логин:    пароль: Регистрация
Вы здесь:
  
Игры патриотов Дмитрий СИМОНОВ - «Контракты» №39 Сентябрь 2011г.

Алексей Гарань считает, что власть использует тоталитарные идеологии для провоцирования напряженности в стране


Профессор НаУКМА, научный директор Школы политической аналитики Алексей Гарань рассказал Контрактам о том, что: Украине не угрожает тоталитаризм, но грозит авторитаризм; власть может быть заинтересована в прохождении партии «Свобода» в ВР; нерешенные проблемы крымских татар способны породить террор.

Есть ли в Украине условия для возникновения тоталитарного режима, например, национал-социалистического характера?

— Вероятность в нашей стране тоталитарного режима крайне низкая. Тоталитаризм подразумевает полный контроль государства, как этот происходит, например, в Северной Корее. В мире таких режимов немного. Китай, хотя в значительной степени и остается тоталитарным, но все сложнее и сложнее вписывается в эту модель. Если мы возьмем Иран, как пример исламского фундаментализма, то и там есть оппозиция и пресса, которые критикуют власть. Для установления тоталитаризма необходимы особые условия, которых в Украине нет.

Если говорить конкретно о национал-социализме, то это идеология, которая существовала в гитлеровской Германии и ее не следует смешивать, как это часто ошибочно делают, с фашизмом, являющимся все же менее радикальной идеологией по сравнению с нацизмом (в западной политологии это разграничение всегда проводится). Поэтому разговор о тоталитаризме уводит нас в сторону от основных опасностей. А основная опасность для Украины — это авторитарный режим, наподобие того, что можно видеть в России или Беларуси. Тоталитарные идеологии в Украине есть и представлены как правыми, так и левыми (впрочем, они существуют практически во всех странах). Но эти идеологии не имеют особой поддержки в обществе. В то же время они могут быть использованы и используются для провоцирования напряженности в стране. Это подтверждают и события 9 мая во Львове, и провокации откровенно экстремистских организаций в Крыму против крымских татар.

Какие политические силы несут наибольшую угрозу?

— С одной стороны, есть классические левые, исповедующие тоталитарные идеологии. Теоретически, такой силой является Компартия, которая опирается на марксизм-ленинизм. Но в действительности она играет по правилам системы, поэтому особой угрозы не представляет. Есть и откровенно шовинистические, пророссийские организации наподобие одесской «Родины». С другой стороны, есть украинские крайние националистические организации. «Свобода», несомненно, праворадикальная организация. Но говорить, что это фашистская организация, по крайней мере, с академической точки зрения некорректно. Хотя там есть разные направления и разные тенденции, поэтому она может эволюционировать как в сторону умеренности, так и в сторону большей радикальности. Сегодня в «Свободе» появились такие люди, как Юрий Михальчишин, который, как мне кажется, радикальнее Олега Тягнибока, или та же Ирина Фарион. Другие крайние националистические организации не многочисленны, но тем не менее могут использоваться и используются для провокаций, в том числе и властью.

О «Свободе» часто говорят, что она продукт политтехнологий. Насколько это справедливо?

— Об этом говорят не только в Киеве, но и во Львове. Я думаю, во Львове много людей, которые понимают опасность «Свободы». И опасность как раз в том, что действия этой политсилы могут быть использованы для раскола страны и подыгрывания власти. Но сказать о «Свободе», что это просто политтехнология, какой была, например, УНА-УНСО с Дмитрием Корчинским, — нельзя, потому что поддержка этой партии обусловлена определенной социальной базой. В обществе есть множество реальных проблем, например, недостойное положение украинцев в своем же государстве, на которых «Свобода» очень хорошо играет.

От чего будет зависеть направление эволюции этой политической силы?

— «Свобода» возникла как социал-национальная партия. В принципе, она изначально могла стать организацией фашистского плана, но она немного дрейфовала в правоконсервативную сторону, хотя и остается праворадикальной. Дальнейшая ее эволюция зависит в том числе и от планов властей по отношению к этой политсиле. До сих пор представители крайних идеологий не проходили в Верхов­ную Раду, за исключением разве что Натальи Витренко, которая была очень выгодна власти. «Свобода» сегодня имеет шансы преодолеть проходной барьер. Часто бывает так, что когда радикальная структура оказывается в парламенте, то со временем она начинает играть по правилам системы. Думаю, сейчас на Банковой решают, пускать «Свободу» в Раду или нет. Но решающим в росте поддержки партии было колоссальное разочарование «помаранчевого» электората действиями своих лидеров. Сожалеющая масса людей должна была куда-то переориентироваться. Часть электората перешла к Арсению Яценюку, а другая — к «Свободе». Я считаю, что ее дальнейшая эволюция будет зависеть от того, будет ли в национальном движении сильное умеренное и эффективное крыло, которым когда-то был Рух, а потом Наша Украина. Если такой силы не будет или ей не будут доверять, то тогда возможна радикализация и шарахание электората в сторону «Свободы».

Можно ли говорить об угрозе терроризма со стороны внутренних радикальных политических сил?

— Такую возможность исключить нельзя. Сейчас позиция Партии регионов, учитывая противостояние с Россией, стала несколько более сбалансированной. А вот если мы вспомним 2010 год или первую половину 2011-го, то тогда игнорирование, пренебрежение и уничижающие действия по отношению к гражданам могли спровоцировать какие-то проявления насильственных действий. И сейчас иногда создается впечатление, что многие действия власти направлены на провокацию конфликтов. Я имею в виду упомянутые события 9 мая и Дня независимости. Также потенциальную террористическую угрозу несет проблема крымских татар. Сегодня в движении крымских татар доминирует умеренное крыло, поэтому оно является мирным. Но если власть не пойдет на решение их проблем — в первую очередь земельной, то возможно усиление влияния внешних сил и, как следствие, радикализация движения крымских татар. Но ответственность за это лежит прежде всего на центре, на правящей силе, а не на внешних силах.

Фото Светланы Скрябиной

Вы здесь:
вверх