логин:    пароль: Регистрация
Вы здесь:
  
Газовый пасьянс Елена Караваева - «Контракты» №51-52 Декабрь 2010г.

Газпром не теряет надежды создать СП с Нафтогазом.


Газпром предоставил НАК «Нафтогаз України» предоплату в размере $1,5 млрд за услуги по транспортировке голубого топлива, после того как стороны договорились о ежегодном транзите 112 млрд куб. м газа до 2015 года.

«Мы урегулировали проблему загрузки трубы в среднесрочной перспективе, но нас еще больше интересуют долгосрочные гарантии поставок», — прокомментировал достигнутые между Газпромом и Нафтогазом договоренности министр топлива и энергетики Юрий Бойко. Обеспокоены украинские власти и планами сооружения альтернативных путей транспортировки газа, в частности Южного потока (через Черное море на Балканы). В Украине опасаются, что если будут запущены и Северный, и Южный потоки, то отечественную трубу будет нечем наполнять. Ведь совокупная пропускная мощность систем сопоставима с возможностями украинской ГТС.
Если Украина воспринимает строительство Южного потока как угрозу своей национальной без­опасности, то Россия озабочена конкурентными преимуществами. «Существующая газотранспортная система не выводит Россию на те рынки, которые для нее сейчас очень важны, — в Южную Европу. Вопрос присутствия в этом регионе для Газпрома принципиален. Именно там эпицентр роста потребления. Если на рынок Южной Европы не выйти в ближайшее время, то конкурировать с другими игроками будет сложно», — объясняет Татьяна Митрова, руководитель Центра изучения мировых энергетических рынков Института энергетических исследований РАН.
Нерешенным остается и вопрос финансирования модернизации украинской ГТС для сохранения ее работоспособности. В следующем году Украина от международных финансовых организаций получит $308 млн. Но это капля в море, если учесть, что, по подсчетам Минтопэнерго, в течение восьми лет в украинскую газотранспортную систему необходимо вложить $6,5 млрд, из которых $3 млрд — срочно.
Евросоюз, нацеленный сейчас на расширение своей топливной корзины, привлечение новых поставщиков энергии и развитие альтернативных транспортных проектов, пока помогать не спешит. Старший научный сотрудник Оксфордского института энергетических исследований Симон Пирани считает, что Украина действует неверно, отдельно договариваясь с Россией, а потом также сепаратно — с ЕС (в сентябре 2010-го Украина присоединилась к Европейскому энергетическому сообществу. — Прим. ред.). Переговоры должны проходить в трехстороннем формате, учитывая взаимозависимость продавца газа, импортера и транзитера, полагает эксперт и разочарованно добавляет: «Но прогресса в трехсторонних переговорах мы как раз и не видим, поэтому сейчас сложно говорить об инвестициях ЕС в модернизацию украинской ГТС».
Есть и другие «но». Европейские инвестиции будут возможны лишь при условии, что украинская газотранспортная система не останется без газа в результате развития альтернативных транзитных потоков. По мнению директора Института глобальных стратегий Вадима Карасева, оптимальное время для подключения Европы к проекту реконструкции своей ГТС Украина уже упустила, но проблема модернизации осталась и стала еще более острой. Вадим Карасев обращает внимание на то, на роль самого мощного транзитного узла транспортировки газа в Европу, которая все еще сохраняется за Украиной, уже претендует Турция. «Вопрос в том, как Украина модернизирует ГТС: самостоятельно или все же при участии России. А Евросоюз уже потом может принять решение о присоединении, в зависимости от того, как будет проходить сотрудничество в формате «Украина–Россия», — полагает эксперт.
Россия в свою очередь уверяет, что СП Газпрома и Нафтогаза поможет решить не только проблему изношенности украинской ГТС, но и обеспечит необходимую загрузку трубы.
В Газпроме подсчитали, что в ближайшие 10–15 лет спрос на голубое топливо в Европе превысит 600 млрд куб. м при снижении собственной добычи наполовину. Объемы чистого импорта газа в ЕС могут вырасти почти вдвое — до 450 млрд куб. м в год. Европе нужны будут и Южный поток, и украинский газопровод.
При этом, как объясняют эксперты, и самой Украине в обозримом будущем заменить российский газ вряд ли удастся. Хотя такие попытки Минтопэнерго предпринимает: министерство изучает перспективы перехода на сжиженный природный газ (СПГ). «В прошлом году поляки проектировали порт на Балтийском море для приема СПГ на 5–7,5 млрд куб. м газа стоимостью $1 млрд. Юрий Бойко же говорил, что хочет построить порт мощностью 20 млрд куб. м. Для этого Украине нужны как минимум $3 млрд, а учитывая наши возможности правильно тратить деньги, сумма будет еще большей. В краткосрочной и даже среднесрочной перспективе каких-то реальных возможностей заменить российский газ сжиженным не будет», — полагает Михаил Погребинский, директор Киевского центра политических исследований и конфликтологии.
«И Россия, и Украина понесли большие потери из-за того, что не создали СП еще 15 лет назад. Мы распорядились не самым лучшим образом тем наследием, которое нам досталось. Сейчас можно все исправить, подойдя к вопросу с чисто экономической точки зрения», — полагает Татьяна Митрова. Есть и фактор времени. Пока Южный поток находится в стадии планирования, то вопрос модернизации украинской ГТС лежит в экономической плоскости: сколько и в какие объекты вкладывать средств и какова будет отдача. Но с началом реализации Южного потока все решения по инвестициям в украинскую трубу перейдут в разряд политических, то есть будут зависеть от политических интересов РФ в отношении Украины.
По мнению заместителя секретаря Совета национальной обороны и безопасности Украины Дмитрия Выдрина, чем больше проблем в мире и в Европе, тем выше вероятность создания СП. «Думаю, сама Европа будет подталкивать Украину и Россию к созданию совместного предприятия, поскольку это залог успешного транзита, беспрекословного выполнения международных законов и залог эффективности работы», — уверяет Дмитрий Выдрин.

Вы здесь:
вверх