логин:    пароль: Регистрация
Вы здесь:
  
Безтранзитное будущее Елена СТРУК - «Контракты» №24-25 Июнь 2011г.

Через несколько лет в украинской ГТС газа едва хватит на поддержание системы в рабочем состоянии


Еще три месяца назад глава Газпрома Алексей Миллер уверял, что запуск нового газопровода «Северный поток» (Nord Stream) в обход территории Украины никак не отразится на объемах транзита голубого топлива через украинскую ГТС. Российская сторона не раз делала акцент на том, что новые магистрали прокладываются Газпромом под будущий рост потребления газа в Европе. На деле оказалось, что уже первая ветка трубопровода «Северный поток» лишит Украину пятой части транзитного голубого топлива. Дальше — хуже.

Стройки века

ЕС больше не будет страдать от конфликтов РФ со странами-транзитерами, в первую очередь c Украиной. Это первый аргумент, который помог России пролоббировать проект «Северный поток» в Европе. Второй — более низкие цены на энергоноситель. Уже к концу июня строительство первой ветки газопровода «Северный поток» из России в Германию по дну Балтийского моря завершится. Газ в Европу по магистрали мощностью в 27 млрд куб. м может пойти в IV квартале 2011-го, в результате чего украинская ГТС потеряет около 20 млрд куб. м голубого топлива.

«По моим прогнозам, в долгосрочной перспективе Украина сохранит положение ведущей транзитной страны Европы, но с введением в эксплуатацию Северного потока объемы транспортировки топлива сократятся с нынешних 100 млрд куб. м до 80 млрд к 2013 году. Ежегодные доходы от транзита снизятся на $700 млн, хотя возможно, что за счет пересмотра транзитной ставки и платы за хранение газа в ПХГ потери будут компенсированы», — предполагает ведущий эксперт энергетических программ Центра Разумкова Владимир Омельченко.

Впрочем, есть и менее оптимистичные оценки. После выхода Северного потока на полную мощность (55 млрд куб. м), что должно произойти уже в следующем году, объемы транзита через территорию Украины, по оценке генерального директора East European Gas Analysis Михаила Корчемкина, сократятся примерно на 40 млрд куб. м в год и составят около 55 млрд куб. м. «По условиям договора с участниками проекта «Северный поток» Газпром обязан полностью загрузить новый газопровод. Объемы газа для загрузки в России есть, но они не нужны Европе. Поэтому Газпром вынужден перевести часть старых контрактов на новый маршрут», — объясняет эксперт.

Оставшийся газ из украинской трубы заберет еще один обходной газопровод — «Южный поток» (South Stream), который, как предполагается, пройдет по Черному морю из России в Болгарию, а затем — в Сербию, Венгрию, Словению, Австрию и Северную Италию. Время «Ч» для Украины наступит в 2015 году, когда Газпром планирует запустить новую магистраль. Северный и Южный потоки полностью покроют нынешние потребности РФ в доставке газа в Европу при условии, что они будут построены вовремя и с заявленными параметрами (Северный поток рассчитан на прокачку 55 млрд куб. м в год, Южный — на 63 млрд куб. м). На полную мощность Южный поток заработает к 2018 году. По оценке Алексея Миллера, одну треть газа по трубопроводу будут поставлять по новым контрактам, а две трети придутся на «старый» газ. Украина и Беларусь будут вынуждены конкурировать за небольшие объемы транзита. При этом предпочтение Россия, вероятнее всего, отдаст Беларуси, учитывая, что 50% Белтрансгаза уже принадлежит Газпрому. А в конце мая российский премьер Владимир Путин заявил, что покупка еще 50% акций компании может состояться в ближайшее время. В случае реализации проекта «Южный поток» транзит через Украину, по мнению заместителя директора НТЦ «Психея» Геннадия Рябцева, сократится до 25 млрд куб. м газа, минимально необходимых для поддержания ГТС в рабочем состоянии.

Избыточные способности

Нынешняя мощность всех трубопроводов (включая украинскую ГТС) по доставке Газпромом голубого топлива в Европу достигает 200 млрд куб. м. Если к ним добавить Северный и Южный потоки, то пропускная способность магистралей возрастет до 318 млрд куб. м в год. «Излишки экспортных мощностей в сумме составят 120–150 млрд куб. м в год. Для сравнения: в 2008 году объем транзита через Украину в Европу достиг 117 млрд куб. м, в 2010-м — 95 млрд куб. м», — отмечает Михаил Корчемкин. Уже сейчас наблюдается избыток мощностей в размере 40 млрд куб. м.

Действительно, Россия никогда не экспортировала в Европу более 160 млрд куб. м газа. К примеру, в 2010-м объемы поставок составили 139 млрд куб. м. В РФ рассчитывают на наращивание потребления голубого топлива в Европе в ближайшие десять лет на 200 млрд куб. м. Впрочем, существуют разные прогнозы. Например, специалисты немецкой компании E.ON Ruhrgas считают, что прирост потребления будет вдвое меньшим. С 2009 по 2020 год потребности европейского рынка в импортном газе вырастут на 112 млрд куб. м, причем 66 млрд куб. м из них обеспечат поставки сжиженного природного газа (СПГ).

«Естественно, Россия заинтересована в завышенных прогнозах. Но к ним нельзя относиться серьезно. Да, в Европе увеличится потребление импортных энергоносителей. Если сейчас импортный газ в структуре потребления составляет 65–70%, то к 2030 году его доля возрастет до 90%. Но наращивание импорта будет происходить в основном за счет СПГ. Потребление же российского газа может возрасти на 10–20%. Для России проекты новых газопроводов — скорее политический инструмент для решения геополитических задач по восстановлению ее влияния, которое было до развала СССР», — говорит Владимир Омельченко. Так или иначе, чтобы окупить инвестиции в мегастройки (а это EUR8 млрд для Северного потока и EUR15,5 млрд для Южного), России придется полностью заполнить новые магистрали топливом, поэтому при необходимости Газпром все же заберет газ из украинской ГТС.

Пока Россия серьезно настроена на реализацию проекта «Южный поток». «Строительство Южного потока нацелено не только на снижение зависимости Газпрома от Украины как транзитера. Другая задача проекта — свести к минимуму шансы на реализацию европейского проекта «Набукко», который предполагает поставку среднеазиатского газа странам ЕС в обход России. По­этому не исключено, что строительство Южного потока начнется, даже если Россия получит контроль над украинской ГТС», — отмечает аналитик компании «Ренессанс Капитал» Виталий Шушковский. РФ слишком заинтересована в сохранении за собой европейского рынка, особенно если учесть, что Газпром за последние шесть лет потеснили поставщики газа, в частности из Норвегии и Катара.

«Россия сейчас предпринимает различные действия, чтобы Южный поток поддержали в Европе. РФ ведет переговоры с ЕС, обещает потенциальным участникам ценовые преференции», — рассказывает Владимир Омельченко. Недавно в Брюсселе состоялась презентация проекта «Южный поток», на которой Россия еще раз напомнила, что в 2009 году из-за конфликта с Украиной поставки газа в Европу были прекращены на 20 дней. Еврокомиссар по энергетике Гюнтер Эттингер пообещал, что ЕС «не будет чинить никакие бюрократические препоны и неоправданные ограничения» для газопровода. Хотя и намекнул, что Южный поток — не основной приоритет ЕС, имея в виду Набукко. Евросоюз добивается прямых контактов с добытчиками газа из Каспийского региона путем поставок энергоносителя по новым маршрутам и газопроводам. Интересно, что презентация российско-итальянского проекта (сейчас участниками Южного потока на паритетной основе являются Газпром и итальянская Eni) прошла как раз накануне подписания участниками меморандума о взаимопонимании, необходимого для привлечения средств на реализацию проекта газопровода «Набукко».

Пока будущее обоих трубопроводов выглядит призрачным. Начало строительства Набукко недавно было отложено на 2013 год, а начало поставок — на 2017-й из-за отсутствия сырьевой базы газопровода. Южный поток все еще не смог получить разрешение Турции на прокладывание трубы по дну Черного моря в экономической зоне страны.

«В Европе нет единой энергетической стратегии как таковой. Каждая страна сама за себя. Одни государства поддерживают Южный поток, другие — Набукко. Поэтому реализация того или иного проекта будет определяться лишь наличием денег», — полагает Геннадий Рябцев.

Без транзита

По мнению эксперта, Украина прошла точку невозврата, и после строительства Южного потока страна потеряет свою роль энерготранзитного государства. При таком развитии событий убытки НАК «Нафтогаз України» могут возрасти в несколько раз (в 2010 году они составили 21,4 млрд грн, сейчас дефицит финансового плана компании оценивается в 10 млрд грн). Ведь потери от реализации импортного газа непромышленным покупателям в Украине компания хотя бы частично могла перекрывать за счет доходов от транзита. Сейчас прокачка каждого миллиарда кубометров газа, по оценке аналитика ИК Dragon Capital Дениса Саквы, приносит НАКу $34 млн.

Если транзитный источник исчезнет, то дополнительная финансовая нагрузка полностью ляжет на бюджет. Напомним, накануне переговоров между премьерами России и Украины Нафтогаз попросил выделить из бюджета 20,5 млрд грн на компенсацию разницы между ценами на газ и тарифами на тепловую энергию. При постепенном снижении доходов от транспортировки газа правительству будет все сложнее решать проблему дефицита финансовых ресурсов НАКа, который Кабмин уже к 2012 году амбициозно планирует свести к нулю. «Восполнить потери Нафтогаз смог бы приведением внутренних тарифов на газ для населения и теплокоммунэнерго к экономически обоснованному уровню», — полагает Денис Саква.

По словам аналитика BG Capital Виталия Ваврищука, прямой краткосрочный эффект от остановки газотранспортных мощностей на реальную экономику не будет ощутимым — вклад транзитного трубопроводного транспорта в общую добавленную стоимость оценочно составляет около 0,5%. Однако в среднесрочной перспективе влияние будет более значительным, ведь негативные последствия ощутят и смежные сектора, например, машиностроители, производящие оборудование для газотранспортного сектора. В целом в 2010 году трубопроводы принесли Украине более $3 млрд экспортной выручки (около 2,5% ВВП), поэтому резкое снижение транзита газа крайне негативно отразится на текущем счете платежного баланса Украины.

Сведение к минимуму транзитных доходов, по словам директора Центра социально-экономических исследований «CASE Украина» Дмитрия Боярчука, окажет еще и дополнительное давление на национальную валюту. «Даже потери валютной выручки в $1 млрд в год — это большая сумма. Конечно, само по себе это экономику не завалит, но создаст дополнительные проблемы», — признает эксперт. Остается надеяться, что Европа будет активно отказываться от ядерной энергетики в пользу газа, что увеличит его потребление.

Цены на энергоносители — гораздо больший фактор риска для украинской экономики. «Сейчас рост цен на газ частично компенсируется сокращением объемов импорта по сравнению с докризисным периодом. В перспективе трех-четырех лет рост стоимости голубого топлива будет одной из основных причин увеличения дефицита текущего счета до 4,0–4,5% ВВП. Для сравнения: в этом году дефицит текущего счета составит 2,5–3,0% ВВП», — отмечает Виталий Ваврищук.

Вы здесь:
вверх