логин:    пароль: Регистрация
Вы здесь:
  
Тяжелый опыт Владимир Золоторев - «Контракты» №51-52 Декабрь 2010г.

Что мы поняли в 2010 году.


Календарный год почти совпал с годом политическим. Новая власть, выиграв выборы, позиционировала себя как четко организованную команду, имеющую эффективный план действий, а также желание и возможности его реализовать. Прошел год, и теперь можно посмотреть, что из этого получилось как в смысле заявленных целей, так и в смысле средств. А также подумать над тем, что рассказали события 2010-го о нашем государстве и о нас самих.

Что такое «донецкие»
Партия регионов и вообще вся нынешняя властная команда не соответствует определению «донецкие». Под этим словом раньше понимался специфический «донецкий клан», затем это определение переползло на всех его сторонников и попутчиков, которые приросли к этой группировке. Самих этих попутчиков гораздо больше, чем собственно «донецких». Однако формально вся эта компания руководствуется некими общими принципами. Эти принципы таковы.
Иерархичность. Принцип «я — начальник, ты — дурак» — один из самых характерных признаков «донецких». «Принцип начальника» типичен для всех украинцев, но тут есть большая разница. Вспомним Леонида Кравчука с его непременным «так, але...». Так вот, донецкие отличаются тем, что не допускают никаких «але». Начальник есть всегда. Следствием первого принципа является чисто военная идея о том, что без начальника не бывает. Главный начальник всех украинцев — Виктор Янукович, а его начальники расположены в Москве, Вашингтоне и Брюсселе.
Жесткость. Как мы хорошо помним, донецкий регион массированно заселялся в советское время специфической рабочей силой в виде заключенных. Видимо, отсюда классовая ненависть ко всем, кто не такой, и совершенно излишняя жесткость, проявляемая при достижении цели. Все, кто находится вне понятия «свои», в принципе не существуют и их интересы не принимаются в расчет.
Распределение. Блага распределяются между участниками согласно месту в иерархии.
Универсальность. Трудно поверить, что могут существовать группы, построенные по другим принципам. Весь окружающий мир рассматривается как «другие донецкие», а разного рода декларации и поступки, не укладывающиеся в схему, считаются маскировкой и «гнилым базаром».

Чего хотели и будут хотеть
Главная идея состояла (и, по-видимому, еще состоит) в том, чтобы сделать всю Украину «донецкими». Думаю, при всем своем цинизме они действительно считали (и считают), что так будет лучше для всех. Коль скоро культурные и политические различия отрицаются и считаются «понтами», то мысль о том, что начальник должен быть один и это будет хорошо, вполне естественна. Все прочие большие и малые политэкономические группировки рассматриваются как претенденты на ту же роль и, следовательно, как непримиримые враги. Донецкие вполне объективно полагают, что с точки зрения своих принципов (а другие принципы для них просто не существуют) они лучшие среди прочих и потому должны получить полную власть.
Цель, которую нужно достичь, состоит в следующем: каждый гарантированно получает свою пайку согласно месту в иерархии в обмен на участие в иерархии и лояльность. Если человек не получает свою пайку, его претензии считаются законными. Во всех остальных случаях претензии пресекаются. Самостоятельность не просто отрицается или запрещается, она не понимается. Зачем, если вам дадут сколько положено? Споры по поводу того, сколько положено, допускаются, но принятые решения не обсуждаются. Понятно, что «пайка» — это не буквальный набор продуктов. Это набор возможностей. Ну а для самого низа иерархии это именно набор продуктов питания.
В практическом смысле намерения обеспечиваются жесткой иерархической структурой государства, контролем над конкурентами (оппозицией и ее промышленно-финансовыми группами) и сосредоточенностью на одной-двух «приоритетных отраслях», которые в состоянии наполнить бюджет для последующей раздачи «паек».
Для того чтобы получить всю эту красоту, необходимо было провести несколько мероприятий в политической и экономической областях. В политической — взять под контроль государственные структуры и оптимизировать их, в экономической — оптимизировать доходы и расходы.
В политической области донецкие начали с контроля над парламентом. Для этого, как известно, была проделана манипуляция с Конституцией, что обеспечило «законность» коалиции тушек. После чего было очевидно, что одна часть тушек перебежит в коалицию сама, а другую можно легко уговорить. По завершении мероприятия возникла жесткая связка между исполнительной и законодательной властью, фактически теперь исполнительная власть управляет законодательной.
Чтобы навязывать свою волю, нужна законность власти. Ее обеспечивает президент, который имеет мандат от большинства избирателей. Для того чтобы с президентом ничего не случилось, нужно сделать его недоступным для влияния текущего политического процесса, но, с другой стороны, необходимо обеспечить непосредственное влияние президента на этот процесс. Поэтому вторым мероприятием стала отмена политреформы. Украина осталась без Конституции, точнее, осталась с мнением «элиты» по поводу того, есть ли у нас Конституция, что именно написано в Основном законе и как это следует понимать.
В итоге исполнительная власть управляет законодательной, а президент управляет исполнительной властью, но, что крайне важно, не несет за ее действия никакой ответственности.
Построение иерархии было закончено выборами в местные органы власти. Здесь задача состояла в том, чтобы Партия регионов получила максимально возможное количество мест в этих органах. Задача была решена с присущими донецким элегантностью и изяществом.
Попутно проводились и проводятся мероприятия по максимальному ослаблению и дискредитации «оппозиции», прежде всего в лице Юлии Тимошенко. Мероприятия увенчались успехом: Тимошенко не видно и не слышно, сопротивления никто не оказывает.

Реализация экономического плана
Задача экономических действий правительства состоит в том, чтобы определить получателей «пайки», нормы «пайки», обеспечить регулярные поступления в бюджет и их перераспределение. На самом деле это огромная задача, и то, что донецкие взялись за нее, лишний раз свидетельствует о том, что они не понимают реальности, в которой живут. Задача эффективного перераспределения (а речь идет именно об этом) никем и никогда не была решена, потому что она не может быть решена. Главная проблема здесь состоит в принципиальной неопределенности будущего. Но тем, кто экономику не учил, придется это понять опытным путем.
С точки зрения тех, кто не учил экономику, нужно определиться, какие объемы расходов в состоянии потянуть государство и затем обеспечить расходы на этом уровне. Для этого была составлена «программа реформ», и к ее выполнению был подключен Международный валютный фонд. Задача МВФ — обеспечить возможность оптимизации расходов и доходов за счет кредита, который будет на время реформ помогать покрывать бюджетный дефицит.
Для обеспечения более эффективного управления в новых условиях проводится и так называемая административная реформа. Как объясняют нам ее авторы, суть мероприятия состоит в переходе на корпоративный принцип управления, что особенно должно помочь, учитывая схему «все работаем в двух отраслях и с этого живем». Отметим, что речь не идет о финансовой экономии. Сколько бы чиновников не было уволено, экономия от этого крайне незначительная. Речь идет об оптимизации управления, то есть об избавлении от лишних звеньев, которые мешают функционированию целого.
Есть еще одна задача, о которой никто не говорит и которую вряд ли вообще ставят как таковую. Но опытные бюрократы понимают, в чем дело. На самом деле реорганизация и «сокращение штатов» — одно из самых желанных состояний для бюрократов. Оно означает возможность списания не только огромных финансовых средств, но и административной и политической ответственности. Простое переименование государственного органа в бюрократическом процессе означает появление нового органа, чистого во всех смыслах как младенец.
Масштабная реорганизация, которую мы сейчас наблюдаем, означает своего рода «обнуление» государственной власти и серьезное обрубание числящихся за ней финансовых и политических хвостов.

Минимизация расходов
Принятие Налогового кодекса тоже следует рассматривать как способ минимизации государственных расходов. Кодекс не имеет большого практического значения ни в смысле налоговых ставок, ни в смысле количества налогов. Главное назначение НК состоит в увеличении полномочий контролирующих органов. Дело в том, что государство не может отказаться от огромной и все возрастающей армии репрессивных органов. Они необходимы ему для решения вышеперечисленных задач. Эти органы никогда не представляли для бюджета серьезной проблемы. Но за последнее время случилось три вещи: а) увеличилось количество проверяющих; б) уменьшилось количество работающих; в) упали доходы работающих. Теперь проверяющие представляют проблему и для официальной экономики с ее бюджетом, расходами, доходами и обещаниями «паек».
Отказаться от услуг проверяющих нельзя, на них держится государственный режим. Чтобы решить эту проблему, нужно максимально развязать руки проверяющим. Это решение неудивительно, если учесть, что ныне действующая власть никогда не имела дела с реальной экономикой, а была взрощена в социалистическом заповеднике, и потому ей трудно понять, как и почему возникает богатство. Она уверена, что запасы «подножного корма» для проверяющих неисчерпаемы.

Все будет «Донбасс»
Главный итог показателен: у донецких получается все, что они делают, но толку от этого никакого. Ведь настоящая проблема не в том, что получается или не получается, а в том, что цели и средства иллюзорны. Само мировосприятие (при всей его кажущейся приземленности и «конкретности») является наивно идеалистичным, мифологичным и оторванным от реальности.
Все, что сделали донецкие, закончится для них плохо. Местные выборы на самом деле были очередными разборками местных элит за управление потоками из Киева и в Киев и управление местной коррупцией. То, что в этих выборах довольно большая часть депутатов и мэров (кстати, гораздо меньшая, чем могла бы быть) оказалась под флагами Партии регионов, ничего не означает для самой ПР и «вертикали власти». Все эти люди решают прежде всего свои задачи и быстро разбегутся, как только запахнет жареным.
Уничтожение Тимошенко привело к тому, что врагов больше не осталось. Это означает, что вся ответственность лежит теперь на правительстве и властной партии.
Отмена Конституции тоже не может хорошо закончиться. Это бомба замедленного действия, она взорвется тогда, когда начнутся мощные разногласия внутри «донецких». Когда они будут вынуждены обратиться к легальным нормам, окажется, что их нет.
Задача кормления орды опричников тоже осталась нерешенной. Они-то, конечно, будут себя вести так, словно ничего не изменилось, но по «понятиям», которыми регулируются отношения предпринимателей и проверяющих, они сильно потеряли в авторитете.
Однако самое страшное — это Кучма-3, в которого превращается Виктор Янукович. «Усиление» президента по модели Кучмы сделало его независимым от той силы, которую он вроде бы представляет. Янукович своим вето на Налоговый кодекс показал, что будет следовать логике президентской должности, а значит, работать на собственную популярность, а не на текущие интересы своей группировки.

Итоги для остальных
С политической точки зрения уходящий год подвел черту в процессе деградации политической системы и полной потери доверия к ней. Предприниматели, вышедшие на Майдан, категорически отказывались иметь дело с любыми партиями и топовыми лидерами, и, возможно, это одна из причин того, почему они добились результата.
Предпринимательский Майдан был самым важным событием для общества. Он показал, что общественный договор существует, существуют и санкции за его нарушение, что наиболее эффективной является самоорганизация и концентрация на одном требовании. Болевой порог есть, а значит, общество скорее живо, чем мертво.
С другой стороны, если «практические люди» действовали рационально и осмысленно, то этого нельзя сказать о тех, кто должен снабжать их идеями. После прихода Януковича наша «элита» не нашла ничего лучшего, как впасть в привычное сладенькое нытье по поводу украинского языка и во всем происходящем искать руку Москвы. Критики власти по-прежнему возбуждаются при виде мерседесов начальников и любят считать их доходы и расходы. Короче говоря, «элита» выбирает то, что удобнее и привычнее, а не то, что нужно.
В итоге народ до сих пор живет иллюзией, что если заменить «этих» на «тех», то будет лучше. Люди заняты активным поиском тех, кто будет лучше. То, что в этом кастинге получают роли такие, как партия «Свобода», говорит о том, что дело обстоит плохо именно с ролями и сценариями. Актуальной задачей является смена повестки дня, а не поиск лучших исполнителей для старой. Если новая повестка дня не появится — все-таки будем жить при «Свободе».

Вы здесь:
вверх