логин:    пароль: Регистрация
Вы здесь:
  
Едоки картофеля Надежда Гончарук - «Контракты» №8 Февраль 2010г.

Дмитрий Потапенко, руководитель небольшой IТ-фирмы, открывает багажник, на дне которого с десяток стеклянных банок тушенки и двадцать упаковок самых дешевых макарон, рядом лежат батарейки и спички. Семья предпринимателя: неработающая жена и двое маленьких детей — ожидают тяжелых времен. «Я родился и вырос в Советском Союзе.


Пища для ума

С едой тогда были трудности. Мама одновременно занимала несколько очередей за продуктами, а я, совсем маленький, вместо того чтобы играть с товарищами в футбол, томился в одной из них, — вспоминает Дмитрий Потапенко. — Не хочу, чтобы это повторилось с моими детьми».

Подобной модели потребления — экономить на всем и запасаться впрок — придерживаются более половины украинцев. Начиная с прошлого года население существенно сократило расходы на непродовольственные товары: бытовую технику и электронику, одежду и обувь, автомашины и квартиры. «Уже в I квартале 2009-го продажи непродуктовой группы упали в среднем на 50–60% год к году, оставаясь на более-менее одинаковом уровне весь 2009 год. Средний украинский потребитель в прошлом году отказался от планов обновить, например, холодильник или стиральную машину», — констатирует Андрей Пивоварский, директор инвестиционно-бан­ков­с­ко­го департамента ИК Dragon Capital.

Украинцы пытаются экономить и на еде, отказываясь от любимых деликатесов, но галопирующие цены на товары первой необходимости (сахар, сыр, мясо) не позволяют ограничивать расходы. Виталий Коба, первый замдиректора сети супермаркетов «Край», отмечает, что спрос на молочные продукты и сыры существенно упал, после того как в начале 2010-го эта товарная группа подорожала на 30–40%.

Аналитики единодушны в том, что потребители покупают меньше, но затраты на продовольствие остались прежними. По данным исследования СОЦИС, в 2009-м ежемесячные расходы средней украинской семьи составили 1450 грн, в 2008-м — 1350 грн, а годом ранее — 1000 грн.

Потребители отдают предпочтение самым экономным предложениям. «Если сыр, то самые дешевые сорта, если йогурт — самый недорогой», — рассказывает Мария Колесник, руководитель аналитического отдела консалтингового агентства «ААА». Производители подстроились под предпочтения украинцев, включив в свои линейки продукты всех ценовых сегментов. «Хорошо, что за последние месяцы у нас не подорожало мясо, потому что этот продукт необходим для рациона. И в случае повышения цен на него, как сейчас произошло с молочными продуктами, населению пришлось бы туго», — считает Мария Колесник.

Экономная Европа

Глеб Вышлинский, аналитик GfK Ukraine, вспоминает, что до кризиса европейцы и жители США выбрасывали в мусор половину приобретаемых продуктов — покупали столько, сколько съесть не могли, и товары портились.

В 2009-м жители Евросоюза были осторожны в тратах как никогда ранее. Четверо из десяти немцев, голландцев и австрийцев сегодня пытаются купить продукты подешевле (данные исследования GfK Association). «В Европе еда и до кризиса была недешевой. Но в среднем по ЕС цены на более-менее качественную одежду и обувь, не считая бутиков в центре Парижа или Милана, были ниже, чем в Украине и России. Поэтому европейцы стараются сэкономить на еде», — рассказывает Мария Колесник. Кроме того, у среднего жителя ЕС более половины ежемесячной зарплаты уходит на оплату коммунальных счетов: тарифы на свет, воду и газ в Европе намного выше, чем в Украине. Поэтому сегодня европеец ограничивает потребление, чтобы заплатить местным «жэкам». Эти выводы подтверждаются данными исследования GfK Association: около 40% британцев и 27% датчан признались в том, что экономят на электроэнергии, реже пользуются кондиционерами и отоплением.

Россияне, в отличие от европейцев, стараются не покупать новую одежду и обувь, но не ограничивают себя в питании. В Москве и Санкт-Петербурге стоимость жизни довольно высокая, но у жителей этих российских городов зарплаты до кризиса были тоже немаленькие. Сегодня их подходы к покупкам кардинально не изменились. «Они привыкли жить на широкую ногу, а поскольку не могут позволить себе тратиться на технику, автомобили и квартиры, то стараются не экономить на еде. В регионах России ситуация более пессимистичная», — замечает Мария Колесник. Схожую модель потребления выбрали украинцы. По мнению Глеба Вышлинского, ограничения соотечественников в отношении круп­ных покупок находят замещение в более мелких тратах, в частности на еду.

Французы и немцы, в отличие от украинцев, после начала кризиса стали реже ходить в кинотеатры и на концерты, в пабы и рестораны. На Западе иная культура посещения общественных мест. Известно, что средний европеец до кризиза реже питался дома и чаще завтракал, обедал и ужинал в кафе или ресторане. Эта статья расходов была довольно значительной, и даже в кризис европейцы не готовы кардинально перестроить свой стиль жизни.

Жить станет лучше, жить станет веселее…

В Украине условия проживания ухудшились, но от голода никто не умирает. «Многие украинцы имеют значительное подспорье — усадьбу в селе. Горожане часто ездят в деревню за картофелем и другими продуктами», — подчеркивает Мария Колесник. Наличие нескольких источников заработка также позволяет среднему украинцу выживать.

В целом население экономит не от крайней нужды — все свободные средства граждане конвертируют в валюту, ожидая грядущих катаклизмов. По словам Олега Соскина, директора Института трансформации общества, в январе 2010-го украинцы купили в обменных пунктах на $800 млн больше, чем продали. Соотечественники отказывают себе в новой бытовой технике и одежде, откладывая евро и доллары. Экономисты называют эту ситуацию отложенным спросом. И это трагедия для отечественной розницы. Если жители Украины будут стремиться к накоплению и дальше, ограничивая потребление, то не исключено, что уже в апреле–мае 2010-го несколько розничных сетей обанкротятся.

Вы здесь:
вверх