тыс. В лексиконе граждан укоренились новые словечки: «азаровщина» и «мобилизация средств». В школах налоговики проводят конкурсы детских рисунков.

Вспомнили? А теперь вернемся в наши дни. В воздухе витает призрак кризиса. Возбуждаются уголовные дела в отношении бывших чиновников. После пятилетнего политического паралича власти укрепляется президентская вертикаль. Поднимаются акцизы и пошлины. Налоговая милиция в рамках операции «Бюджет» опечатывает заправки в отдельно взятой области, из-за чего там практически срывается уборочная. Накануне 1-го сентября на украинских таможнях останавливают 320 тонн цветов — сумма таможенных платежей повышается в пять раз. Правительство в спешном порядке готовит проект Налогового кодекса. Этим документом предполагается существенно сократить перечень видов деятельности, подпадающих под упрощенную систему налогообложения, ввести налог на депозиты и недвижимость. Об отмене упрощенной системы или крайне жестком ее ограничении говорит премьер-министр Николай Азаров, председатель Госкомпредпринимательства Михаил Бродский и даже вице-премьер по вопросам Евро-2012 Борис Колесников. В лексикон украинцев возвращается слово «азаровщина». Налоговики премируют победителей конкурса «Налоги глазами де­тей — 2010» путевкой в Евпаторию.

Если проанализировать работу Минфина, Гостаможслужбы, МВД, СБУ и Генпрокуратуры, то совпадений окажется гораздо больше. И все они будут неслучайны.

Заветы Кучмы

Еще 10–12 лет назад казалось, что отставание Украины от стран Восточной Европы и даже от России — следствие невысокого профессионализма тогдашней президентской команды. Часть правды в этом была, но только часть. Подобно тому, как отсутствие вкуса и вокальных данных у Михаила Поплавского еще не объясняет его тяги навязывать свое представление о прекрасном другим людям.

Леонид Кучма сознательно строил экономику в афростиле. Европейская архитектура была не в его вкусе, экс-президент говорит об этом прямо. В своей книге «После Майдана» он писал: «Все 15 лет нашей независимости толкали на путь создания капитализма мелких лавочников, малого предпринимательства, капитализма без крупной национальной буржуазии. Как в Польше. Я говорил об этом не раз. Такая модель убийственна для Украины». Экс-президент лукавит: такая модель была бы «убийственна» не для Украины, а для ее политического режима. Слово «лавочник» имеет негативный эмоционально-смыс­ло­вой оттенок, на самом деле подразумевается мелкий собственник: хозяин малого или среднего предприятия, владелец акций, сертификатов и депозитов, обладатель авторских прав и т. д. В общем, обычный европейский средний класс. Как в Польше, например. Со времен Томаса Мальтуса известно, что именно мелкие собственники формируют гражданское общество.

Но как раз такой поворот событий в планы Леонида Даниловича не входил. Он создал олигархическую республику, окружив себя «своими» бизнесменами, оставив за бортом и свой народ, и иностранных инвесторов. И об этом он тоже говорит открыто, на следующей странице той же книги: «Своего капиталиста можно пригласить на Банковую, поставить перед ним стакан с чаем или налить ему рюмку и сказать задушевно: «Ты войди в наше положение. Давай вместе поднимать сельскохозяйственное машиностроение. Хватит нам, имея лучшие черноземы, покупать практически все машины и орудия за рубежом. Правительство готово быть твоим парт­нером». Или: «Понимаешь, друг, какое дело. Нужны деньги на обновление Батурина. На строительство детской больницы… И он, свой капиталист, никуда не денется, будет работать не только на себя, но и на Украину. А с индусом такого разговора быть не может». Это не просто цитата, это явка с повинной.

Во-первых, это кристаллизованное коррупционное мировоззрение с некоторой даже национальной изюминкой: «свій до свого по своє». При этом кто является своим, а кто нет, определяет президент или другой большой начальник, на всеукраинском и на районном уровнях. Понятно, что в число своих попадают в первую очередь зятья, кумовья, бывшие односельчане и другие хорошие люди. Понятно, что ни о какой честной приватизации не могло быть и речи — лучшие объекты должны были попасть только в «хорошие» руки. Так реализовывался один из главных принципов: друзьям — все, остальным — азаровщина. И дело не в злой воле президента, просто бюджет-то наполнять как-то надо в условиях, когда лучшие объекты уже розданы хорошим людям. Ведь рядовому инспектору не о чем говорить с человеком, который за рюмкой чая беседует с президентом о благотворительности. Кстати, «благотворительность» расцвела именно в те времена. Чиновники действительно о многом просили бизнесменов, иногда за рюмкой, иногда пугая уголовным делом. В результате благотворительностью были охвачены почти все ведомства — до сих пор при них успешно функционируют специализированные благотворительные фонды.

Во-вторых, второй президент озвучил беспроигрышный рецепт того, как, несмотря на лучшие в мире черноземы и промышленность, в частности металлургическую (по уровню развития сопоставимую с металлургией Германии), в кратчайшие сроки построить в Европе Гондурас. Дело в том, что слияние власти и собственности — характерный признак латиноамериканского популистского режима. Причем сравнение с Гондурасом должно быть обидно для жителей Гондураса. По некоторым критериям эта страна опережает Украину. И хотя уровень ВВП на душу населения в некоторых регионах Украины (в частности, в Крыму) действительно совпадает с аналогичным параметром Гондураса, есть области, где он еще ниже. Да и то это достижение лишь последних лет — в конце 1990-х украинский ВВП можно было сравнивать только с африканскими государствами, находящимися в состоянии гражданской войны.

В-третьих, приведенные цитаты из Кучмы дают ответ на вопрос: что происходит с Украиной сегодня, когда гарантом Конституции является его преемник, а в кресле премьера сидит его лучший менеджер. Может статься, что и сегодня в их планы не входит создание класса «мелких лавочников, как в Польше». Возможно именно поэтому правительственные чиновники, они же теоретики Налогового кодекса, хотят ликвидировать упрощенную систему налогообложения, которая позволяет «мелкому лавочнику» сохранять относительную независимость от государства.

Да, ставки единого налога смехотворно малы и не позволяют начислить пенсию тому же малому предпринимателю. Не говоря уже о том, что, платя 200 грн, предприниматель не платит за ремонт дорог (а где он, кстати, есть?), по которым ездит, и за медицинское обслуживание, которым, теоретически, пользуется. Но ведь дело не в ставке! Большинство малых предприятий вынуждены нанимать бухгалтера и платить ему минимум 2–3 тыс. грн, ибо, как мы уже говорили, единый налог только называется единым, на самом же деле количество отчетов и расчетов превышает самую смелую фантазию. Почему не откорректировать эту систему так, чтобы предприниматель заполнял минимум бумаг, а в налоговой инспекции появлялся не чаще одного раза в год? В этом случае единый налог без ущерба для предпринимателя можно было бы увеличить на эти самые 2–3 тыс. грн. Этого не может не понимать бывший малый предприниматель Бродский, банкир Тигипко или бизнесмен Колесников (насчет Николая Азарова я лично сомневаюсь, все-таки он ни дня не работал в бизнесе). Так почему же вся их риторика сводится к тому, что единый налог слишком мал и, значит, упрощенную систему надо отменить? Как знать, может быть, и этим людям невыгодно, чтобы было, «как в Польше».

Смена поколений

Кажется очевидным, что из года в год создавать и внедрять в жизнь самую сложную и отвратительную налоговую систему в мире может только умный и беспощадный враг украинского народа. Но, несмотря на разумность такого предположения, душа его не принимает — слишком уж невыносимо смириться с мыслью о том, что прослойка приличных с виду начальников сознательно питается страданиями налогоплательщиков. Тем более что люди меняются, а система остается.

После оранжевой революции во власть, в частности в ГНАУ, пришло немало ясных (как тогда казалось) голов. Банкир и политик Сергей Буряк, cпециализи­ро­вавшийся на налоговом праве юрист Николай Катеринчук и юрист Сергей Власенко. В том же 1998 году Власенко с коллегами не только успешно боролся с налоговым беспределом, но и, защищая интересы предпринимателя, умудрился заблокировать счета Подольской ГНИ Киева. Беспрецедентный случай в украинской практике. Казалось, вот придут эти люди в ГНАУ и круто все изменят. Но увы… Как говорил Соловей-разбойник в одном известном мультфильме: «Здесь особый воин нужен». Вроде архитектора польских реформ Лешека Бальцеровича.

Несмотря на то что нынешняя власть повторяет ошибки экономической политики Кучмы, перемены все же происходят. Меняются социально-демографи­чес­кие характеристики украинской элиты. Кучма на пенсии, Лазаренко в тюрьме, Поплавский дает прощальный концерт. Все меньше в политической тусовке людей, биография которых начинается со слов: «Родился в селе». На смену «сільським хлопцям» приходят пацаны с промышленных окраин. Можно ли рассчитывать на то, что в этой среде появится украинский Лешек Бальцерович и проведет наконец экономические реформы? Вряд ли. Дело в том, что Бальцерович — классический европейский интеллигент, кабинетный ученый. А такие «лохи» у «реальных пацанов» не в авторитете. Удел украинского Бальцеровича — преподавать экономику в провинциальном вузе.

Скорее всего, нынешняя власть и дальше будет следовать заветам Данилыча. Недаром британский историк и философ Арнольд Тойнби утверждал, что правительства никогда ничему не учатся. Учится только народ, который рано или поздно все же выбирает новую власть.

Вы здесь:
вверх