логин:    пароль: Регистрация
Вы здесь:
  
Призрак тоталитаризма Дмитрий СИМОНОВ - «Контракты» №39 Сентябрь 2011г.

Александр Майборода считает, что, несмотря на кризис и разочарование украинцев, тоталитарным силам пока сложно найти широкую поддержку среди населения


Заместитель директора по научной работе Института политических и этнонациональных исследований им. И. Ф. Кураса НАН Украины, доктор исторических наук Александр Майборода в интервью Контрактам рассказал о том, что: неспособность элит к самоограничению может содействовать возникновению в Украине тоталитарных движений; тоталитарным движениям препятствуют всеобъемлющая коррумпированность украинцев и слабое чувство национального достоинства; украинские политики слишком корыстны, чтобы возглавить тоталитарные движения.

Существуют ли сегодня в Украине предпосылки для распространения тоталитарных идеологий?

— Утверждение и победа политических партий с такого рода идеологиями не может объясняться какой-то одной причиной — необходимо совпадение ряда факторов. Чтобы проанализировать современную ситуацию в Украине, следует посмотреть на опыт итальянского фашизма, большевизма и национал-социализма — есть ли что-то общее с ситуациями, в которых эти родственные тоталитарные движения победили. Во-первых, все политические партии, исповедовавшие тоталитарные идеологии, пришли к власти в период кризисов. Украина находится в хроническом кризисном состоянии и в этом отношении является благоприятным полигоном для возрождения тоталитарного политического режима. Второй фактор — разочарование населения в либеральных идеях, в демократии, в своей элите и рыночной экономике, с которой эту элиту связывают. Разочарование может привести к классовой ненависти к элите. Как следствие, население может отдать предпочтение политическим силам, предлагающим альтернативный путь — тотальной консолидации всех ресурсов страны в руках государства, как это было и в нацистской Германии, и в СССР. И мы видим признаки такого разочарования в нашем обществе. Согласно социологическим исследованиям, у нас стабильно большой процент граждан верят, что несколько сильных руководителей смогут сделать для страны значительно больше, чем все политические партии вместе взятые. Особенно опасно, что такие настроения присутствуют среди молодежи — многие из них считают, что было бы хорошо вернуться к системе советских времен. Этакая ностальгия по невиданному. Это не означает преимущество советского образа жизни перед нынешним. Просто сегодняшняя экономика и политика разочаровывают молодежь в ее личных социальных ожиданиях. У молодых людей теряется чувство перспективы. Как раз в такой ситуации возможен резкий перелом сознания — то, что Хосе Ортега-и-Гассет называл «восстанием масс», так как сознание восстает против существующей реальности и ищет альтернативный путь.

Есть ли в Украине потенциальные лидеры, которые могли бы возглавить тоталитарные партии?

— Наличие таких лидеров является одной из важных предпосылок для установления тоталитаризма. Как правило, такие лидеры соответствуют следующим критериям. Во-первых, это люди фанатичного характера. Во-вторых, что очень важно, по своей психологии они не стремятся к личному обогащению. Ибо только так они могут подать пример альтруистской самоотдачи своих сил ради достижения общей коллективной цели даже в ущерб личным интересам. Такими были большевики «ленинской гвардии», кстати, и Сталин тоже, а также нацистские лидеры, фашисты Италии и лидеры фашизоидных режимов, например, испанский диктатор Франко. Скажем прямо: у нас пока таких лидеров нет. Если мы посмотрим на всех наших лидеров, даже из первой волны Народного Руха Украины, то все они оказались людьми, о которых можно сказать, что «слаб человек, а лукавый силен».

К каким идеям или ценностям могут апеллировать представители тоталитарных идеологий для завоевания симпатий населения Украины?

— Здесь снова следует обратиться к истории. В Германии нацистские лидеры взывали к национальному чувству, к национальному достоинству. Такое возможно в том случае, когда население в основном моноэтничное. В Украине этот мотив вряд ли сработает. Ведь, во-первых, наша страна полиэтничная. Но что важнее — граждане должны иметь национальное достоинство, к которому можно апеллировать. Чувство национального достоинства в украинцах слабо выражено. Соотечественники больше привыкли приспосабливаться, чем пытаются адаптировать внешний мир к себе. Наиболее показательно это проявляется в вопросах языка. Сохранение основного этнического признака сегодня мало беспокоит простого украинца. Возможно, это не ключевой момент, но он о многом говорит. Следующее препятствие для группирования сограждан вокруг радикальных идеологий связано с тотальной коррупцией. Ведь когда мы говорим о коррупции власти, то следует помнить, что власть просто на высоком уровне дублирует то поведение, которое широко распространено на низших уровнях. Другими словами, нельзя думать, что народ весь честный, а неизвестно откуда взялась эта коррумпированная власть. А это означает, что такое население очень тяжело мобилизовать, зажечь его национальным альтруизмом и заставить работать ради национального блага.

Кто может стать «общим врагом», против которого сплотятся украинцы?

Идея ревизии результатов приватизации может сплотить население против олигархов

— Для Сталина таким врагом был буржуазный мир. Гитлер также объединял людей против западного буржуазного мира, пронизанного, по его мнению, еврейским духом наживы и стяжательства, а итальянцы вслед за немцами нашли врагов в лице тех, кто унизил их страну в Первой мировой войне. В Украине сформировать подобные мифы очень нелегко. Евреев стало меньше, то есть глупо выставлять их силой, способной вредить славянскому большинству страны. Такие попытки делались, но увлекли только кучку отчаянных юдофобов и на этом практически прекратились. Мобилизовать сограждан против русских глупо, поскольку русские в Украине мало чем отличаются от украинцев. Кроме того, у нас очень много биэтноров — людей, которые считают себя одновременно и украинцами, и русскими и, таким образом, выступают некой «зоной межэтнического взаимопроникновения». Добавлю: для того чтобы мобилизовать людей вокруг тоталитарной политической силы, она должна предложить какой-то перспективный план действий. У нас же ни одна политическая сила вообще никакой программы не дает — она приходит к власти и живет одним днем. А те политсилы, которые могут быть отнесены к радикальным, тем более не предлагают никакого плана. Они в основном критикуют власть и режим. Тем не менее все же существуют другие идеи, вокруг которых могут сплотиться радикальные движения, — это борьба против олигархов. И сам олигархический режим дает стимулы для этого. Если бы сегодня нашлась политическая сила, которая призвала бы провести аудит результатов приватизации, то, по моему мнению, она получила бы широкую поддержку среди населения. Поэтому формирование или неформирование условий для возникновения радикальных движений зависит от способности элиты к самоограничению. Ведь человек создан таким, что его раздражает чужая чрезмерная роскошь, особенно в условиях кризиса.

Могут ли тоталитарные идеологии сегодня быть использованы в качестве политтехнологий?

— Власти выгодно подкармливать такие силы и вместе с тем держать их на поводке, по крайней мере, по двум причинам. Во-первых, так она может понять, какой сегмент общества податлив на такие идеи и может прельститься ими. Во-вторых, власть, которая провозглашает либеральные демократические лозунги, выглядит значительно привлекательнее на фоне подобных сил. Однако иногда бывает так, что собака, которая была на поводке, срывается и кусает хозяина. В этом отношении подобные политтехнологии очень опасны. Есть ли в Украине поддержка фашизоидных сил со стороны крупного бизнеса? Прямых свидетельств нет и никто их не даст. Но нетрудно догадаться, что те политические силы, которые сейчас являются потенциальными носителями тоталитарности, должны за какие-то средства жить и, разумеется, не за счет членских взносов.

Можно ли считать партию «Свобода» подобного рода технологией?

— «Свобода» в определенной мере несет в себе признаки потенциального тоталитаризма, но у нее пока нет ярко выраженной тоталитарной программы. Их риторика построена на критике власти и апелляции к национальным чувствам. В последнем можно увидеть попытку этнической мобилизации по нацистскому образцу, но пока это ярко не выражено.

В Украине есть группировки радикальной направленности наподобие скинхедов? Какова их природа и представляют ли они угрозу для общества, в частности террористическую?

— Подобные ксенофобские группировки всегда были и есть в любом обществе. Они могут проявляться хулиганским и даже преступным поведением. В определенной мере это надо воспринимать как данность, с которой надо вести борьбу. Часто поведение таких людей — это форма самовыражения в тех ситуациях, когда нет другой формы самовыражения, кроме агрессии. Вероятность того, что они прибегнут к террору идеологического характера, очень невелика, поскольку, как правило, они неидеологические. Можно сказать, что их идеология заключается в вызывающем поведении. Главная их опасность в том, что безнаказанность пренебрежительного отношения к обществу, нормам морали, этики порождает атмосферу неуважения к закону. А когда такое поведение становится массовым, общество превращается в толпу. Инстинкты заставляют человека делать в стаде то, что сам бы он никогда не сделал. Кроме того, ксенофобские группировки могут быть использованы кем-то в качестве ударной силы. В этом смысле тоталитарные движения могут рассматривать такие группировки в качестве своей потенциальной «базы поддержки», но не более. Главной своей социальной базой такие движения видят обездоленные массы.

Фото Светланы СКРЯБИНОЙ

Вы здесь:
вверх