логин:    пароль: Регистрация
Вы здесь:
  
У нас есть деньги Владимир Хомяков - «Контракты» №51-52 Декабрь 2010г.

В 2010 году — впервые с начала кризиса — потребительские затраты украинцев вырастут.


Если верить октябрьскому индексу потребительских настроений (ИПН) — 83,6*, украинцы по-прежнему настроены экономить. Но собранные Контрактами данные об обороте крупнейших потребительских рынков свидетельствуют об обратном: в уходящем году соотечественники потратят на товары и услуги как минимум на 14% больше, чем в прошлом, а в 2011-м затраты вырастут еще на 12%. Украинцы раскупают телевизоры, холодильники и микроволновки, обновляют гардероб и тратят на лекарства почти вдвое больше, чем до кризиса.
Рост расходов наших соотечественников не сопоставим с доходами. Если за десять месяцев 2010-го реальная зарплата, по данным Госкомстата, увеличилась лишь на 9–10%, то затраты росли почти в полтора раза быстрее — на 14,6%** год к году.
На самом деле противоречия здесь нет. Особенно если вспомнить, как вели себя украинские потребители в 2009 году. В самый тяжелый год кризиса производство в стране упало на 20%, средняя зарплата в долларах США снизилась на 29,6%, а потребительские затраты сократились на 43,3% год к году. Сейчас эти деньги снова возвращаются в сферу потребления, но совершенно особенным, украинским путем.
Практически все торговцы характеризуют отечественного покупателя образца 2010 года как исключительно экономного, рационального и лишенного всякой спонтанности. Украинцы покупают ноутбуки? Да, но в основном бюджетные модели и непременно в солидной комплектации. Обувь и одежда? Само собой — вот только до четверти оборота рынка, по оценкам самих операторов, приходится на распродажи, стоковые магазины и секонд-хенд, а самым большим спросом пользуются недорогие одежда и обувь отечественного производства. К примеру, у продавцов крупной бытовой техники абсолютным хитом на протяжении всего года остаются морозильные камеры — их продажи ежеквартально растут в 2–2,5 раза. Но тут тоже не обошлось без экономии: когда старого холодильника уже недостаточно, украинцы не отправляют его на свалку, а в дополнение к нему покупают морозильную камеру, в которой хранят закупаемые оптом продукты — так выходит дешевле.
В уходящем году мы выбирали самые дешевые тарифы мобильной связи, меньше ездили на автомобилях и как огня боялись кредитов, а на крупные покупки, вроде телевизора, решались лишь в том случае, если цена снижалась как минимум вдвое.
Так было не всегда. Всего лет пять тому назад потребительские предпочтения украинцев напоминали поведение папуаса в лавке с топорами и бусами: «Дайте вот это, то, еще воон то — ой, а для чего это?» Потребление в 2006–2008 гг. росло на 20–35% в год, а Украина напоминала пережившую промышленную революцию Великобританию XIX века: с прилавками, заваленными доселе невиданными товарами, и рекламистами, убеждавшими массового потребителя покупать вещи, которые раньше ему были совершенно не нужны.
В 2008-м при средней номинальной зарплате $347,97 затраты украинцев на чистое потребление составляли $176,94 (более 50%), причем без расходов на оплату жилья, образование, товары первой необходимости и т. п. В 2009-м при зарплате $244,9 затраты уменьшились до $100,9 (около 41%); в нынешнем году это соотношение было $277,10 и $116,17 (все тот же 41%). Впервые с начала кризиса растут депозиты физлиц, а объем выданных кредитов, напротив, падает второй год подряд.
Прививка кризиса вернула модель потребления к образцу 2002–2004 годов: с рациональным отношением к любым расходам, непременному откладыванию денег на черный день и крайне скептическому отношению к рекламе.
Насколько украинскому потребителю хватит этой прививки — судить сложно. С 1998 по 2003 год, в котором индекс потребительских настроений — впервые в истории независимой Украины — превысил значение 100, прошло без малого пять лет. Наверное, в нынешнем десятилетии возврат к бездумному потреблению произойдет быстрее. В конце концов, мы стали богаче: в 1998-м украинцы и мечтать не могли о $34 млрд депозитов, не говоря уже о $40–50 млрд накоплений вне банковской системы. Да и главный двигатель торговли по сравнению с концом 1990-х годов стал изощреннее: по телевидению уже вовсю рекламируют машинку для выпекания хлеба дома под девизом «Так экономнее».
Впрочем, в ближайшие год-два потребление вряд ли вернется к докризисным темпам роста — соотечественники крайне неохотно и осторожно расстаются с кровно заработанным и накопленным. Соответственно, товарооборот в 2011–2012 годах будет увеличиваться примерно вровень с ростом реальных доходов населения, то есть на 12–15% год к году. Единственное, что может изменить этот паритет, — приход в страну длинных дешевых денег, неизбежно приводящий к кредитному буму. Но ни в 2011м, ни в 2012-м этого, скорее всего, не случится.
* Индекс потребительских настроений по результатам совместного исследования GfK Ukraine и Международного центра перспективных исследований. Рассчитывается исходя из индексов текущего состояния, экономических и инфляционных ожиданий, а также ожиданий относительно динамики безработицы. Диапазон значений индекса — от 0 до 200. Значение выше 100 свидетельствует о готовности потребителей увеличивать расходы.
** 14,6% — рассчитанный Контрактами темп роста оборота 18 потребительских рынков: первичной недвижимости, легковых автомобилей, автосервиса, интернет-торговли, крепкого алкоголя, пива, нефтепродуктов, одежды и обуви, парфюмерии и косметики, мобильной связи и интернет-доступа, компьютеров, крупной бытовой техники, аудио­ и видеотехники (потребительской электроники), общепита, мобильных телефонов и лекарств. Аналогичный показатель — рост ежегодных затрат украинцев на новогодние подарки, рассчитанный компанией Deloitte, — в 2010 году составит 14,8% (см. стр. 42).

Вы здесь:
вверх