логин:    пароль: Регистрация
Вы здесь:
  
Бодрящий чай Владимир Золоторев - «Контракты» №48 Ноябрь 2010г.

Почему республиканцы победили Барака Обаму и его демократов.


В начале ноября американцы выбирали 435 депутатов Конгресса, 10 сенаторов и губернаторов в 37 штатах. Победила Республиканская партия, получив 25 губернаторских мест, убедительное большинство в Конгрессе и расширив представительство в Сенате (напомню, что по Конституции каждые два года избирается одна треть Сената). Американская политическая традиция предполагает поражение президентской партии на следующих после президентских выборах, но нынешний крах был уж очень ярким. Барак Обама признал свою вину в неудачах демократов и сказал, что ему «очень жаль».

Последствия
Самым болезненным последствием выборов для Обамы является потеря большинства в Конгрессе. Дело в том, что Конституция оставляет «право кармана» за Конгрессом. Потеря большинства означает для Обамы проблемы с реализацией уже принятых программ (республиканцы уже обещают ему трудности в любимых президентом реформах здравоохранения) и большие неприятности при попытке «замутить» что-нибудь еще.
Кроме того, исполнительная власть (то есть президент) не имеет права законодательной инициативы. Законопроекты от исполнительной власти вносят конкретные депутаты Конгресса от президентской партии. Это дело, как известно, авторское — законопроект называется именем подавшего его депутата. Поэтому одно дело — снабжать своим именем «президентские» законопроекты, находясь в большинстве, совсем другое — делать это с пониманием перспектив провала. Для депутата, который думает о своей карьере, выбор здесь непрост.
Барак Обама проводил свои «реформы», имея большинство в Конгрессе и Сенате и фактически игнорируя оппозицию. Разумеется, сегодня республиканцы не очень настроены простить ему такое обращение. Показательно, что президент заговорил теперь о «надпартийности» и о том, что «нужно вместе двигаться дальше».
Среди последствий выборов очевидная перспектива войн вето. Проекты Обамы могут проваливаться в Конгрессе, но сам президент может торпедировать проекты республиканцев в Сенате и использовать право вето.
Ну и, наконец, многие утешают Обаму тем, что теперь он может расслабиться и во всем винить республиканцев, которые «не дают проводить реформы». Эта умилительная до слез картина хорошо знакома украинцу. Считается, что такая тактика даже поможет Обаме стать президентом во второй раз.
Для нас значение имеют два обстоятельства — внешняя политика и доллар. Во внешней политике ничего не меняется. Победа республиканцев имеет какое-то значение для россиян. Республиканцы не очень-то настроены ратифицировать договоры по ядерному разоружению и считают их уступкой Москве. Для нас же все останется, как прежде, то есть никак. Что же касается доллара, то это дело ФРС, а эта служба настроена и дальше печатать доллар, другими словами — приближать его крах. Известный либертарианец Рон Пол может получить подкомитет по денежной политике, но все равно это никак не остановит могучий каток ФРС.

Причины
Главная причина провала демократов, как вы уже догадались, — это «разочарование» в политике Барака Обамы. Сам президент после этих выборов назвал собственные решения в здравоохранении и экономике «противоречивыми», так что разочароваться в них — неудивительно. Для обычного американца дело выглядит так: что-то говорили о реформе здравоохранения, но почему-то все никак не заработает. Много говорили о «стимулюсе», но экономика не растет. Зато растут налоги и вмешательство государства. Ругали Буша за войну в Ираке, но продолжается война в Афганистане. Не добавляет популярности и культ личности «первого чернокожего президента», раздувавшийся демократами.
Для необычного американца дело тоже выглядит плохо. Обама пытается давить на Китай, который привязал юань к доллару и играет на понижение, но при этом ФРС объявляет о новой эмиссии. Попытки заставить Германию «смягчить» финансовую политику тоже не увенчались успехом. Министерство юстиции судится со штатом Аризона, который принял закон о борьбе с нелегальной иммиграцией. Согласно опросам, Аризону поддерживает значительное число граждан и власти еще нескольких штатов, дело выглядит как очередное наступление Большого брата на права штатов. Кроме того, Большой брат все больше становится мировым полицейским. Не нужно забывать, что вопреки распространенному заблуждению Америка — страна с большими изоляционистскими традициями. Роль мирового жандарма не по нутру очень и очень многим. Ну и, наконец, по прогнозам профессора Нью-Йоркского университета Нуриэля Рубини, рост экономики США в 2010 году не превысит 1%. Индекс безработицы составил 9,6%, а бюджетный дефицит достиг колоссальной цифры в $1,4 трлн.
Кроме того, и это, наверное, первый такой случай — финансовая политика государства, ранее бывшая темой обсуждений высоколобых экспертов, теперь «вышла на улицы». Да, американцы хорошо понимают выражение «это ляжет на плечи налогоплательщиков», но обычно дальше налоговых ставок их интерес не распространялся. Теперь государственный долг, дефицит бюджета и манипуляции ФРС стали реальным фактором избирательной кампании.

Оба хуже
На самом деле, прошедшее в США голосование было протестным. Накануне выборов более половины респондентов, согласно опросу NYT/CBS News, подтверждали, что будут голосовать в своем округе, исходя из того — «за» или «против» Обамы тот или иной кандидат. «Победившие» республиканцы тоже ведь ничего не предложили народу. Просто они — те, кто против Обамы.
Проблемы в стране начались очень давно, и главная из них — потеря возможности влиять на состояние дел политическим путем. Реальность в упор не замечается политическим истеблишментом. Возьмем, к примеру, инфляцию. Она вроде бы низкая, но ведь ее измеряют по индексу потребительских цен, а деньги дешевеют по-разному и с различными скоростями. Индекс инфляции — это средняя температура по больнице, метафора, которая больше скрывает, чем показывает. Люди же ощущают свою, конкретную температуру, реальные изменения, которые касаются их кармана, и именно ими они недовольны. И особенно они недовольны, когда им говорят, что все хорошо и нет причин для беспокойства, а также тычут в глаза разные индексы.
Американский политикум уже давно — и с каждым годом все больше и больше — отрывается от реальности, превращаясь в закрытый клуб. Американцы даже придумали слово «республикраты», обозначающее политический истеблишмент вне зависимости от партийности, и, разумеется, они все меньше и меньше согласны терпеть такое положение дел. Выборы Обамы были во многом протестным голосованием «лишь бы не этот Буш». Теперь Обама получил то же самое — «лишь бы не этот Обама». Два подряд протестных голосования ясно говорят об одном: повестка дня, формируемая истеблишментом, никого не устраивает.

«Чаевщики»
Исход выборов определили те, кому не нравятся обе партии. В прошлом году заявило о себе движение протеста, названное Tea Party, что переводится как «Бостонское чаепитие» (люблю переводчиков за широту мысли). Для тех, кто не помнит, напомню, что это чаепитие случилось в Бостоне в 1773 году. Проблема была проста: Британская корона облагала налогами свои колонии, но эти колонии не имели представительства в парламенте. При этом считалось, что в империи действует принцип «Нет налогообложения без представительства». Колонисты были недовольны и указывали королю на известную дилемму трусов и крестика. Если бы у Георга III хватило ума дать колонистам места в парламенте, то, может, и США бы никаких не было. Однако ума, как водится, не хватило. Чаепитие положило начало цепи других событий, приведших к войне за независимость. Занятно, что само чаепитие — то есть выброс груза чая за борт корабля Ост-Индской компании — произошло на фоне введения льгот для колоний, то есть привезенный в Бостон чай был гораздо дешевле любого, предлагавшегося на рынке. Но все это имеет значение только для тех, кто хочет поддеть «чаевщиков» тем, что, мол, настоящие чаевщики, выступали за высокие налоги. На самом деле пафос всего это мероприятия состоял в мысли: «Или давайте играть по правилам, или нечего тут нами рулить». Нынешние «чаевщики» вполне разделяют этот пафос, напоминая американцам, как и для чего было создано их государство.
Первым громким мероприятием нового движения был «марш налогоплательщиков» в Вашингтоне, в котором участвовали до 600 тысяч человек. Затем «чаевщики» регулярно проводили акции в разных местах. «Чаевщики» не являются организацией, скорее это сетевая структура. Их основные требования: соблюдение Конституции, снижение налогов и государственных затрат, сокращение бюрократии, отмена ФРС, расширение прав штатов, вывод войск из Ирака и Афганистана.
Пресса, особенно «либеральная» (то есть в наших терминах — социалистическая, поддерживающая Демократическую партию), сразу сильно невзлюбила «чаевщиков». Они представлялись сумасшедшими, расистами, консерваторами и радикалами в одном лице. Самое же забавное, что «чаевщиков» называют популистами. Американское значение этого слова отличается от нашего, но все равно (перечитайте еще раз их требования) — даже в этом значении это не популизм. Все это неудивительно, ведь страшные и ужасные требования «чаевщиков» направлены против государства, против статус-кво, который состоит в бесконтрольности истеблишмента.
Социологи тут же бросились «исследовать феномен». Оказалось, что от 13% до 18% американцев ассоциируют себя с «чаевщиками». Когда выяснилось, что «чаевщики» — это в основном WASP, «либералы» облегченно вздохнули — понятно, это, мол, тупые консервативные середняки, которые счастья своего не понимают. Но то, что 55% бунтарей составляют женщины, разрывает «либеральный» мозг. Женщина — это ведь преследуемое злобными сексистами существо, это одна из причин навязывания всем вокруг «либеральной» политкорректности, и тут вдруг такая черная неблагодарность.
Некоторые наблюдатели считали, что «чаевщики» выступят на выборах самостоятельной силой, но большинство из них предпочли республиканцев. Это и определило выбор тех 55% независимых избирателей, которые тоже решили проголосовать за республиканцев.
Чтобы понять выбор «чаевщиков», нужно вспомнить не только идейную близость с республиканцами (в том, что касается экономики), но и устройство политической машины США. С одной стороны, в Штатах действует мажоритарная система, которая по своей природе приводит к двухпартийности. «Третья сила» тут невозможна, она только может заменить собой какую-нибудь из двух имеющихся. Однако, думаю, если бы партии в Америке строились по европейскому образцу, США давно развалились бы. Американские партии — это ассоциации избирателей. Люди сами решают, кто будет представлять их интересы. В кастинге на роль кандидата от партии может участвовать любой. Этот кастинг завершается праймериз — то есть выборами как бы внутри партии, после чего победивший там кандидат представляет партию на выборах. Поэтому партии открыты для вливания свежей крови и, в принципе, способны меняться. Наконец, независимому кандидату гораздо труднее выиграть выборы, чем представителю партии.
Теперь «чаевщики» пополнили ряды республиканцев, что и принесло последним победу. Наличие «чаевщиков» создает для «обычных» республиканцев проблемы, ведь они не дадут легко договариваться с Обамой, чего, конечно же, желает истеблишмент. Республиканцы теперь значительно подвинулись вправо. Что будет дальше? Либо истеблишмент проглотит «чаевщиков», либо на месте республиканцев окажется новая партия. Так в истории США случалось уже несколько раз.
Не думаю, что «чаевщики» достигнут большого успеха. Один пункт в их программе — соблюдение Конституции — совершенно точно не реализуем. Конституция США не работает, иначе бы «чаевщиков» просто не было бы. Но в любом случае это движение прогрессивно и полезно. В конце концов, именно оно подтверждает, что мы не уникальны в своем горе. Весь мир страдает от одной и той же болезни, которая называется «государство».

Вы здесь:
вверх