логин:    пароль: Регистрация
Вы здесь:
  
«Польові дослідження української еліти» Дмитрий ФИОНИК - «Контракты» №24-25 Июнь 2011г.

Большинство украинцев (63,4%) считают, что события в стране развиваются «в неправильном направлении». Почти половина граждан (48,7%) говорят о том, что в Украине происходят политические репрессии. Таковы данные последних исследований Центра Разумкова. А вот свежие результаты соцопроса компании GfK Ukraine: около 60% населения опасаются, что инвестиции, направленные на проведение Евро­2012, будут разворованы.


Иными словами, украинцы считают свою власть сборищем бандитов. Конечно, для трактовки этих данных можно подобрать и более корректные формулировки, но сути это не изменит. Кстати, отношение международных организаций к украинской власти совпадает с мнением населения. Об этом свидетельствуют мировые рейтинги всего чего угодно (от свободы слова до свободы предпринимательской деятельности), в которых Украина традиционно соседствует с африканскими государствами. Последний тревожный звоночек: международная правозащитная организация Freedom House заявила о снижении уровня демократии в Украине. Ее правозащитники выражают обеспокоенность тем, что такие структуры, как СБУ, используются для политической вендетты.

Тем не менее, если бы выборы в парламент состоялись сегодня, то, по данным Центра Разумкова, максимальное количество мест получила бы Партия регионов. За регионалов проголосовали бы 16,5% респондентов (это 22,7% тех, кто вообще намерен придти на выборы). За БЮТ — 13,4%, за Фронт Перемен — 7%, за Сильную Украину — 5,3%. Кроме того, шанс преодолеть 3%-ный барьер есть у ВО «Свобода», Компартии и партии «Удар».

Парадокс: украинцы видят, что ими правят, мягко говоря, не лучшие люди общества, но при этом продолжают за них голосовать. Со стороны такое поведение может показаться разрушительным и иррациональным. Но мы то знаем, что всегда выбираем меньшее, на наш взгляд, из двух зол. Что же нам мешает выбрать добро? Отсутствие оного в политике. Так уж исторически сложилось, что отечественный политический класс рекрутировался не из лучших представителей нации. Если раньше он состоял в основном из уроженцев села, сделавших в свое время партийную карьеру, то теперь им на смену пришли крутые парни с промышленных окраин, состоявшиеся в лихие 1990-е. И мы выбираем из них депутатов и президентов…

Вечная проблема украинцев — проблема элиты. В свое время план Геббельса по уничтожению поляков как нации предполагал истребление элиты, а именно трех прослоек населения: аристократии, духовенства и интеллигенции. По мнению кровавого практика Геббельса, эти три прослойки и есть костяк нации. У нас же родовой аристократии почти не было, духовенство составляло и составляет ничтожный процент, а вот что касается интеллигенции… Ее немного, но она есть. Не рвется к власти и почти не входит в элиту (если под таковой понимать группу лиц, принимающих судьбоносные решения).

Почему так сложилось? Ответ — в биографиях XX века. Мой дедушка, закончивший еще при царе духовную семинарию и три курса Киевского университета (продолжить образование помешала революция), работал школьным завучем. Когда ему предложили вступить в партию и стать директором, он отказался. В разговоре с бабушкой он объяснил свою позицию так: «Галя, мне нельзя высовываться, меня расстреляют». Не высовываться — это была основа жизненной стратегии советской интеллигенции, залог выживания. Большинство интеллигентов той поры могли бы повторить вслед за Евгением Шварцем: «Я прожил жизнь свою неправо, уклончиво, едва дыша…».

Страх постепенно уходит из нашей жизни. На смену жесткой формуле «не высовываться» приходят такие стереотипы, как «политика — грязное дело», «порядочному человеку там не место»… Но есть надежда, что постепенно интеллигенция выйдет наконец из своей внутренней эмиграции и займет то место, которое до сих пор занимают люди без комплексов (вроде Поплавского — в культуре) в политике и в общественной жизни. Выздоровление общества — это вопрос времени. Правда, ситуация, когда половина населения считает, что в стране опять политические репрессии, — не лучшие условия для выздоровления.

Вы здесь:
вверх