логин:    пароль: Регистрация
Вы здесь:
  
Возвращение золотого стандарта Владимир ЗОЛОТОРЕВ - «Контракты» №7 Февраль 2010г.

Сегодня трудно найти эксперта, политика или просто человека, который бы утверждал, что существующая финансовая система функционирует хорошо. Но так же непросто отыскать того, кто убедительно объяс­нит, что представляет собой эта система и почему она функционирует неправильно.


Мейнстримные учебники экономики, когда добираются до финансов, напоминают советские учебники политэкономии: пока речь идет о капитализме, все четко и понятно, но как только дело доходит до социализма, начинается туман.

В то же время, если покопаться в других книгах, можно прийти к интересным выводам, и в частности о том, что существующая финансовая система является не столько результатом развития общества, сколько результатом сознательных усилий правительств, совпадения интересов «групп давления» и просто роковых случайностей. Эта система не возникла, не появилась, а была создана прежде всего потому, что позволила государству безгранично расширить свой контроль.

Более того, истории создания финансовой системы каких-то двести лет, существует она меньше века, а в нынешнем ее виде (который нам представляется незыблемым и вечным) она предстала в 1971 году.

Как видим, то, что было искусственно создано, оказалось нежизнеспособным и даже вредоносным. И потому, в принципе, может быть демонтировано. Нация, которая первой решится на такой демонтаж, будет иметь неоспоримые преимущества.

Товарные деньги

Собственно, это история того, как товарные деньги усилиями государств были заменены неразменными бумажными. Товарные деньги — это то средство обмена, которое открыло человечество в ходе эволюции. Именно эти деньги служили нам несколько тысяч лет, позволяя совершать обмены, и стали основой для разделения труда и бурного экономического роста. Товарные деньги — это, как ясно из названия, товар, который выбран рынком в качестве средства обмена. Таким товаром долгое время было золото. Однако сегодня товарные деньги заменены бумажными, которые не обмениваются на драгметалл (отсюда их название — неразменные). Эта постепенная замена и стала причиной существующего финансового хаоса.

Предпосылки.

Монополия государства

Любой процесс имеет свои корни и свои предпосылки. Остановимся на основных предпосылках появления неразменных денег. Когда монеты чеканит какой-нибудь барон, он не имеет власти распространить принудительно свою продукцию и вынужден терпеть конкуренцию с другими производителями, то есть заинтересован в полновесной монете. Другое дело, когда вы король и имеете возможности законодательного воздействия на подданных, например, в виде обязанности расплачиваться между собой вашими деньгами. Государство всегда пыталось присвоить себе монополию на чеканку денег, а некоторые страны законодательно обязывали подданных расплачиваться только выпущенными этим государством деньгами. В феодальную эпоху это было непросто, зато во времена становления национальных государств денежная монополия уже рассматривалась как неотъемлемое право и важная часть национального престижа. На самом деле и тогда никаких «национальных» денег не существовало. «Фунты», «доллары» и «франки» были просто обозначением веса золота, на которое они обменивались. Фунт первоначально означал фунт серебра. Во времена классического золотого стандарта фунтом называлась четверть унции золота, а долларом — одна двадцатая, но с точки зрения обывателя «фунт обменивался на пять долларов». Это создавало иллюзию «независимости» национальных валют, которые каким-то образом обмениваются одна на другую, что стало основой последующих манипуляций с деньгами.

Предпосылки. Порча денег

Если вы король и сумели хотя бы номинально заставить своих поданных оплачивать сделки монетами вашей чеканки, первое, что вы сделаете, — займетесь фальшивомонетничеством, выдавая меньший вес за номинал и зарабатывая на разнице.

Это постоянно случалось в истории Европы. Наиболее по­учительна история динара арабской золотой монеты. В конце VII века он весил 65 гран золота. Сарацины славились честностью в денежных делах, к середине XII века динар был все еще равен 60 гранам. Но тут Испанию завоевали христианские короли, и к началу XIII века от динара осталось 14 гран. Вскоре золотая монета стала настолько легкой и мелкой, что ее пришлось заменить серебряной, которая весила 26 гран серебра. В конце концов и эту монету испортили — к середине

XVII века, когда ее вывели из обращения, от 26 гран осталось 1,5. Подобная практика (проводимая, правда, и частными банками) позже стала называться инфляцией.

Предпосылки.

Банковские расписки

Банки существуют несколько тысяч лет. Они выполняли функции хранения сбережений и финансового посредничества. В первом случае удобство клиента состояло в хранении больших объемов золота и в возможности заключать сделки через банки путем выдачи расписок, а не перевозки мешков золота с места на место. Так появились банковские расписки, представлявшие собой, по сути, складские требования на определенное количество золота. Эти расписки — банкноты — были заменителями денег, они в любой момент могли быть предъявлены для погашения в банк и, следовательно, обращались на рынке, как и деньги-золото.

Предпосылки.

Частичное резервирование

Банк, как и любой другой склад, был обязан держать в сохранности имущество вкладчиков. Кредит и хранение (депозит) считались (и были) разными функциями. Разумеется, у банкиров всегда возникал соблазн воспользоваться деньгами вкладчиков для выдачи кредитов, однако очевидно, что такая деятельность считалась незаконной, ибо имело место банальное присвоение банкиром чужой собственности. Часто банки вынуждены были использовать средства вкладчиков (не кредиторов банка, а именно вкладчиков — держателей депозитов), так как их клиентами были все те же короли и прочая знать, которые считали ниже своего достоинства платить по счетам. Это создавало двусмысленную ситуацию: те, кто должен был ловить нечестных банкиров, сами были им должны.

Предпосылки.

Центральные банки

Появление банкнот в качестве заменителей денег и полулегальная практика частичного резервирования не могли не породить идею создания государственного банка, который бы эмитировал банкноты под гарантии государства. Правительствам всегда не хватает средств, налоги являются ненадежным источником, так как при плохом правлении люди предпочитают их не платить. Такой банк должен был быть неиссякаемым источником дохода, особенно если обязать подданных платить налоги его ассигнациями. Кроме того, трудно себе представить, как такой банк может разориться, ведь он государственный. Правда, первый центральный банк — Риксбанк в Швеции — таки сумел разориться. Но идея прижилась.

Предпосылки. Общее благо,

демократия, социализм

Переход от товарных денег к неразменным был бы немыслим, если бы в головах «прогрессивных» людей не господствовала мысль о том, что «теперь» (то есть после буржуазных революций) государство может и должно служить людям на общее благо, коль скоро само оно является выразителем воли нации.

Роковые ошибки.

Запрет ссудного процента

Наша тема богата также «субъективными факторами», сыгравшими в ней роковую роль. Прежде всего, это запрет христианской церкви на ссудный процент, который она считала грехом. Разумеется, как ни запрещай кредит, он все равно будет существовать, поскольку заложен в самой природе человеческой деятельности. Тем не менее форма кредита имеет значение. Банки и их клиенты вскоре нашли способ «законно» обходить запрет церкви. Клиент давал деньги банку в кредит, но оформлял операцию как сделку хранения — депозит. В определенный момент клиент якобы приходил за своими деньгами, которых якобы не обнаруживалось у банкира. Тот якобы платил за это клиенту штраф, предусмотренный договором депозита, а на самом деле — процент по кредиту. Так повторялось на протяжении всего срока сделки ко всеобщему удовольствию.

Любопытно, что церковь давно не запрещает ссудный процент

(а если и запрещает, то никто больше не обращает на это внимания), но вот хитромудрая процедура, придуманная когда-то, регулярно производится. Почему? Этот маневр, по сути, делает законным факт присвоения банками части вкладов для выдачи их в кредит третьим лицам. Такой юридический финт позволил смешать между собой совершенно разные с правовой и экономической точки зрения сделки — депозит и кредит. Заметьте, что теперь банки платят проценты (!) по депозитам, а ваши кредиты банку называются почему-то «срочными вкладами». Впрочем, это отдельная и очень обширная тема. Отметим лишь одно: выдавая часть денег вкладчиков в виде кредита третьим лицам, банк фактически создает новые деньги из воздуха. Эти деньги позже начали называть фидуциарными средствами, то есть средствами, ликвидность которых существует до тех пор, пока им доверяют. Неудивительно, что банки так любят тайны и секретность, ведь они попросту неплатежеспособны. Это обстоятельство регулярно выяснялось в ходе «набегов на банки», когда подогретые слухами клиенты шли в массовом порядке забирать свои деньги, которых, конечно же, там не оказывалось.

Мораль

Принудительная забота

о душе ближнего своего иногда приводит к катастрофическим экономическим последствиям.

Роковые ошибки.

Отсутствие теории

Не будем забывать, что экономика — относительно молодая наука. Когда хозяйственная деятельность человека стала предметом специального научного интереса, уже существовала некая практика. В частности, в нашей теме — практика государственной монополии на деньги, полулегальная практика частичного резервирования и первые центральные банки. Все это выглядело само собой разумеющимся, и потребовалось достаточно много времени, чтобы выяснить, что без этого можно было бы и обойтись. Тем не менее забота об общем благе вынуждала лучших сынов разных отечеств навести порядок в финансовой системе — в частности, привязать государственные банкноты к золоту (мысль сама по себе весьма здравая). Роберт Пиль был автором очередного закона о Банке Англии, который привязывал выпуск государственных банкнот к золотому резерву государственного банка. Правда, теория того времени (1844 год) считала деньгами только наличность — банкноты. Позже оказалось, что депозиты тоже нужно считать. Особенно это очевидно сегодня, когда 80% всех денег — это просто записи в банковских книгах. В общем, из затеи Пиля ничего не вышло: вроде как и золотой стандарт, а все равно — инфляция и кризисы.

Мораль

Лучшее, действительно, враг хорошего. Особенно,

когда не знаешь, где что.

Роковые ошибки.

Джон Мейнард Кейнс

Этот персонаж вообще можно считать самой большой ошибкой XX века. Кейнс не был экономистом. Он не был даже удачным предпринимателем — его контора разорилась. Кейнс был попросту тусовщиком. Он был членом «философских обществ», в которых дети из хороших семей активно занимались бездельничаньем, то есть демонстрировали свое презрение к устоям общества. Как и положено тусовщику, Кейнс жил за счет того, что был «вхож». Когда он написал книгу «Общая теория занятости, процента и денег», именно «вхожесть» Кейнса привлекла к ней внимание. Объективной причиной такого влияния Кейнса были массово распространенные идеи социализма. Выражаясь словами Григория Сапова, «причина успеха Кейнса у политиков и тех, кто профессионально крутится вокруг, состоит в том, что они создали видимость того, что экономическая наука знает способы раздавать деньги, ни у кого не отнимая».

Интересно, что экономическая теория уже знала другие ответы на вопросы Кейнса. В частности, была решена проблема ценности, так беспокоившая экономистов классической школы (почему золото дороже железа, ведь железо полезнее). Правда, все это было сделано усилиями континентальных экономистов, работы которых попросту не были переведены на английский.

Фридрих фон Хайек написал Кейнсу письмо, порекомендовав тому почитать Бем-Баверка или Мизеса. Кейнс ответил, что ознакомился с этими работами, хотя позже выяснилось, что он несколько преувеличивал, так как недостаточно хорошо знал немецкий. Интересно, что Кейнс помог Хайеку, когда тот бежал от нацистов из Австрии в Англию, нашел для него работу и затем помог переправиться в США. Однако, несмотря на личную дружбу, эти два человека оставались идейными противниками. История показала правоту Хайека. Ему в конце концов удалось убедить Кейнса в том, что он был неправ. Хайек взял с него слово опубликовать открытое письмо, в котором Кейнс изложил бы свои ошибки. Однако через неделю после этого обещания Кейнс умер. В общем, мертвый Кейнс до сих пор руководит умами политического класса и стендап-экономистов, которые неуклонно заботятся о нас и нашем благосостоянии.

Мораль

Не откладывай на завтра то, что можешь сделать сегодня. Иногда так можно

спасти мир.

Хронология

Когда деньгами является золото, правительства лишены возможности раскручивать инфляцию, так как его банкноты должны обмениваться на золото по указанному номиналу (доллар — одна двадцатая унции и т. д.). Собственно, очень грубо, ограниченность запасов золота и невозможность быстрого их увеличения является мощным дисциплинирующим фактором для правительств. Кроме того, золото фактически было едиными мировыми деньгами, которые в разных странах просто назывались по- разному. Это стало основой грандиозного экономического роста, разделения труда, в том числе международного, и расцвета торговли.

Собственно, борьба с золотым стандартом — это борьба за более широкое использование национальными правительствами инфляционных инструментов — центральных банков и частичного резервирования.

Прежде всего правительства даровали центробанкам монополию на выпуск банкнот, то есть тех самых складских расписок на выдачу золота. Это привело к тому, что частные банки, которые, собственно, и выдавали эти расписки, начали хранить свои резервы в центральном банке. Золото постепенно оказалось в подвалах центробанков. Все эти процедуры были узаконены и даже предписаны банкам, которые с радостью воспользовались ими, так как центробанк был

(и всячески это подчеркивал) «банком для банков». Он снабжал их ликвидностью, когда у них возникали неизбежные при частичном резервировании проблемы. Одновременно началась практика «приостановки золотого стандарта». Наиболее серьезным ударом был выход Британии из золотого стандарта во время Первой мировой войны. Но еще хуже оказались попытки британских властей ревальвировать значительно похудевший за время войны фунт, не отказываясь при этом от инфляционной политики. Такая удивительная деятельность привела к появлению первого паллиатива золотого стандарта — золотодевизного стандарта, принятого на Генуэзской конференции 1922 года. Он означал, что классический золотой стандарт сохраняется в США. Британия гасит фунты только золотыми слитками (пригодными, очевидно, только для крупных сделок) и долларами, остальные валюты гасятся фунтами. Это было началом славного пути, подобная система несколько раз изменялась, и золота в ней оставалось все меньше.

Наиболее решительным ударом по золотому стандарту стало право американского президента «менять золотое содержание доллара», которое Рузвельт выбил у Конгресса в 1933 году. Более того, американцам запретили иметь золото в собственности (кроме украшений), фактически оно было конфисковано. Когда Рузвельт воспользовался своим правом, он породил вторую волну Великой депрессии. После неминуемого краха золотодевизного стандарта в 1931 году мир оказался в хаосе конкурирующих девальваций, валютных блоков и т. п. В дальнейшем все попытки регулировать «обменные курсы» сводились к двум вариантам: либо «свободная конкуренция» девальваций, либо фиксированные обменные курсы. Наиболее известной такой системой была Бреттон-Вудская система, в основе которой был доллар, стоивший одну тридцать пятую унции золота. На золото доллары могли меняться только по требованию центробанков стран—участников системы. «Бреттон-Вудс» просуществовал до 1968 года, а в 1971-м США отказались гасить доллары золотом.

Так за сто лет государство присвоило себе денежную систему общества, возникшую за несколько тысячелетий в результате естественной эволюции.

Вы здесь:
вверх