логин:    пароль: Регистрация
Вы здесь:
  
Что такое хорошо, что такое плохо Анна САЙЧЕНКО - «Контракты» №49 Декабрь 2010г.

Президент воспользовался правом вето, вернув проект Налогового кодекса на доработку в ВР.


Чтобы депутатам было легче отделить зерна от плевел, Контракты попросили юристов перечислить наиболее негативные нормы кодекса и те редкие статьи, которые можно было бы оставить в этом документе.

ЧТО БЫЛО БЫ, ЕСЛИ БЫ НАЛОГОВЫЙ КОДЕКС НЕ БЫЛ ВЕТИРОВАН. БОЛЕЗНЕННЫЕ НОРМЫ КОДЕКСА
Deloitte - Новые штрафы. Штрафы начислялись бы не только за занижение налоговых обязательств, но и за завышение отрицательного значения объекта налогообложения налогом на прибыль или отрицательной суммы НДС.
Роялти в пользу нерезидентов могли быть отнесены к валовым расходам в сумме не более 4% от дохода (выручки) от реализации товаров (работ, услуг) за вычетом НДС и акцизного сбора при соблюдении ряда условий.
Приобретение товаров (услуг) у упрощенцев. При определении налогооблагаемой прибыли не учитывались затраты на приобретение или получение товаров, услуг и т. п. от упрощенцев. Предпринимателям, находящимся на общей системе налогообложения, было бы менее выгодно работать с плательщиками единого налога.
Приобретение услуг у нерезидентов. Невозможно было бы отнести к расходам, уменьшающим налогооблагаемую прибыль, затраты на получение от нерезидентов консалтинговых, маркетинговых и рекламных услуг.
Налог с доходов физлиц. Вводилось прогрессивное налогообложение подоходным налогом по ставке 15–17%.
Упрощенная система налогообложения. Ограничивалось число работников до четырех человек, величина оборота до 300–600 тыс. грн и перечень разрешенных видов деятельности.
ЮФ ILF - Ужесточение требований к единоналожникам. Согласно нормам НК, плательщиками единого налога не могли быть юридические лица и большинство предпринимателей. Число наемных работников для большинства единоналожников ограничивалось четырьмя сотрудниками, максимальный ежегодный доход — 300 тыс. грн без использования РРО или 600 тыс. грн с использованием РРО. Предприниматели должны были отдельно платить взносы в Пенсионный и другие соцфонды. По сути, упрощенная система становилась совсем непростой, расходы малого бизнеса существенно возрастали.
Ограничения валовых расходов. Плательщики налога на прибыль не смогли бы относить к валовым расходам затраты по приобретению товаров (работ, услуг) у плательщика единого налога. Это положение, а также сокращение видов деятельности, на которые распространяется упрощенная система, лишало предприятия возможности уменьшать налог на прибыль и увеличивало сумму отчислений по данному налогу в бюджет. Кроме того, предприниматели не смогли бы относить к валовым расходам также затраты по приобретению у нерезидента консалтинговых, маркетинговых и рекламных услуг (работ).
Кассовые аппараты. Сейчас использовать кассовый аппарат обязаны только те упрощенцы, которые торгуют подакцизными товарами. После принятия кодекса эта обязанность распространялась бы на всех единоналожников с годовым доходом более 300 тыс. грн. Для упрощенцев это означало дополнительную отчетность, финансовые расходы, связанные с обслуживанием кассового аппарата, и повышенный контроль со стороны налоговых органов.
Дополнительные проверки. Кроме плановых, внеплановых и камеральных проверок налогоплательщиков в кодексе появились фактические проверки порядка ведения расчетных и кассовых операций, наличия лицензий, патентов, свидетельств, соблюдения работодателем трудового законодательства и пр., осуществляемые по фактическому месту проведения деятельности. При поступлении в налоговую любой (!) информации, к примеру, о нарушении правил обращения подакцизных товаров или о трудовой деятельности без надлежащего оформления, налоговики могли бы провести фактическую проверку без предупреждения.
Новые налоги. Налог на недвижимость, налог на проценты с депозитов в размере 5% независимо от суммы вкладов.
KPMG - Неограниченные полномочия налоговых органов. НК давал право налоговикам арестовать активы предпринимателя и физлица сроком до 96 часов с момента подписания соответствующего решения руководителем ГНИ без решения суда (за исключением ареста банковских счетов). Право налогоплательщика оспорить решение об аресте имущества в административном или судебном порядке и право требовать возмещения убытков на практике реализовать было бы сложно.
Ограничения по оплате услуг нерезидентов и единоналожников. Дискриминационными являлись нормы НК, запрещавшие или ограничивавшие включение в расходы (уменьшающие налогооблагаемую прибыль) затрат, понесенных украинскими компаниями в связи с приобретением у нерезидентов консалтинговых, маркетинговых, рекламных и т. п. услуг, а также  платежей в виде роялти. Налоговики уделяли бы особое внимание платежам в офшорные юрисдикции, а также платежам тех лиц, которые не являются бенефициарными собственниками. Осуществлять подобные платежи пришлось бы за счет прибыли. Также кодекс запрещал относить на себестоимость продукции любые расходы по приобретению товаров, работ и услуг у физлиц — плательщиков единого налога.
Налог на роскошь. В НК отсутствовал налог на роскошь. И это не упущение, а общая направленность кодекса — не облагать дополнительными налогами богатых и состоятельных людей, а перенести все бремя на средний класс.
Прогрессивная шкала налогообложения доходов физлиц. Из-за дифференциации базовой ставки подоходного налога всего в 2% (15–17%) у работодателей значительно усложнилось бы начисление заработной платы и связанных выплат работникам.
ЮФ «Василь Кисиль и Партнеры» - Нереальный срок вступления в силу Налогового кодекса. Вступление в силу с 1 января 2011 года кодекса противоречило не только требованиям Закона «О системе налогообложения» (по которому изменения вносятся за шесть месяцев до начала бюджетного года), но и нормам самого НК. И это не теория, а практические трудности, с которыми бизнес столкнулся бы уже завтра: при составлении и подаче деклараций, определении сумм налогов, переходе на общую систему налогообложения и т. п. К переходу не было готово и государство — в Украине отсутствуют адаптированные формы отчетности, базы данных, регуляторные документы и пр.
Человеческий фактор. В странах Европы и США давно существует исключительно электронная отчетность, с гарантированной доставкой (!) — без «технических» проблем, — обеспечивающая минимум контакта налогоплательщика с инспектором. Текст утвержденного во втором чтении кодекса не содержал подобных положений и даже не обещал введение оных в будущем. Наоборот, полномочия сотрудников налоговой в принятии решений и администрировании только увеличивались. Разработанный Кабмином кодекс не защищал предприятия от возможных незаконных действий со стороны контролирующих органов. Такая позиция нивелировала привлекательность снижения ставок основных налогов и сокращения их количества.
Расширение полномочий налоговых органов. Право налоговых органов проверять трудовые отношения увеличивало риски того, что любые взаиморасчеты с физлицами-предпринимателями могли быть расценены как оплата труда работника — с последующими доначислениями соцвзносов и т. п. К существенному усилению административного давления привело бы и предоставление инспекторам дополнительных инструментов для взыскания задолженности предприятий или проверок в любое время суток.
Ограничение затрат. Кодекс запрещал относить к валовым расходам некоторые виды затрат: оплату работ и услуг нерезидентов (не имеющих постоянного представительства в Украине), роялти свыше 4% дохода/выручки (за исключением роялти телерадиокомпаний), платежи предпринимателям-единоналожникам и т. п. Все это ставило под сомнение возможность государства применять цивилизованные, отработанные в других экономиках мира подходы к пресечению схем уклонения от уплаты налогов.
Сложный учет. Обещанное разработчиками кодекса упрощение налогового учета (интеграция с бухгалтерским) на самом деле усложняло процесс ведения учета в целом. По кодексу налогоплательщики «имели право» вести учет временных и постоянных налоговых разниц. Вместо нынешних четырех групп основных фондов их «одаривали» 16 группами амортизации основных фондов и шестью — для нематериальных активов, была утверждена норма о необходимости ведения электронного реестра налоговых накладных и пр. Все это никак не соответствовало заявлениям о поддержке бизнеса и создании хорошего инвестклимата.
ЮФ «Ильяшев и Партнеры» Исключение юрлиц из упрощенной системы. После вступления в силу НК все малые предприятия перешли бы на общую систему налогообложения. Они получали возможность выбрать нулевую ставку налога на прибыль, но этим правом смогли бы воспользоваться не все. Кроме того, предприятия, доход которых за год превысит 3 млн грн, а численность сотрудников — 20 человек, были бы обязаны платить налог на прибыль на общих основаниях.
Ограничение товарных остатков. Если остаток товаров на торговом месте и/или складе предпринимателя превышал бы 300 тыс. грн, бизнесмена обязывали бы перейти на общую систему налогообложения со следующего квартала. Увязывание максимального годового объема дохода с товарными остатками ничем не обосновано, к примеру, данная норма лишала предпринимателей возможности закупать в больших объемах товары с продолжительным сроком реализации, что привело бы к сокращению их доходов.
Ограничение числа сотрудников плательщика единого налога. Эта норма была направлена на перераспределение рабочей силы в пользу крупного бизнеса. Следствием этих нововведений стал бы рост безработицы, который в свою очередь спровоцировал бы увеличение конкуренции на рынке труда. Это позволило бы крупным работодателям диктовать жесткие условия наемному персоналу.
Невозможность отнести к затратам приобретенные у плательщика единого налога товары (работы, услуги). Норма фактически устанавливала для предприятий непрямой запрет на сотрудничество с предпринимателями — плательщиками единого налога. Следствием этого стало бы снижение доходов упрощенцев, закрытие бизнеса или уход в тень.
Ограничение оборота и замена выручки доходом. В качестве критерия доходности, позволявшего перейти на единый налог, кодексом устанавливался ДОХОД в размере 300 тыс. грн в год, а не ВЫРУЧКА в 500 тыс. грн, как сейчас. При этом доход — в отличие от выручки — кроме полученных в кассу или на расчетный счет денег, включал кредиторскую задолженность с истекшим сроком давности, бесплатно полученные материальные и нематериальные активы и т. д., то есть размер выручки упрощенца мог составлять менее 300 тыс. грн. Хотя с учетом инфляции (с 1998 года!) допустимый лимит выручки плательщика единого налога должен был быть увеличен в несколько раз.   

ЧТО БЫЛО БЫ, ЕСЛИ БЫ НАЛОГОВЫЙ КОДЕКС НЕ БЫЛ ВЕТИРОВАН. ПОЗИТИВНЫЕ НОРМЫ КОДЕКСА    
Deloitte - Правило первого события. Кодекс отменял правило первого события в отношении доходов и расходов — предоплата (аванс) за предоставление услуг и выполнение работ перестали бы автоматически облагаться в качестве дохода.
Курсовые разницы. Прибыль или убытки, возникающие от задолженности по торговым операциям, включаются в налогооблагаемый результат хозяйственной деятельности.
Автоматическое возмещение НДС. Возмещение НДС должно было осуществляться по результатам камеральной проверки, которую налоговики проводили бы в течение 20 календарных дней по истечении граничного срока получения налоговой декларации. Правда, перечень требований к налогоплательщикам, претендующим на такое возмещение, в НК был очень широк, так что эффективное применение этой нормы было под сомнением.
ЮФ ILF - Освобождение IT-компаний от НДС. Кодекс мог решить извечную проблему IT-компаний — уплату НДС при продаже объектов интеллектуальной собственности за рубеж. Сейчас льготы по уплате НДС (п. 6.5 Закона «Об НДС» в трактовке налоговой) применяются к передаче авторских прав, но не распространяются на программы и другие продукты IT-компаний — кодекс исправлял эту дискриминацию.
Налоговые каникулы. Кодекс освобождал от уплаты налога на прибыль некоторые виды предпринимательской деятельности — гостиничный бизнес (три-пять звезд), предприятия легкой промышленности и самолетостроения на 10 лет, издательства и предприятия полиграфии (до 2015-го), а также предприятия с годовым доходом до 3 млн грн и средней зарплатой сотрудников не менее двух минимальных зарплат (до 2016-го). Но положительный эффект этих норм нивелировался ограничениями по использованию сэкономленных средств — их нужно было направлять исключительно на переоборудование материально-технической базы, внедрение новых технологий, расширение производства. При нарушении этих требований указанные суммы включались в валовой доход, с них должны были быть уплачены налог и пеня.
Уменьшение налога на прибыль и НДС. Уменьшение ставки налога на прибыль с 23% в 2011 году до 16% в 2014-м облегчило бы жизнь предпринимателей, находящихся на общей системе налогообложения, которых с принятием НК стало бы абсолютное большинство. Правда, это произошло бы лишь в том случае, если местные власти не стали бы злоупотреблять правом вводить дополнительные 2–3% сверх базовой ставки. Ставка НДС снизились бы с 20% до 17%, даже такое несущественное уменьшение было бы ощутимо для большинства промпредприятий и компаний, активно ведущих внешнеэкономическую деятельность.
Периодичность проверок. Кодекс урегулировал бы периодичность проведения документальных плановых проверок налоговиками — в зависимости от установленной ГНАУ группы и степени риска, к которой относили бы налогоплательщика. К примеру, предприятия со средней степенью риска проверялись бы не чаще чем два раза в год.
KPMG - Налоговые каникулы для новосозданных и малых предприятий. Кодекс предусматривал применение нулевой ставки налога на прибыль для отдельных категорий налогоплательщиков с 1 апреля 2011-го по 1 января 2016-го, в том числе и для некоторых малых предприятий, созданных до 2011 года. Не исключено, что после вступления в силу НК часть предпринимателей-единоналожников были бы вынуждены регистрировать предприятия, чтобы сохранить бизнес. Для них эта норма была бы привлекательна. Однако необходимость вести сложный налоговый учет и платить все остальные налоги, включая единый социальный, могла бы свести на нет все преимущества временной пятилетней льготы по налогу на прибыль.
Упрощение учета. Налоговый учет по НК в большей степени был приближен к бухгалтерскому. Кодекс вводил ряд принципов: использование данных бух­учета при определении расходов и доходов налогоплательщиков, при этом полученная/уплаченная предоплата (аванс) не являлась бы налогооблагаемым доходом или не относилась бы на валовые расходы налогоплательщиков соответственно. На практике это означало бы сокращение количества временных и постоянных разниц между налоговым и бухгалтерским учетом. Как следствие, у налогоплательщиков было бы меньше проблем с учетом, а у проверяющих их налоговых инспекторов и аудиторов возникало бы меньше вопросов к учету в ходе проверок.
«Автоматическое» возмещение НДС. Кодексом вводился принцип «автоматического» возмещения НДС, но при этом предусматривались обязательные камеральные проверки в течение 20 календарных дней после граничного срока получения налоговой декларации, а также длинный список критериев и требований, которым должен был соответствовать налогоплательщик. При фискальном подходе предпринимателям было бы достаточно сложно соответствовать требованиям ГНАУ, поэтому администрирование НДС в «упрощенном» режиме, скорее всего, оказалось бы вовсе не таким легким и быстрым.
Налог на доходы физлиц-резидентов и нерезидентов. Кодекс предусматривал одинаковые правила налогообложения и ставки для физлиц-резидентов и нерезидентов. Такой подход был бы положительным сигналом для иностранцев, работающих и/или получающих доход в Украине.
ЮФ «Василь Кисиль и Партнеры» - Введение новых и уточнение старых дефиниций (определений). Кодекс предлагал четкие правила определения места поставки услуг для целей НДС, более скрупулезное определение обычных цен, роялти и т. п.
Снижение ставок основных налогов.
Устранение дискриминации. НК исключал дискриминационные нормы о налогообложении доходов в виде заработных плат, вознаграждений физлиц-резидентов и нерезидентов.
Льготы. Кодекс вводил налоговые каникулы для некоторых видов предпринимательской деятельности.    

Вы здесь:
вверх