логин:    пароль: Регистрация
Вы здесь:
  
Запах женщины Виталий ПОРТНИКОВ - «Контракты» №9-10 Март 2010г.

Появление Юлии Ти­мо­шенко на высо­тах украинской по­ли­­ти­ки заставило всех нас обратить пристальное внимание на то, как делали карьеру женщины-по­ли­ти­ки в других странах. С кем только не сравнивали Юлию Владимировну, с кем только она не сравнивала себя!


Но секрет личностного успеха Тимошенко всегда определялся просто: на са­мом деле она не просто женщина, а «единственный мужчина» в украинском политическом бо­мон­де. Но прелесть этого «един­ст­вен­ного мужчины» — в неповторимом женском обаянии: недаром при появлении Тимо­шен­ко в телевизионном эфире ее команда старательно отсеивает дам, считая, что на них чары Юлии Владимировны могут не по­действовать.

На Западе с таким секретом успеха Тимошенко неизбежно оказалась бы в аутсайдерах. Конечно, решительность — это очень хорошее качество для любого политического деятеля. Но главной его отличительной чертой должен все же быть профессионализм. Компетентность, сопровождаемая решительностью, умение формировать сильную опытную команду — вот за что ценят политиков на Западе. И женщин в том числе.

Вне всякого сомнения, Маргарет Тэтчер была одним из самых решительных политиков своего времени и тоже «единственным мужчиной» в британской политике. Но она точно знала, что делать. А решительность помогала ей проявить характер при проведении непопулярных реформ, ставших лекарством для стагнирующей экономики ее страны. Нельзя сказать, что британцы Тэтчер любили — вовсе нет. Одни ее ненавидели, и чувство это не ослабевает по сей день. Другие с ней мирились, понимая, что она спасает государство, но любви ей это не добавляло. А вопрос женского очарования… Нельзя сказать, что Тэтчер им не пользовалась. Прилетев в Москву, вышла из самолета без шубы — несмотря на мороз, хотела продемонстрировать Михаилу Горбачеву, как элегантно выглядит. Но то был визит в экзотическую страну, где женщин все еще ценили за умение наряжаться, исподволь дискриминировали, а когда допускали в президиумы бесконечных торжественных заседаний, наряжали в знаменитую униформу — белый верх, черный низ.

Парадокс Тимошенко в том, что она все делает наоборот: продолжает «оперировать чарами» в странах, где женщина-политик — прежде всего политик, а затем уже женщина. Все эти дорогущие шубки, томные взгляды, кокетливые жесты — да, в украинских или российских условиях это все еще производит впечатление. Но западные политики, в правительствах которых зачастую половина министров — женщины, нередко недоуменно переглядываются за спиной гостьи-премьера. Если бы их подчиненные так же поражали бы воображение президентов и премьеров нарядами, сумочками и взглядами, деятельность властных структур большей части стран Евросоюза была бы просто парализована, а их руководителям пришлось бы тратить львиную долю времени на обсуждение достоинств уважаемых дам.

Так что же, женщина-политик должна лишиться очарования? Смешно! Это все равно что требовать от мужчины-политика лишиться обаяния — понятно, что в наш телевизионный век одного профессионализма мало. Но и без него не обойтись. Именно поэтому в компетентной политике ценятся прежде всего профессиональные качества лидера — женщины или мужчины. Именно поэтому соседние с нами страны смогли добиться равноправия своих граждан независимо от пола, национальности или вероисповедания. Никого больше не удивляет, что женщина становится канцлером Германии, мужчина, в котором нет ни капли французской крови, — президентом Франции, протестант — премьером католической Польши, а потом и первым поляком — председателем Европейского парламента. При этом никто этих обстоятельств их биографии и не замечает. Гражданам стран Евросоюза важно, что могут сделать Ангела Меркель, Николя Саркози или Ежи Бузек, а не то, что они отличаются полом, кровью или верой. Это и есть нормальный мир, до которого украинцам еще предстоит доплыть. Впрочем, в одном с европейцами — при любом уровне толерантности — мы все равно будем едины уже сегодня: появление интересной женщины на экране телевизора, трибуне парламента и даже в зале суда всегда будет улучшать настроение и заставлять думать не только о политике. Иначе, какие же мы мужчины?

Вы здесь:
вверх