логин:    пароль: Регистрация
Вы здесь:
  
Переворот возможен Анна САЙЧЕНКО, Константин КРАВЧУК - «Контракты» №7 Февраль 2010г.

В интервью Контрактам Александр Скипальский рассказал о том, что: 1) в Украине существуют силовые органы, которые замаскированы под охранные фирмы 2) «охранники» могут захватить административные здания и банки 3) войска и спецслужбы не будут стрелять в людей по приказу бизнесменов в погонах 4) народ может осуществлять свое право на власть не только путем выборов, но и непосредственно


Возможен ли в Украине силовой сценарий разрешения напряженной ситуации, сложившейся после выборов президента?

— Безусловно, существует высокая вероятность такого развития событий. Тревога в обществе имеет под собой реальные основания. В первую очередь, это прежняя деятельность как одной, так и другой команды кандидатов в президенты. В конце 2004 года Украина уже оказывалась на грани вооруженного противостояния.

Майдан-2004 действительно был под прицелом?

— Тогда внутренним войскам, которые располагались в гарнизонах в Киевской области, по команде главнокомандующего были выданы боеприпасы. И только благодаря оперативной работе СБУ и усилиями отдельных политиков был остановлен марш-поход вооруженных солдат на Киев. Если бы не наши слаженные действия, то не исключено, что пролилась бы человеческая кровь.

Тем не менее атмосфера Майдана была мирной, а сегодня же озлобленность витает в воздухе. Обратите внимание, как прячут группы поддержки, которые формируются командами кандидатов в президенты. Сейчас самое главное — не дать вспыхнуть противостоянию.

Сколько войск готовились к захвату столицы в 2004 году?

— К вооруженному противостоянию готовились десятки тысяч человек. К окраинам Киева были стянуты бригады из Крыма, Донецка, Луганска. Там были как солдаты срочной службы, так и контрактники. Они размещались в Киевской области: в Василькове, Белой Церкви, то есть в тех городах, где есть гарнизоны, базы пребывания внутренних войск.

Во время политического кризиса весной 2007 года войска также ходили на Киев...

— Тогда это была имитация исключительно для президента Виктора Ющенко, которого «разводили» как непрофессионала. Представьте себе: идет походная колонна батальона внутренних войск, выходят два гаишника и останавливают их жезлом. Смешно... Это был спектакль для Виктора Андреевича. А он за это пораздавал звания, ордена и прочее...

Происходили ли в последние недели или месяцы перемещения внутренних войск под Киев?

— Я уже не слежу за перемещениями личного состава внутренних войск. Я независимый эксперт, аналитик, общественный деятель и считаю, что в этот раз ситуация не настолько угрожающая, как в 2004 году. Убежден, войска и силовые структуры не примут по собственному желанию ту или иную сторону. Сейчас не войска перемещаются вокруг Киева, а десятки, сотни молодчиков, которые организованы так называемыми охранными фирмами.

Они действительно представляют серьезную угрозу?

— Когда я был заместителем председателя СБУ, в мои обязанности входило изучение состояния таких охранных агентств, особенно в восточном регионе, а именно в Донецкой области, так как кое-кто из лидеров сепаратистского движения поддерживал с ними контакты. Речь шла не о простых охранных фирмах, а об организованных группировках, насчитывавших тысячи человек.

Тысячи — это сколько? Больше 10 тысяч?

— Больше. Эти люди имеют опыт службы в Вооруженных силах, работали в разных силовых структурах или спецотрядах (например, «Беркут»). Еще тогда я ставил вопрос об их деятельности, но не был услышан. Такие структуры очень опасны для государства, ведь они создаются частным хозяином, а мораль там, как правило, формируют паханы, не оставляя места для раздумий. Именно этим данная категория граждан для государства и опасна. Они должны быть в поле зрения и милиции, и СБУ. Тем не менее уже в 2007-м такие структуры пребывали вне контроля, наоборот, как правило, большинство выходцев из спецслужб их либо возглавляли, либо находились в составе, либо их курировали. Уровень влияния правоохранительных органов на ситуацию с охранными агентствами в Украине все эти годы только падал, поэтому сейчас информации о подобных формированиях еще меньше, чем раньше.

Есть вероятность того, что они будут захватывать административные или банковские учреждения, ЦИК якобы с благородными намерениями их защитить.

Есть ли у этих «охранников» оружие? Насколько распространено вообще в Украине оружие за пределами правоохранительных органов?

— Такие структуры владеют травматическим оружием. Некоторые (те, у кого есть лицензии) имеют и боевое. Думаю, в Украине на руках очень много оружия. Как только происходит заказное убийство, так пистолет и выбрасывают, а это свидетельствует о том, что оружия очень много и становится еще больше. Когда таможенник и контрабандист вступают в коррупционные связи, то сначала таможенник хотя бы формально проверяет, что именно пересекает украинскую границу, но впоследствии — измеряет только толщину конверта. А что провозится через границу: телевизоры или оружие — уже все равно. Так в Украине и множится оружие.

СБУ, милиция и военные способны остановить эти «охранные фирмы»?

— Я считаю, что не нужно драматизировать ситуацию. Наверное, силовые действия вероятны. Однако их жесткий сценарий невозможен ни в коем случае, ведь этого не допустит никто из представителей правоохранительных органов. Офицеры и военные — дети своего народа. У них настроение одинаковое с вашим. А какое оно еще может быть, если армию хронически недофинансируют, унижают и сталкивают ее подразделения друг с другом? Вы думаете, что внутренним войскам МВД хочется противостоять другим подразделениям ведомства?

Тем не менее в одном из своих интервью вы сказали, что СБУ «опасно продажная»...

— Абсолютное большинство людей — это порядочные служащие, не завязанные ни на какие схемы. Трагедия СБУ в том, что нет политической воли навести порядок с самого верха. Я не исключаю, что в случае победы того или иного кандидата такая политическая воля может появиться, однако в Украине слишком много волков, которые не хотят выращивать капусту. Однако тем, кто ее выращивает, надо объединяться.

Вы говорили, что в 2006 году вас назначили руководителем управления СБУ в Донецкой области при лоббировании Виталия Гайдука и Сергея Таруты. Практика назначения руководителей силовых структур по инициативе бизнеса распространена в Украине?

— Меня назначили при поддержке Гайдука и Таруты, а инициатором выдвижения моей кандидатуры на должность руководителя СБУ в Донецкой области был Александр Чалый (в то время заместитель главы Секретариата президента. — Прим. ред.), с которым мы вместе работали. Тогда в Донецке был нужен незаангажированный человек, поэтому Гайдук и Тарута остановили свой выбор на мне. Тем не менее я начал изучать составляющие себестоимости продукции металлургических комбинатов, так как, зная себестоимость тонны металла, можно определить реальные прибыли, налоги и так далее. Тогда меня и попросили с должности. Ведь это наибольшая тайна, которая строго оберегается в фи­нан­сово-промышленных группах.

Практика назначения руководителей силовых структур при лоббировании бизнеса довольно распространена в Украине и введена еще во времена президента Кучмы. Руководителей на местах назначают по принципу личной преданности. Хотя на самом деле руководителем в спецслужбе должен быть человек, в первую очередь профессионально подготовленный, патриотически настроенный и порядочный. И только четвертый критерий — благосклонность высшего руководства. Такой порядок приоритетов, к сожалению, не соблюдается. А пока его нет, спецслужбы никогда не будут защищать национальные интересы.

Если руководители силовых структур назначаются по принципу личной преданности, это увеличивает вероятность вооруженного противостояния?

— На этот вопрос нельзя дать однозначного ответа. С одной стороны, незаконное распоряжение, данное руководителю подразделения, ведет к тому, что он его выполняет и передает своим подчиненным. Но когда назначают, например, такого руководителя, как господин Кислинский, и он отдает распоряжения военным профессионалам, то будут ли они его слушать? Вряд ли. Во-первых, он не авторитет, во-вторых, нелегитимно назначенный. Тем более что Конституция и законодательство предусматривают, что преступные приказы не нужно выполнять. Ценность кадровой политики в том, чтобы назначались люди авторитетные, уважаемые. Когда же назначают сопляка или бизнесмена на руководящую должность, то, безусловно, его приказы никто не будет выполнять. Делить награбленное, возможно, вместе и будут, но никогда не пойдут против своего народа.

Об этом свидетельствует ваш опыт общения со средним звеном офицерского состава?

— Да. Я абсолютно убежден, что 90% действующих офицеров спецслужб, Министерства обороны и внутренних войск не будут принимать участия в разрешении конфликта в Украине. Они будут его гасить. Как только политики-провокаторы начнут раздувать вражду, они сделают все, чтобы не допустить вооруженного противостояния.

Кто наиболее коррумпирован среди всех правоохранительных органов?

— Везде есть абсолютно порядочные люди. Главное, чтобы ими не руководил коррупционер.

Осенью вы рекомендовали президенту Украины Виктору Ющенко ввести в государстве чрезвычайное положение, чтобы он смог сосредоточить всю полноту власти в своих руках и наконец вывести Украину из экономического и политического кризиса. Однако президент к вам не прислушался... Вы и сейчас считаете, что чрезвычайное положение необходимо?

— То, что сейчас происходит в государстве — не просто политическое противостояние, а не что иное, как разрушение государства. Где вы видели, чтобы за день до выборов меняли избирательное законодательство? Ведь существует золотое правило: за полгода до выборов законодательство не изменяют. Так как все изменения, которые вносят накануне выборов, — это изменения «под себя». Выходит, что главное — победа любой ценой. Этот же девиз в свое время декларировала и команда действующего президента Виктора Ющенко.

Как бы мне ни хотелось, однако другого выхода, кроме как ввести в Украине чрезвычайное положение, чтобы государство не прекратило существовать, я не вижу. Чрезвычайное положение — это возможность остановить анархию в Украине, легитимно затормозить процессы разрушения.

Кто сейчас его должен вводить?

— Его может ввести действующий президент, обратившись в парламент, или это решение инициирует Верховная Рада. В крайнем случае, кто бы ни победил на этих президентских выборах, он будет вынужден ввести чрезвычайное положение в государстве. Если этого не сделает новоизбранный гарант, то такое решение инициирует международное сообщество, чтобы навести порядок в Украине.

Но не рассматриваете ли вы третий вариант: если новый президент будет иметь поддержку в парламенте, он сформирует правительство, постоянные политические распри во власти прекратятся и ситуация в стране стабилизируется...

— Это тоже возможно, но данная модель идеальна лишь на словах. Вы рисуете совершенную геометрическую форму, но чем она наполнена? Как бы мы с вами ни хотели, тем не менее бронебойного снаряда из теста не сделаешь. Для этого необходима качественная сталь. Но кадров с нужными качествами нет ни в окружении Януковича, ни в окружении Тимошенко. Там одно тесто, если не хуже. К сожалению, еще со времен Дмитрия Табачника (глава администрации президента Украины Леонида Кучмы в 1994–1996 годах. — Прим. ред.) все высокие руководители пренебрежительно относились к кадровой политике, выискивая на ответственные должности людей, готовых подпевать им за подачку. При этом выбивали из власти основу — идеологически настроенных профес­сионалов-патриотов.

Поэтому мой прогноз пока неутешительный: кто бы ни пришел к власти, ни один из кандидатов не сможет реализовать в Украине действительно демократические принципы. Чтобы закрепиться во власти, каждый из них начнет наводить определенный порядок. Это может привести к кратковременному улучшению ситуации в бюджетной и других сферах как в центре, так и на местах. Но в долгосрочной перспективе позитива не будет. Так как я хорошо знаю окружение лидеров президентской гонки и тех, кто стоит за ними. Из этого и делаю такие неутешительные выводы.

На вашем сайте говорится о формировании определенной организации — «Гвардия победы» — из бывших военных и работников спецслужб, которые должны содействовать в наведении порядка... Что вы собираетесь делать?

— Кто, как не военные, наиболее организованы для обеспечения порядка и стабильности в стране? Мы должны мобилизоваться, чтобы выйти на площадь в определенный момент и мирно не позволить хаоса в Украине. Но для этого должна быть организована сила. Государственные учреждения и органы управления заняты противостоянием. Конституция предусматривает, что народ реализовывает свое право суверена непосредственно либо путем формирования органов центральной власти и органов местного самоуправления. Хитрые политики и политологи выбрасывают формулировку «непосредственно». А именно она означает, что народ может собраться, объявить себя «вечем» и принять решение.

Инициировать это должны общественные организации, с ними мы пытаемся координировать свои действия. Для нас важна безопасность государства, поэтому мы настаиваем, чтобы общественные организации не принимали подачек, обеспечивая поддержку одному или другому кандидату.

Сложно поверить, что организация ветеранов армии и спецслужб только будет проводить мирные митинги…

— Это реально, тем более что мы не намерены нападать на кого-либо. Привлечение военных к организации ставит целью только обеспечение порядка и дисциплины. Именно бывшим военным легче организоваться в команду, ведь они по опыту знают, что такое защищать страну и делать это профессионально.

Вышло офицерское собрание на площадь, против них политики пошлют группу охранников. И что — подставлять левую щеку? Мы можем дать отпор, так как имеем законное право на самооборону. Не мы же нападаем, а на нас.

Но поможет ли чрезвычайное положение, если не только верхушка, но и большая часть украинского общества толерантна к коррупции, о чем свидетельствуют исследования, например, Trans­pa­rency International?

— Коррупция не может просто так вырасти на ровном месте. Вспомните, как формировался коррупционный климат в Украине. Кучма и его министры осуществляли такую политику, чтобы иметь влияние на тех, кто рвался к власти, но в то же время и не оставлял бизнес. Государственные мужи не проводили четкой границы между приватизацией под контролем государства и простой раздачей госсобственности через теневые схемы. Такие манипуляции имели место — руководство страны брало бизнесменов на крючок и приручало их, создавая собственное лобби. С годами ситуация менялась, но психология тех людей, которые незаконно получили все, выродилась еще больше... Никогда не забуду, как спецслужбы вместо того, чтобы задавить зарождение коррупции и проконтролировать нормальный путь приватизации, еще в далеком 1992 году отказались сделать это. А с тех пор ситуация только ухудшалась: выросли олигархи, схватились между собой и начали делить Украину.

Есть в жизни такое правило: если ты не хочешь порядка через добро, то получишь его через зло. Госслужащие не имеют права заниматься бизнесом, прикрываясь властным институтом. Я гарантирую, дайте мне любую структуру в государстве, чтобы надо мною не было коррупционера, и через полгода она не будет заниматься коррупцией.

Вы здесь:
вверх