логин:    пароль: Регистрация
Вы здесь:
  
Стартап, внимание, марш! Надежда ГОНЧАРУК - «Контракты» №23 Июнь 2011г.

Почему в Украине нет стартапов уровня Яндекс и Google


В конце мая Яндекс вышел на NASDAQ (одна из крупнейших фондовых бирж США, торгующая ценными бумагами высокотехнологичных компаний), выручив за 16,2% акций $1,3 млрд. Ажиотаж вокруг российского поисковика позволил менеджменту компании повысить цену акции до $25, хотя изначальная цена составляла $20–22. Капитализация компании на $1–2 млрд превысила прогнозы, увеличившись до $8 млрд. Основатель и гендиректор Яндекса Аркадий Волож заработал $101 млн, технический директор Илья Сегалович — $20,45 млн. Успех IPO российского поисковика позволил аналитикам сравнить размещение акций Яндекса со знаменательным событием 2004 года. Семь лет назад Google продал акции на NASDAQ на $1,67 млрд.

Сравнивать IPO двух поисковиков в чем­то неправильно. Во-первых, в 2004-м покупательная способность доллара была намного выше. Во-вторых, Сергей Брин и Ларри Пейдж могли бы получить больше денег за акции, но из-за нестандартного подхода к размещению (через регистрацию на сайте) и проведения сомнительных эмиссий цена бумаг увеличилась всего на 18%. В-третьих, Google был первым.

Тем не менее выход Яндекса на такую серьезную площадку доказал то, что в России, помимо сырьевых ресурсов, есть качественные высокотехнологичные компании.

Превысивший прогнозы рост цен на акции компании Воложа и Сегаловича дал повод лишний раз заговорить о существовании ценового пузыря на интернет-рынке. До россиян его активно надували менеджмент соцсети Facebook, микроблога Twitter, американского разработчика онлайн-игр Zynga, китайского поисковика Baidu, российского интернет-холдинга Mail.ru Group, которые выходили на биржу, инвестировали в интернет-проекты, порождали слухи о продаже по завышенной стоимости. В общем, набивали цену себе и другим компаниям. Буквально за неделю до россиян соцсеть LinkedIn также провела IPO. Компания увеличила капитализацию вдвое, превысив ценовой диапазон на треть с $32–35 до $42–45 за бумагу. Да и недавняя сделка Microsoft (корпорация купила убыточную компанию Skype за $8,5 млрд) лишний раз подтверждает то, что рынок перегрет.

Умные деньги

Несмотря на ценовые пузыри, интересно другое: почему в Украине стартапов такого уровня нет.

Более десяти лет назад в нашей стране был создан собственный поисковик — meta.ua, поначалу разместившийся на серверах Харьковского политеха. В 2006-м портал ежемесячно посещали 1,5 млн пользователей, meta.ua обрабатывал более 6 млн запросов в месяц, годовой оборот компании ЗАО «Мета» составлял около $1 млн, а на ее долю приходилось 17% украинского рынка интернет-рекламы. После выхода Яндекса в 2004-м и Google в 2007-м конкуренция в Уанете ужесточилась. Фактически оба иностранных поисковика поделили украинский рынок интернет-рекламы, оставив крохи пирога meta.ua. Однако владелец инвестиционного фонда SigmaBleyzer, предприниматель из Харькова Майкл Блейзер (эмигрировавший в США в середине 1970-х) в 2007 году продает 51% акций ЗАО «Мета» россиянам. Покупателями выступили компания Digital Sky Technologies (DST) и инвестгруппа «Русские фонды». По различным оценкам, сумма сделки составила около $5 млн, а весь поисковик оценен в $10 млн. Сейчас meta.ua по объему среднедневной доли занимает 6% Уанета, данные InMind за апрель 2011-го. «У meta.ua были ошибки, связанные больше с позиционированием, чем с построением бизнеса. Пока Яндекс и Google делили украинский рынок, у meta.ua просто не хватило ресурсов, чтобы с ними конкурировать», — объясняет Денис Довгополый, директор компании BayView Innovations, основатель и президент инкубатора GrowthUP, партнер венчурного фонда TA Venture.

Отсутствие в Украине раскрученных сайтов, достойных размещения на NASDAQ, вовсе не свидетельствует о том, что у нас нет своих Цукербергов и Бринов с уникальными идеями и мозгами. Например, Макс Левчин, один из основателей системы электронных платежей PayPal (продана eBay в 2002-м за $2,2 млрд), — эмигрант из Украины, уехавший в начале 1990-х с родителями на ПМЖ в США.

Давно известно, что в Восточной Европе Украина является страной-лидером по объему рынка аутсорсинга. Более 18 тыс. отечественных специалистов, выпускников технических вузов, пишут программы на заказ, создав рынок с годовым оборотом в $1 млрд, данные Ассоциации «Информационные технологии Украины». «В Украине появлялось немало компаний с оригинальными технологиями. Но нашим людям сейчас не хватает опыта построения стартапов, хотя интересных идей у них много. Я каждый год слушаю презентации 300–500 украинских интернет-компаний с разными бизнес-планами, идеями, сервисами и т. д. Среди них встречаются очень перспективные», — рассказывает Денис Довгополый.

Однако создать свой уникальный инновационный продукт, как оказалось, нашим IT-специалистам не под силу. Конечно, есть приятные исключения. Например, созданный украинцами сервис Viewdle по распознаванию лиц через поиск по видеофайлам в интернете. Его сооснователем был Егор Анчишкин, который сейчас развивает сервис Kabanchi.com. А разработка технологии велась группой ученых из Института кибернетики под руководством профессора Михаила Шлезингера. В 2006-м стартап получил финансирование в размере $1,5 млн от американца украинского происхождения Юрия Фраймана и других инвесторов. В прошлом году компания привлекла инвестицию в $10 млн от Best Buy, Blackberry Partners Fund и Qualcomm. Viewdle победил в конкурсе CTIA Emerging Technology Awards 2011 в категории «Социальные сети/Контент/Развлечения» и в свое время завоевал множество престижных наград.

Другой украинский проект, известный на международной арене, — InvisibleCRM, одним из совладельцев которого является Влад Воскресенский. Компания занимается созданием программ по автоматической переброске данных из рабочих пользовательских программ в CRM-систему. На старте проект развивался на собственные средства, составившие $300–400 тыс. В 2006-м компания привлекла в общей сложности $1,5 млн за счет инвестиций от крупнейших западных венчурных фондов Martinson Trigon Venture Partners и ABRT.

Эти истории успеха, несомненно, воодушевляют. Но есть одно «но»: украинскими проектами их уже можно назвать с большой натяжкой, потому что штаб-квартиры компаний расположены за пределами нашей страны. Хотя разработка продуктов по-прежнему ведется в Украине. Похожая судьба постигает практически все более-менее интересные отечественные стартапы. «В Украине на самом деле огромное количество успешных IT-компаний. Но по каким-то причинам большинство из них предпочитает позиционировать себя как иностранные проекты, — рассказывает Дмитрий Шоломко, директор Google в Украине. — Я могу привести довольно много примеров, когда такие компании содержат формальные офисы в США, Великобритании или Германии. Стартап с украинскими корнями даже вышел на торги на Лондонской фондовой бирже, хотя считается, что эта компания из Великобритании». «Можно и в Украине развивать большую компанию, ориентированную на мировой рынок, но это очень тяжело. Чтобы понимать потребителя и угадывать его желания, надо быть ближе к нему в прямом смысле слова. Поэтому наши ребята уезжают в Россию, Европу или США», — аргументирует Денис Довгополый.

Почему нет

В Украине отсутствует культура венчурного инвестирования. Большинство потенциальных инвесторов просто не хотят работать с проектами, доходность которых ниже 30%. «В Центральной и Восточной Европе нет недостатка в талантливых разработчиках и предпринимателях, но инвестиций в их стартапы поразительно мало. Это впечатление у меня сложилось после посещения конференции на IDCEE-2010 в Киеве. Один из иностранных предпринимателей мне рассказал, что здешние инвесторы хотят приобрести автомобиль по цене $1000 и продать его на следующий день за $1100. Они не заинтересованы в долгосрочных инвестициях», — делится впечатлением иностранный журналист Мартин Бриант на thenextweb.com.

«В прошлом году в США венчурные инвесторы потратили около $27 млрд, в Европе — $5 млрд, в России — $400–500 млн, в Украине — пока $20 млн», — подтверждает соучредитель и управляющий директор инвестиционного фонда TA Venture Виктория Тигипко. По словам Дениса Довгополого, в Украине работают всего пять фондов, которые можно причислить к категории венчурных. Речь идет о портфельном вложении в высокорисковые активы с технологической составляющей.

Но основная причина неразвитости украинского рынка заключается в его немасштабности: всего 45 млн населения и низкое проникновение интернета. Кроме того, главный заработок большинства стартапов — реклама в интернете — по оборотам составляет 280 млн грн, данные Всеукраинской рекламной коалиции по итогам 2010 года. Для сравнения: в России количество интернет-пользователей — 60 млн человек при населении в 143 млн, а объем рынка интернет-рекламы — 26,7 млрд руб., или $960 млн. «В Украине даже самая успешная интернет-компания не может стоить сотни миллионов долларов — самые крупные сделки по стартапам измеряются в десятках миллионов. Но это скорее исключение. В рядовых транзакциях речь идет о суммах от сотни тысяч долларов до одного миллиона», — констатирует Денис Довгополый.

Относительно маленький рынок не позволяет нашим предпринимателям создавать действительно новаторские продукты. Всегда легче, да и безопаснее использовать известную и раскрученную бизнес-идею, которая приносит прибыль. Вот почему большинство украинских стартапов — клоны популярных зарубежных сайтов, хотя и ориентированы на внутренний рынок. Но они проигрывают иностранным прототипам. Впрочем, россиян факт клонирования не слишком смущает, стоит только посмотреть на успешную работу соцсети «ВКонтакте» по аналогу Facebook. «Не надо все стартапы считать копиями раскрученных сайтов, среди них есть и вполне оригинальные проекты. Впрочем, идей у человечества вообще не так уж много, а подхватить идею в интернете и вовсе несложно. Добавьте к этому, что ее практическое воплощение очень часто зависит от наличия инфраструктуры, зрелости местного рынка. Вот и получается, что необходимые условия для реализации проекта в Украине часто появляются позже, чем на Западе или даже в России», — объясняет Сергей Петренко, гендиректор «Яндекс.Украина».

Однако пессимистично относиться к Украине как к кузнице стартапов не стоит. Андрей Терехов, директор департамента стратегических технологий «Майкрософт Украина», рассказал Контрактам о том, что аутсорсинговая модель рынка не позволяет нашим IT-специалистам создавать инновационные продукты. «Совмещать в рамках одной компании аутсорсинговые услуги и разработку продуктов очень трудно. Поэтому перспективнее работать над созданием условий для появления и развития новых стартапов, которые будут производить собственные продукты. Если потенциальный новый продукт появляется внутри аутсорсинговой компании, необходимо оформить его в виде самостоятельной компании (так называемый spin-off). Только таким образом украинские IT-компании в перспективе смогут стать конкурентоспособными на глобальном рынке», — подчеркивал он.

Кроме того, украинские стартапы выходят и собираются выходить на биржу. Правда, не уровня NASDAQ, а скромнее, по типу Лондонской или Варшавской площадок. «IPO украинской технологической компании возможно. Но успешность и значимость размещения зависит от масштабности проекта. Ориентация на украинский рынок не может обеспечить большого охвата. Поэтому украинским интернет-предпринимателям, строящим подобные планы, могу посоветовать активнее изучать и использовать экспортные возможности», — говорит Дмитрий Шоломко. Денис Довгополый сомневается в том, что украинский стартап сможет выйти на NASDAQ. «У нас нет внутреннего рынка, который смог бы обеспечить нашему проекту капитализацию даже в сотни миллионов долларов, — замечает он. — Но на альтернативных площадках (New Connect, AIM) отечественные компании или проекты с украинскими корнями уже размещались — проводили IPO на площадке в Лондоне. Сейчас готовится несколько размещений на Варшавской фондовой бирже. Однако речь идет о привлечении инвестиций в сотни тысяч и миллионы долларов, никак не миллиардов».

В общем, есть надежда на то, что уже в скором времени украинские IT-специалисты накопят достаточно опыта и средств, чтобы создавать инновационные высокотехнологичные продукты, а не сдавать в аренду интеллект западным компаниям либо плодить клоны иностранных сайтов.

Вы здесь:
вверх