логин:    пароль: Регистрация
Вы здесь:
  
Голый король Надежда ГОНЧАРУК - «Контракты» №46 Ноябрь 2010г.

Почему попытка запретить секон-дхенды похожа на политический каприз.


Секонд-хенды закрываться не будут — во всяком случае пока. Соответствующая норма была изъята из проекта Налогового кодекса после поднятой шумихи и нескольких громких пикетов с участием звезд украинского шоу-бизнеса и возмущений торговцев б/у одеждой. И все же один из основных инициаторов запрета — глава Госкомпредпринимательства Михаил Бродский — не готов отказываться от намерения запретить секонд-хенды. Об этом он заявил на брифинге в начале ноября.

Изъятая из Налогового кодекса норма, скорее всего, без изменений будет перенесена в Таможенный кодекс. «Мы будем сотрудничать в этом вопросе с Таможенной службой… Вместе поедем на таможню и посмотрим, какой товар нам привозят и как его обрабатывают…», — заявил Михаил Бродский журналистам на брифинге. Напомним, нормы проекта нового Налогового кодекса предполагали облагать таможенными сборами каждую единицу ввозимых б/у товаров, а не считать по весу, как это происходит сейчас. То есть это привело бы к автоматическому удорожанию импортируемой одежды. Кроме того, предполагалось запретить торговать секонд-хендом предпринимателям, работающим по упрощенной системе налогообложения.
Почему правительство в качестве «мальчиков для битья» выбрало торговцев секонд-хендом — не совсем понятно. По одной из версий, данную норму пролоббировали украинские предприятия легпрома. Но цифры свидетельствуют о том, что секонд-хенд не конкурент отечественным товарам. Ежегодный объем всего украинского рынка одежды достигает 50 млрд грн, в то время как ношеных вещей завозится на сумму 300–400 млн грн — менее 1% рынка. В принципе, это соответствует мировым тенденциям: годовой объем глобального рынка одежды и тканей составляет $200 млрд, на секонд-хенд приходится всего $1 млрд, или 0,5%. При этом в Украине доля новой импортной одежды из Китая и Турции превышает 70% рынка, но этот сегмент рынка никто не пытается контролировать.
«Не наша вина в том, что покупатель нередко выбирает именно секонд-хенд, — говорил экс-президент Ассоциации дилеров одежды секонд-хенд Великобритании Элиас Коэн в интервью «Интермедиа Консалтинг». — На сегодняшний день все эти люди (торговцы секонд-хендом в Украине. — Прим. ред.) работают и тратят свои деньги легально, обеспечивая государству доход в виде поступлений на таможне, в рамках налоговых начислений и так далее. Это немалые деньги, должен вам сказать. Прикрой сейчас этот бизнес — и государство лишится определенно  й статьи доходов, но само явление секонд-хенда останется».
По-настоящему объективным аргументом запрета можно считать импорт новых вещей под видом ношеных. За последние семь лет продажи секонд-хенда стремительно выросли: в 2008-м объемы ввозимой в Украину неновой одежды увеличились вдвое. Это позволило предположить, что часть импортеров на границе намеренно занижает стоимость товара в десятки раз, выдавая его за секонд-хенд, который облагается пошлинами не за единицу товара, а за тоннаж. Ранее президент Всеукраинской ассоциации работодателей легкой промышленности Александр Соколовский заявлял, что ежегодные потери украинского бюджета от недопоступлений составляют 20–30 млрд грн.
Стоит отметить: отечественная промышленность явно переживает спад, но не из-за секонд-хендов. Цена, а иногда и дизайн украинской одежды на внутреннем рынке не выдерживают конкуренции ни с секонд-хендом, ни с ширпотребом из Китая или Турции. При этом украинцы шьют одежду для всемирно известных брендов. Сегодня большинство крупных швейных фабрик загружены заказами из-за рубежа, они — подрядчики иностранных компаний. По словам Татьяны Замороко, исполнительного директора Всеукраинского объединения работодателей легкой промышленности «Укрлегпром», такие марки, как Benetton, Mexx, Monton, Prada, Triumph, Hugo Boss, S. Oliver и многие другие, размещают заказы на наших фабриках.
Как бы там ни было, с каждым годом все больше украинцев начинают отовариваться в секонд-хендах. И чтобы переломить эту тенденцию, правительству нужно не запрещать импорт ношеных вещей, а бороться с бедностью.

Татьяна ЗАМОРОКО, исполнительный директор Всеукраинского объединения работодателей легкой промышленности «Укрлегпром»

Как вы считаете, будет ли запрещен с нового года импорт секонд-хенда?
— Данную норму исключили из проекта Налогового кодекса, но запрета как такового и не было. В редакции проекта НК, принятого в первом чтении, соответствующая норма запрещала ввозить одежду и обувь под видом гуманитарной помощи, которая освобождается от таможенных пошлин и налогов, потому что таким образом в Украину завозился секонд-хенд на продажу. Еще одно положение Налогового кодекса запрещало использование упрощенных систем налогообложения при реализации б/у одежды. Импортируемый товар на таможне считается не в единицах, а в тоннах. Например, тонна секонд-хенда — это 833 мужских костюма. При завозе на каждую единицу изделия уплачивается 2 грн 17 коп. таможенных пошлин. Если посчитать платежи и налоги нашего производителя от реализации одного мужского костюма, то набегает 70 грн 50 коп., то есть в 25 раз больше!
Чиновники утверждают, что в Украину под видом секонд-хенда завозят новую одежду…
— Да, неношеные стоковые вещи попадают в страну как б/у. Сток в Европе — непроданная одежда и обувь из ранних коллекций. Таким образом к нам завозятся новые вещи без уплаты необходимых платежей: считают не за единицу товара, а за тоннаж. При этом средняя цена импортируемого мужского костюма составляет $3,17. Даже китайские предприятия не могут пошить одежду за такие деньги.
Вы считаете, что одежда и обувь секонд-хенд вытесняют отечественный легпром?
— Да, в 2008м в Украину было завезено в четыре раза больше товара, чем произведено на внутреннем рынке.
Но ведь большая часть украинского рынка — турецкие и китайские одежда и обувь?
— Доля китайских товаров легпрома составляет 30 – 80%. Это тоже одна из проблем нашего рынка. Тем не менее китайский товар, в отличие от секонд-хенда, при растаможке облагается пошлинами с единицы изделия, а не с тоннажа, хотя импортеры и пытаются занижать стоимость товара. К примеру, за 9 месяцев 2010 года из КНР к нам завезли 80 тыс. пар кожаной обуви по $2 каждая. Мы понимаем, что так не бывает.
Почему отечественные одежда и обувь такие дорогие?
— Из-за высоких налогов и упрощенной системы налогообложения. Это нечестная конкуренция. Хотя если заказывать наш товар оптом, то выходит даже дешевле, но розница не заинтересована приобретать украинскую продукцию.
Некоторые эксперты среди основных причин кризиса нашего легпрома указывают просчеты с каналами сбыта и неразвитостью дилерских сетей, вялой представленностью в рознице?
— Да, потому что нашим предприятиям не хватает оборотных средств для развития торговых сетей. Невозврат НДС, высокие ставки кредитов очень вымывают оборотные средства фабрик. Магазины же берут отечественные товары «на реализацию»: если одежда или обувь не продается, то ее возвращают фабрике.
Примечание выпускающего редактора
Очень поучительное интервью. Выходит, нашему легпрому мешает все: импортеры, упрощенцы, государство, розница, банкиры. А еще ему мешает «отсутствие оборотных средств». Мне, признаться, тоже вечно не хватает этих самых средств, но я никого в этом, кроме себя, не виню. И все же, кажется, список тех, кто не дает жить отечественному легпрому, не полон, ибо главный виновник — потребитель, который не хочет покупать отечественные изделия.

Владислав МЯСОЕДОВ, президент Ассоциации дилеров секондхенд

Думаете, секонд-хенды запретят?
— Надеюсь, что нет. В данное время собираются подписи противников запрета импорта одежды, бывшей в употреблении. По предварительным данным, твердое «нет» выразили около 750 тыс. украинцев.
Правда ли, что большая часть секонд-хенда завозится в Украину как гуманитарная помощь?
— Право на ввоз одежды как новой, так и бывшей в употреблении имеют благотворительные организации, которые проходят регистрацию в Кабмине. Без этого ни одна таможня не оформит товар как льготный (без оплаты НДС и таможенных пошлин).
Все экспортеры б/у одежды оплачивают предусмотренные законодательством налоги и сборы.
Кто лоббирует запрет?
— Неизвестно, но давление очень серьезное. Были даже случаи поджога на рынках ларьков с б/у одеждой, недавно сгорел склад в Тернопольской области, в Киеве в одном из магазинов предотвратили поджог. Надеюсь, списать на короткое замыкание не удастся.
Почему одежда и обувь секонд-хенд не конкурент продукции отечественного легпрома?
— Секонд-хенд никогда не будет конкурентом легкой промышленности, ибо наши цены на товар значительно ниже легпромовских. Мы представляем, так сказать, разные сегменты рынка.
Руководители предприятий легкой промышленности в свое время разбазарили 90% мощностей, не реорганизовали свое производство под условия рыночных отношений, ждут, пока им кто­то даст сырье, организует его переработку, а потом продаст их неконкурентную продукцию.
Какие объемы рынка секонд-хенда в Украине?
— Они растут и достигают около 38–42 тыс. т в год. К сожалению, нам не удается удержать рост цен. За последние годы налоговая нагрузка увеличилась на 90%.
Известно, что под видом секонд-хенда в нашу страну завозят новые вещи…
— Я не отрицаю, что иногда это случается. С контрабандой нужно бороться, ведь у нас более чем достаточно контролирующих органов. Но это не повод для тотального запрета секонд-хенда.
Противники секонд-хенда утверждают, что одежда пропитывается вредным формальдегидом. Это правда?
— Договорились уже до того, что раковые заболевания передаются от ношения б/у одежды… Органы санслужбы пристально следят за безопасностью нашей продукции. Брались для анализов образцы тканей, проводились смывы, заборы воздуха, делались радиационные измерения. На основании этих и других мероприятий поставщикам б/у одежды выдается вывод государственной санитарно-эпидемиологической экспертизы. Кроме того, начиная с внешнего пункта пропуска и кончая внутренней таможней, есть посты санэпидемстанции. И реальных случаев заболевания кожными или другими инфекционными болезнями зафиксировано не было.
Примечание выпускающего редактора
И все-таки мы не выяснили, какая часть секонд-хенда завозится под видом гуманитарной помощи, зато убедились: в качестве тряпья в страну попадает новая одежда… И это, конечно, большая недоработка таможни. Может, таможню запретить?

Вы здесь:
вверх